Проекты

Основные разделы сайта

Проблемы развития частного предпринимательства и рынка капитала в экономике Беларуси

Проблемы развития частного предпринимательства и рынка капитала  в экономике Беларуси

Усоский В.Н., д.э.н., проректор по научно-исследовательской работе Института предпринимательской деятельности, руководитель Центра экономических исследований, г. Минск


Исследуется сущность капитала и частного предпринимательства в рыночной экономике. Показано различие функциональных форм проявления капитала и частного предпринимательства в различных типах рыночных систем. Проводится сравнительный анализ функциональных возможностей капитала и частного предпринимательства в бывших социалистических странах и слаборазвитых странах «третьего мира» в процессе их рыночной трансформации. Исследована роль и место малого и среднего частного бизнеса в экономике Беларуси, низкая степень превращения активов в капитал.  Показана актуальность формирования и развития институтов частного капитала при  проведении рыночных реформ в экономике Беларуси.

 

1.Теоретико-методологические проблемы трансформации экономических систем бывших социалистических стран и слаборазвитых стран «третьего мира» в рыночную экономику.

 

Анализируя особенности экономического развития стран Латинской Америки, аргентинский экономист Рауль Пребиш для более адекватного описания его сущностных характеристик, ввел понятие «периферийный капитализм». По его мнению, тенденции и закономерности развития экономик стран «периферийного капитализма» существенно отличаются от тенденций и закономерностей развития экономических систем стран «капитализма центра», который включает в себя экономические системы Западной Европы и Северной Америки. Последователи Рауля Пребиша расширили применение термина «периферийный капитализм» на экономические системы бывших социалистических стран и слаборазвитых стран «третьего мира».

 

В ходе своих исследований Рауль Пребиш пришел к принципиальному выводу о необходимости создания экономической теории «периферийного капитализма» ввиду того, что доминирующая в западном мире неоклассическая экономическая теория не применима к анализу экономики стран «третьего мира». Работая директором Центрального банка Аргентины в период Великой Депрессии, потрясшей мировую экономику в 30-х годах ХХ века, и, борясь с кризисными явлениями в аргентинской экономике, он отметил: «Напичканный всевозможными теориями, я не мог понять, что происходит с аргентинской экономикой. И позднее, когда мне пришлось работать в условиях этой действительности со времен Великой Депрессии, у меня не было никакого ориентира. Более того, я часто испытывал ощущение, что то, чему меня учили, не только не помогает осмыслению этой действительности, но и мешает изучать ее. Так я пришел к выводу, что ни теория циклов в промышленных странах, ни меры, предпринимаемые для сглаживания колебаний и смягчения последствий цикла, ничего не дают периферии, экспортирующей сырье и отсталой в промышленном отношении [1, с.36].

 

Теоретико-методологические выводы Рауля Пребиша очень актуальны для анализа проблем трансформации экономических систем бывших социалистические страны в рынок. Для научного исследования трансформируемой в рынок экономики значительный интерес представляет теоретическое положение Рауля Пребиша о том, что рыночные механизмы, действующие в экономических системах «периферийного капитализма», не могут обеспечить эффективное распределение ресурсов. Экономики стран «периферийного капитализма» испытывают постоянный недостаток капитала, доходы значительных слоев населения являются низкими, рыночная экономика непрерывно воспроизводит «излишнюю» рабочую силу, не способную найти себе применение на рынке труда. Это позволяет «занижать» уровень заработной платы на рынке и обеспечивает избранным «привилегированным предпринимателям», которые обладают крупным капиталом, получение «излишка» дохода на неконкурентном рынке.

 

Важным в понимании проблем «периферийного капитализма» являются  также теоретико-методологические положения перуанского экономиста Эрнандо де Сото, который считает, что в период рыночных реформ страны «третьего мира» неизбежно проходят стадию меркантилизма, которая господствовала в Европе в ХVIХ вв. [2, с.248]. Основой экономической системы меркантилизма является процесс перманентного перераспределения через механизмы государственной власти монопольных прав и привилегий в интересах избранных социальных групп общества. Неконкурентные рынки периферийного капитализма тем и отличаются от системы конкурентных рынков зрелого капитализма, что они по природе своей не инновационны, а предприниматели обладают низкой склонностью к накоплению, высокой склонностью к потреблению и неразвитыми технологическими предпочтениями. «Конкуренция может быть настолько слабой, а ее сигналы - такими беспорядочными, что адаптация экономических агентов будет происходить очень медленно или в неправильном направлении, и результаты конкуренции, предусматриваемые классической эволюционной теорией, не будут проявляться в течение очень долгого времени» [3, с.22].

 

Труды выдающихся латиноамериканских экономистов, глубоко исследовавших экономические системы стран «третьего мира» чрезвычайно важны для создания адекватной экономической теории, нацеленной на объяснение правильности путей и методов трансформации переходной экономики Беларуси в систему конкурентного рынка, способного повышать эффективность использования ограниченных ресурсов.

 

 

2.Рынок и социальная структура общества.

 

Карл Поланьи на фактах экономической истории Европы доказал, что построение рынка - это процесс направляемого государством изменения общества и его социальной структуры. Рынок не является чисто экономическим механизмом согласования спроса и предложения на ресурсы, как предполагают сторонники концепции pure economics. Мы разделяем трактовку предмета политической экономии, выдвинутую Г. Касселем: «…Хозяйство постоянно имеет своей основой более или менее широко развитую социальную организацию; поэтому предметом учения о хозяйстве в сущности всегда служат явления социальные. Для того, чтобы это особенно отчетливо подчеркнуть, следовало бы нашу науку назвать «социальной экономией» [4, с. 19-20]. Стерильная, узко экономическая трактовка рынка неправомерно сужает сферу анализа, игнорируя глубинную область экономической реальности, тем самым, приводя теорию к неверным выводам, а практику к ложным действиям. Рынок функционирует в сложно организованной институциональной среде и является всего лишь социально-экономической подсистемой более широкой общественной системы. Чистых экономических отношений, оторванных от других социальных отношений, не существует. В реальной жизни они тесно переплетены между собой и представляют нерасторжимое единство. Рауль Пребиш отмечал в данной связи: «Важно знать, какова социальная структура, что стоит за рынком» [1, с.23].

 

 

3.Проблемы реформирования экономик бывших социалистических стран в рамках модели «рыночного социализма».

 

Опыт реформирования экономики социалистических стран в рамках концепции рыночного социализма неопровержимо свидетельствует о том, что ликвидация системы директивного конкретно-адресного централизованного управления и освобождение горизонтальных отношений между производителем и потребителем от прямого принудительного государственного воздействия – это только первый шаг по созданию основ рынка. Государство может перераспределять ресурсы нерыночными методами, косвенно воздействуя на поведение фирм через ценовые, финансово-бюджетные и денежно-кредитные институты, но при этом бывшая плановая экономика не превращается в конкурентный рынок. Здесь продолжают работать прямые принудительные механизмы перераспределения натуральных ресурсов, рыночный порядок взаимодействия субъектов деформируется государственным вмешательством в экономику, а спрос и предложение субъектов рынка не формируют рыночные цены на ресурсы. Государство изменяет только формы и инструменты воздействия на экономику, создавая неэффективные структуры неконкурентного рынка, так как государственные предприятия в отличие от частных продолжают работать в рамках системы мягких бюджетных ограничений. Через эту систему государство продолжает косвенно контролировать поведение частных субъектов экономики, деформируя рыночные механизмы. Частные собственники не могут расширять свое присутствие в экономике, не способны поглощать активы государственных предприятий. Частная собственность не занимает доминирующего положения в экономике, продолжая оставаться недоступной широким массам людей. Подобная форма «рыночного реформирования» характерна для экономики Беларуси (1991-2006 гг.). Вердикт, выносимый наукой половинчатым экономическим реформам, проводимым государством однозначен: происходит имитация рыночной трансформация экономики, формируются неэффективные структуры неконкурентного рынка.

 

Янош Корнаи, проанализировав двадцатилетний опыт реформирования экономики Венгрии, в 1989 г . писал: «…я не единственный, кто сыт по горло всеми этими псевдореформами. Мы уже достаточно постарались, чтобы получить множество подделок. Государственное предприятие изображает поведение фирмы, максимизирующей прибыль. Бюрократическая политика, «перестраивающая» структуру промышленности, имитирует конкуренцию. Служба контроля цен имитирует рыночное определение цен. Этот список завершают имитации акционерных компаний, рынка капитала, товарной биржи. Все вместе это составляет венгерскую Уолл-Стрит, только вылепленную из глины! Западный гость, приехавший на пару недель, скажем, от Международного банка реконструкции и развития (МБРР) или Международного валютного фонда (МВФ), может быть зачарован этим зрелищем: гости любят все, что напоминает свою страну. Человек с Запада, прогуливаясь по Будапешту, обрадуется, увидев вывеску Макдональдса, просто потому, что она вызовет у него знакомый вкус гамбургера. Точно так же ему доставит удовольствие один вид знакомых банков, акционерных компаний или биржи. Ему и невдомек, что эти банки, акционерные компании и фондовая биржа просто фальшивки. То, что здесь происходит, – это своего рода игра в «монополию», где игроками выступают не дети с игрушечными деньгами, а взрослые чиновники, которые рискуют реальными государственными средствами» [5, с.44-45].

 

 

4.Свойства частного капитала. Необходимость формирования рынка капитала в трансформационной экономике.

 

Альтернативой системе неконкурентного рынка является конкурентная рыночная экономика, где ключевую роль играет рынок капитала. Что такое рынок капитала и почему он жизненно необходим для создания конкурентной рыночной экономики и развития частного предпринимательства? Перуанский экономист Эрнандо де Сото в своей книге «Загадка капитала. Почему капитализм торжествует на Западе и терпит поражение во всем остальном мире» пишет: «…главным препятствием на пути к капиталистическому процветанию является неспособность бедных районов мира создавать капитал. … Это кровеносная система капитализма, фундамент прогресса и то единственное, что граждане бедных стран не умеют производить для самих себя» [6, с.17]. По мнению Эрнандо де Сото, загадка капитала состоит в потенциальной энергии активов, находящихся в частной собственности, создавать прибыль. Конкурентная рыночная экономика обладает скрытыми от глаз механизмами порождения капитала. Уникальные качества частной собственности дают плодотворные результаты в плане роста экономической эффективности активов, которые превращаются в капитал. Эрнандо де Сото отмечает шесть эффектов частного капитала: 1) фиксация экономического потенциала активов; 2) интеграция разрозненной информации; 3) ответственность собственников; 4) повышение ликвидности активов; 5) развитие общественных связей; 6) паспортизация сделок.            

 

Страны «третьего мира» страдают серьезной болезнью «недокапитализации» экономики, так как права частной собственности на активы (в том числе на землю) у большинства граждан не оформлены надлежащим правовым образом, обязательства и долги не зафиксированы, а действенная юридическая инфраструктура исполнения контрактов отсутствует. Поэтому значительные активы не могут быть втянуты в систему рыночных отношений, правами частной собственности и эффективной юридической защитой в полной мере владеет лишь привилегированный слой крупных собственников, который оказывает сильное лоббирующее воздействие на политику государства в своих интересах. В странах «третьего мира» фактически функционирует «система правового апартеида» [6, с.215], препятствующая созданию эффективной рыночной экономики, способной повышать конкурентные преимущества страны. Фернан Бродель отмечал действие эффекта «стеклянного колпака» [6, с.73], который отделял капитал крупных частных собственников от большей части остальной экономики, где экономические преимущества рынка капитала используются в незначительной мере. Таким образом, уродливая система неконкурентного рынка вместе со специфической статусной иерархией социальной структуры общества создают большой по размерам сектор «черной нелегальной» экономики и бедность основной массы населения слаборазвитой страны.

 

Несмотря на бедность стран «третьего мира», их население накопило значительные размеры активов, которые не являются капиталом и в сложившейся ситуации исключены из экономического развития. Значительный фактический материал и собственные исследования привели Эрнандо де Сото к выводу о том, что «.. большинство беднейших стран Азии, Африки и Латинской Америки уже обладают ресурсами и активами, необходимыми для процветания капитализма. Даже в самых бедных странах у бедняков есть сбережения. И объем этих сбережений грандиозен – в 40 раз больше, чем вся сумма иностранной помощи, предоставленной миру после 1945 г . В Египте, например, накопленные бедняками богатства в 55 раз превышают сумму прямых иностранных инвестиций, включая расходы на строительство Суэцкого канала и Асуанской плотины. На Гаити, в беднейшей стране Латинской Америки, суммарные активы бедняков более чем в 150 раз превышают сумму иностранных инвестиций, полученных после 1804 г ., когда страна освободилась от французского колониального владычества. Если бы Соединенные Штаты решили довести бюджет иностранной помощи до рекомендуемого ООН уровня – 0,7 % от национального дохода, - богатейшей стране мира понадобилось бы более 150 лет, чтобы закачать в беднейшие страны мира ресурсы, которыми те уже обладают» [6, с.17-18].

 

Омертвленные активы, не являющиеся капиталом, нельзя закладывать в банке для получения кредита, страховать в страховых кампаниях от рисков, эмитировать под них долговые обязательства на рынок капитала, переучитывать их в банке, а также переуступать капитальные активы на долговом рынке в счет сделанных ранее долгов. Омертвление капитала не позволяет давать правильные информационные сигналы агентам рынка, все это не способствует расширению рынков, наращиванию объемов продаж и получению прибыли. В итоге закономерным является то, что «только 25 из 200 стран мира производят капитал в достаточном количестве, чтобы получать полную выгоду от участия в мировой системе разделения труда» [6, с.211]. Анализ Эрнандо де Сото тенденций развития бедных развивающихся стран мира привел его к выводу о том, что создаваемые в них государством социально-экономические условия не могут порождать воспроизводство юридически легального капитала ввиду непоследовательно рыночной ориентации государства и сложившихся в обществе традиций.

 

В экономике любой развивающейся страны существует значительная по размерам доля «теневой» экономики, субъекты которой оперируют большим по величине, но неликвидным капиталом, с которым нельзя осуществлять залоговые операции под получение кредита, а также проводить другие финансовые операции (страхование, поручительства, гарантии и т.д.). При сложившихся условиях социально-экономического развития стран «третьего мира» «вытащить» неликвидный капитал из «тени» и провести массовое вовлечение бедных слоев населения в формально-юридические отношения легального сектора экономики, включив нелегальный сектор экономики в систему рынков капитала, не представляется возможным. С горечью Эрнандо де Сото констатирует, что «.. правительства развивающихся стран на протяжении уже 180 лет пытаются сделать свои системы собственности доступными для бедняков» [6, с.155].

 

«Сегодня различие между развитыми странами и остальным миром в значительной части сводится к тому, что в первых легальная собственность открыта для каждого, а у всех других общество разделено на классы – на тех, кто в состоянии легально зафиксировать свои права собственности и создавать капитал, и на тех, кто лишен подобной возможности» [6, с.214-215]. В странах «третьего мира» создается системный эффект отчуждения капитала от плодотворного использования его подавляющей частью граждан общества, что неизбежно порождает массовую бедность. У правительств стран «третьего мира» чаще всего недостает политической воли для целенаправленного формирования в долгосрочном периоде времени институтов частной собственности, которые бы успешно интегрировали бедных граждан страны в рыночную экономику, делая для них доступными результаты растущей эффективности рынка. Здесь можно привести историческую аналогию с политикой меркантилизма XV-XVIII вв. в Европе. «Несмотря на всю свою склонность к коммерциализации, меркантилизм никогда не покушался на святость тех устоев, которые оберегали два основных элемента производства – землю и труд, - от превращения в объекты купли-продажи» [7, с.12]. Социально-экономические границы, налагаемые правительствами на развитие рынка труда, земли и капитала, ставят заслон на рост эффективности экономики.

 

 

5.Способы конструктивного рыночного реформирования трансформируемой экономики.

 

Геоэкономический размах глобальной трансформации в странах «третьего мира» в последние 40 лет неумолим и неудержим. Глобальную трансформацию отставших в своем развитии стран с помощью значительных неконструктивных усилий можно «задержать» на некоторое время, однако остановить ее не смог никто. В целях конструктивного разрешения противоречий ущербного развития государство должно создавать условия, при которых стало бы возможно развернуть капитал лицом ко всему обществу для создания среднего класса, являющегося основой массового капитализма (popular capitalism). Развитые страны мира в XIX-XXвв., создав систему надлежащего оформления прав частной собственности, сформировали социальную структуру среднего класса и экономическую систему превращения активов в частный капитал, порождающий прибыль. «Именно в тот период Запад пересек демаркационную линию и вступил на территорию полноценного капитализма, превратившегося из закрытого клуба для избранных в основу массовой культуры» [6, с.22]. Наиболее полно проблемы включения широких слоев населения в легальную структуру экономики были конструктивно разрешены в США в период ее территориальной экспансии XIX в., что совпало со становлением капиталистической экономики. Североамериканские переселенцы, осваивавшие новые захватываемые ими земли, фактически проводили их незаконный захват, что часто входило в противоречие с законами государства. В этот не простой для США период истории, власти и граждане смогли найти сбалансированный компромисс, учитывающий интересы всех сторон. «Включив в себя многие из внелегальных установлений поселенцев, государственный закон легитимировал самого себя, став законом для большинства населения Соединенных Штатов, а не только для незначительной верхушки этого населения» [6, с.151]. Эффективное решение проблем интеграции громадного большинства граждан в рыночную экономику заложило конструктивную тенденцию развития конкурентного рынка. Так был сформирован средний класс. «В превращении Соединенных Штатов в самую мощную и самую обильную капиталами рыночную экономику мира центральную роль сыграли признание законности внелегальных прав собственности, их интеграция в общенациональную систему частной собственности. Как подчеркивает Гордон Вуд, в тот период «в обществе и в культуре происходило нечто чрезвычайно важное, высвобождающее стремления и энергию рядовых американцев так, как никогда прежде» [6, с.151]. Итоговый результат превысил все мыслимые ожидания. США превратилась в экономическую супердержаву мира.

 

 

6.Условия и ограничения развития экономики Беларуси.

 

Несмотря на многие очевидные достижения по формированию рыночных механизмов в 1991-2006 гг., процесс рыночной трансформации экономики Беларуси сопровождается значительным числом сложнейших проблем. Невысокая эффективность реформ в нашей стране во многом объясняется тем, что государство вводит рыночные институты сверху, не опираясь на низовой слой частного бизнеса. «Рыночные» реформы, проводимые в Беларуси, не способствуют воспроизводству малого и среднего бизнеса, они стимулируют деятельность огосударствленных предприятий, поддерживая рост крупного номенклатурного капитала. В экономике Беларуси неразвита экономическая среда для функционирования малого бизнеса. На 1.07.2004 г. было зарегистировано 26,7 тыс. малых предприятий, что составляло всего 2,7 малые фирмы на 1000 жителей страны [8, с.201]. На малых предприятиях занято почти 315 тыс. человек, что составляет около 8 % работающих в экономике страны. С учетом индивидуальных предпринимателей и нанимаемых ими работников численность занятых в сфере малого бизнеса составляет 15-18 % занятых в экономике [8, с.202]. Доля малого бизнеса составляет всего лишь 6-8 % в ВВП страны. Для сравнения отметим, что малый бизнес в Чехии создает 40 % ВВП, в Польше – 50 % ВВП [8, с.201]. В то же время доля ВВП,  распределяемого через бюджет  и внебюджетные фонды на середину 2004 г . составляет 45,2 % ВВП [8, с.203]. Данные цифры объективно отражают неблагоприятные условия развития бизнеса в стране. По оценке МФК для того, чтобы начать небольшой бизнес гражданину Беларуси необходимо 10000-13000 USD. Ему необходимо также потратить не менее полугода для оформления всех необходимых для легализации бизнеса документов [8, с.207].

 

На данном этапе в экономике Беларуси нелегальный рынок растет, как сорная трава, неся естественные потери от неразрешимых институциональных проблем. Государство проводит рыночные реформы не потому, что это вызывается внутренней необходимостью элиты, находящейся у власти, а потому, что его вынуждает к этому жесткое давление внешних обстоятельств. Реальные стратегические цели государства направлены на поддержку сектора огосударствленых предприятий, а также привилегированных слоев номенклатурного предпринимательства, патронируемого государством. Обе поддерживаемые государством структуры ориентированы на поиск и присвоение рентного дохода, а не производительное использование факторов производства. Очевидной тенденцией является активное противодействие правящих элит формированию частного предпринимательского слоя в экономике. Особенно жестко пресекается развитие малого и среднего бизнеса. Данные обстоятельства ведут к поддержанию условий для функционирования неконкурентного рынка, административно контролируемого государством. В социальной сфере происходит консервация сложившейся при социализме социальной структуры общества при активном противодействии формированию структур гражданского общества.

 

Характерной чертой экономики Беларуси является значительное распространение в ней бедности. Бедными считаются малообеспеченные семьи со среднедушевыми доходами ниже прожиточного минимума. Уровень бедности в экономике Беларуси составлял по официальной статистике в 1995 г . - 38,4%, в 1999 г . - 46,7%, в 2000 г . – 41,9 %, в 2001 г . – 28,9 %, в 2002 г . – 30,5 %  в 2003 г . – 27,1% [8, с.23, 117]. В 2003 г . ниже черты бедности (бюджета прожиточного минимума) проживало в сельской местности 28,9 % домашних хозяйств, а в городах – 19,8 % [8, с.117]. Несмотря на то, что экономический рост снижает уровень бедности в обществе, бедным является каждый четвертый человек в стране. Государство борется с бедностью, однако в основном перераспределительными методами. Одним из способов повышения уровня жизни бедных в условиях экономического роста является контроль над уровнем заработной платы Минимальная заработная плата по сравнению с бюджетом прожиточного минимума в 2001 г . составляла только 13%, в 2003 г . – 42 %, в 2004 г . – 76 % [8, с.97]. Государство контролирует цены на социально-значимые товары (квартплата, энергия и т.д.). Создана система перекрестного субсидирования предприятиями нефинансового сектора расходов на энергию, потребляемую розничными потребителями.

 

Правительство и Национальный банк вынуждает коммерческие банки осуществлять квазибюджетное финансирование, тем самым прямо влияя на поддержание высокого уровня инфляции в стране. В результате система государственного бюджета отличается высоким уровнем налогообложения для фирм и банков, а также нерациональной структурой расходов. В экономике создана неэффективная система внеэкономического перераспределения денежных и натуральных потоков, нацеленная государством на борьбу с бедностью. Внеэкономический перераспределительный механизм, ориентированный на борьбу с бедностью, закономерно приводит к сплошному неадресному субсидированию всех подряд. Примерами являются субсидирование через цены, финансирование Национальным банком Беларуси дефицита государственного бюджета через покупку ГКО и ГДО.

 

 

7.Условия формирования институтов частной собственности, превращающих активы в капитал.

 

Ключевой задачей государства при трансформации экономики является детальное изучение и документирование условий функционирования собственности всех слоев, включая малоимущих, формирование условий для легализации и надежной защиты их частной собственности, которая станет для них доступна. «Организация систем собственности, пригодных для образования капитала, - политическая задача, потому что требует контакта с народом, понимания смысла общественного договора и реконструкции правовой системы» [6, с.151]. 

 

Приоритетным направлением реформы является формирование развитых конкурентных структур рынка, ядром которых должна стать новая система банковских и небанковских посредников рыночного типа. Формирование рынка капитала должно происходить при опоре на жизненные потребности граждан и частного бизнеса, переводящих активы в производительный капитал. Предлагается создать систему небанковских фондов микрокредитования, которая станет инкубаторами малого и среднего бизнеса. Функции микрокредитования в экономике страны состоят в смене «старых корней сорной травы» неконкурентного рынка на новые эффективные корни «культурных растений». Система микрокредитования – это элемент системной рыночной реформы, необходимый для создания конкурентной рыночной среды в глубине низовых слоев частного бизнеса.

 

Стимулирование государством формирования системы микрокредитования частного бизнеса представляет собой одновременно и средство борьбы с бедностью. Государство должно начать финансирование из госбюджета нарождающиеся институты микрокредитования. Система небанковского микрокредитования и банковская система - это необходимые элементы механизмов эффективного конкурентного рынка. Только на базе направляемого и институционально организованного государством спонтанного роста, малый и средний бизнес будет эволюционировать в крупный капитал, повышая свои конкурентные преимущества.

 

Главными показателями результативности трансформационных процессов, является не то, насколько быстро или медленно проводятся рыночные реформы. Эти параметры отражают только внешнюю сторону событий, ее последствия и временное измерение. Наиболее важными являются проблемы адекватности соответствия поставленных целей реформ избранным средствам, которые приводят нас к общественно значимым действиям и продуктивным результатам при реформировании экономики. Цель рыночной реформы состоит в повышении эффективности экономики, что достигается приобщением широких масс с различными уровнями дохода к легальной системе частной собственности, которая переплавляет легализуемые сбережения граждан в производительный капитал.

 

В конечном итоге самыми важными критериями эффективности рыночной трансформации являются следующие. Во-первых, насколько конструктивны совершающиеся в национальной экономике трансформационные изменения. Во-вторых, разрушителен или созидателен избранный тип рыночных реформ по отношению к человеческому капиталу. В-третьих, повышает ли эффективность использования ресурсов изменение природы микроэкономики государственного предприятия. В-четвертых, насколько динамичен рост частного бизнеса и,  особенно, малого и среднего бизнеса. В-пятых, как изменился тип корпоративного управления фирмой, а также насколько улучшилось качество макроэкономического управления. В-шестых, создана ли эффективная адаптация поведения субъектов к сигналам рынка?

 

 

Литература:

 

1.Пребиш Р. Периферийный капитализм: есть ли ему альтернатива. - М.: ИЛА РАН, 1992. – 337с.
2.Сото Эрнандо де. Иной путь: Невидимая революция в третьем мире. /Пер. с англ. Б.Пинскер. – М.: Catalallaxy, 1995. – 320с.

3.Норт Д.К. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики (Электронная версия). - 121с.

4.Кассель Г. Основные идеи теоретической экономии. – Л.: Прибой, 1929. - 109с.

5.Корнаи Я. Путь к свободной экономике. - М.: Экономика, 1990. -152с.

6.Сото Эрнандо де. Загадка капитала. Почему капитализм торжествует на Западе и терпит поражение во всем остальном мире./Пер. с англ. Б. Пинскер. – М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 2001. – 272с., ил.

7.Поланьи Карл. Саморегулирующийся рынок и фиктивные товары: труд, земля и деньги // Альманах: Теория и история экономических и социальных институтов и систем. - М.: Начала-Пресс, Весна 1993. Вып.2. - Том 1.– С.10-17.

8.Материалы Международной конференции «Достижение первой цели тысячелетия: концептуальные подходы и пути реализации». 2-3 ноября 2004 г ., Беларусь. – Мн.: ООО «ИИС «Арт-Пресс», 2004. - 228с.