Проекты

Основные разделы сайта

Кредиторская задолженность с уголовными последствиями

Спасая свое предприятие, директор наделала слишком много долгов


Просроченная кредиторская задолженность может стать поводом для уголовного преследования. Пока таких случаев немного, но они есть. Примером может служить дело, возбужденное в отношении директора новополоцкого ООО "Виторжье" Евгении Бочурной.


Погасить не смогли


ООО "Виторжье"-одна из первых частных компаний в Беларуси, работает с 1992 года, является членом Белорусской научно-промышленной ассоциации, Минского столичного союза предпринимателей и работодателей.

Основным видом деятельности компании была оптовая и розничная торговля товарами народного потребления. С 2001г. у предприятия начала накапливаться кредиторская задолженность. Чтобы увеличить доходы, директор организовала производство мягкой мебели, пошив швейных изделий, занялись торговлей продуктами питания.

В сентябре 2005 года состоялось собрание кредиторов "Виторжья", на котором был составлен план по погашению в течение 2006г. части кредиторской задолженности. Как утверждает Е. Бочурная, этот план выполнялся.

Однако в ноябре 2005 г. на предприятии началась внеплановая проверка финансово-хозяйственной деятельности. Бухгалтерские документы были изъяты, что полностью парализовало деятельность предприятия.

Вскоре следственным управлением УВД Витебской области против Е. Бочурной было возбуждено пять уголовных дел: по частям 3 и 4 статьи 209 Уголовного кодекса — "Мошенничество", а также части 4 статьи 210 - "Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями". В настоящее время Е. Бочурная находится в следственном изоляторе Витебского УВД.

Позиция следствия

В телефонном разговоре с корр. "БР" зам. начальника отдела следственного управления УВД Витебского облисполкома, подполковник милиции Олег Малышев отметил, что задолженность ООО "Виторжье" на момент возбуждения против его директора уголовного дела превысила 1,5 млрд. BYR. Предприятие имело долги более чем перед 300 партнерами, а также более 100 непогашенных судебных исков.

Для того чтобы создать видимость погашения кредиторской задолженности, по версии следствия, заключались новые договоры. Причем Е. Бочурная прекрасно знала, что обязательства не могут быть исполнены, тем не менее она брала на реализацию все новые партии товара, чем вводила в заблуждение своих партнеров и фактически обманным путем завладевала их имуществом.

Затем использовалась простая двухзвенная схема. Товар с ООО "Виторжье" отпускался на ООО "МигЛТД", владельцем которого являлся Владимир Журба, муж Е. Бочурной. Оплата же ООО "Виторжье" за товар не производилась, и у этого предприятия создавалась искусственная дебиторская задолженность. "Поэтому и кредиторская задолженность, несмотря на активно применяемые, по утверждению Е. Бочурной, меры по ее минимизации, только нарастала", — считает О. Малышев.

Мнение защиты

Адвокат Е. Бочурной Елена Ча-рей уверена, что обвинения, предъявленные ее подзащитной, не основаны на законе. Вот несколько выдержек из жалобы генеральному прокурору РБ Петру Миклашевичу:
"В действиях Бочурной Е. М. отсутствует состав ч. 3 ст. 209 УК РБ. Она никого не обманывала и ничьим доверием не злоупотребляла и не могла злоупотребить, поскольку вышеупомянутых договоров лично не заключала, не использовала личные доверительные отношения с другими лицами. Кроме того, субъектом мошенничества может быть только частное лицо... Должностное лицо не может быть субъектом данного правонарушения. В действиях Бочурной отсутствует и состав ст. 210 УК, так как она не только не завладевала чужим имуществом, но и не имела такой возможности. Все товарно-материальные ценности получены по договорам и накладным, были полностью оприходованы на складе и распределялись диспетчерской и коммерческой службами по предприятиям республики также по договорам и накладным. Это было установлено проверкой КРУ".


В сейфе лежал партбилет


В рамках возбужденных уголовных дел были произведены обыски в помещениях компании, в квартирах Е. Бочурной и ее родственников. В письме в редакцию Е. Бочурная так описывает ход следствия; "Работники Новополоцкого ОБЭП изъяли всю бухгалтерскую документацию фирмы, системные блоки компьютеров. Сделали они это с грубым нарушением Уголовно-процессуального кодекса - без предоставления копий и описи изъятых документов. Однажды, воспользовавшись тем, что я поехала в Витебск, они выломали замки и двери кабинетов в офисе (по утверждению 0. Малышева, Е. Бочурная была предупреждена о проведении обыска, но специально закрыла офис и уехала из города). Были изъяты вся бухгалтерская документация, а также записные книжки работников, тетрадь регистрации исходящих документов... Обыски прошли не только в офисе, но и у меня дома, в квартирах моих родственников",

В квартире Е. Бочурной был сейф. Когда его вскрыли, увидели, что там лежат два партийных билета-ее и мужа.


Экономический аспект


Разумеется, только суд может решить, имели ли место в деятельности Ё. Бочурной нарушения закона. Мы бы хотели обратить внимание на другой аспект этого дела-экономический.
Уголовное преследование директора, скорее всего, приведет к прекращению деятельности предприятия. В этом случае мало того что около двух десятков человек потеряют работу, возникнут проблемы и с погашением банковского кредита, взятого ООО "Виторжье". Пока предприятие осуществляло деятельность, проценты по кредиту оно гасило исправно, не имело ООО задолженности и по платежам в бюджет и внебюджетные фонды.

Сама Евгения Михайловна уверена, что вела обычную хозяйственную деятельность, пусть и не вполне удачную. Наличие же убытков инкриминируется ей как уголовное преступление. "То есть если у предприятия есть просроченная кредиторская задолженность, значит, директор - вор?" - задает вопрос Е. Бочурная.


Мина под руководителя


Заведующий юридическим отделом Минского столичного союза предпринимателей Вадим Бороду-ля считает, что уголовное дело, возбужденное против Е. Бочурной, должно стать предупреждением руководителям всех частных предприятий. Накопление просроченной кредиторской задолженности, даже если оно не имеет признаков хищения, может быть расценено как злоупотребление директором юрлица служебным положением (ст. 210 Уголовного кодекса).

Спорным является вопрос о границах допустимого объема задолженности. Однако наличие картотеки и невозможность выполнить обязательства по договорам перед контрагентами, о чем директор предприятия хорошо знает (фактически обман), безусловно, может стать поводом для уголовного преследования.


Владимир ИГНАТОВ