Проекты

Основные разделы сайта

Сдвиг платформы

Сдвиг платформыСегодня в Совете министров состоится расширенное заседание, в котором примут участие не только члены правительства, но и представители деловых кругов Беларуси. Последние уже назвали это мероприя­тие беспрецедентным. Несмотря на то что в последнее время в нашей стране власть взяла на вооружение практику регулярно советоваться с бизнесом, прямого диалога, в основе которого будут фигурировать конкретные предложения делового сообщества, до нынешнего момента не получалось. Одним из базисных пунктов обсуждения станет «Национальная платформа бизнеса Беларуси — 2011» — документ, который белорусские предприниматели собирали в буквальном смысле всем миром.

 Источник:  http://respublica.by

Сдвиг платформыСегодня в Совете министров состоится расширенное заседание, в котором примут участие не только члены правительства, но и представители деловых кругов Беларуси. Последние уже назвали это мероприя­тие беспрецедентным. Несмотря на то что в последнее время в нашей стране власть взяла на вооружение практику регулярно советоваться с бизнесом, прямого диалога, в основе которого будут фигурировать конкретные предложения делового сообщества, до нынешнего момента не получалось. Одним из базисных пунктов обсуждения станет «Национальная платформа бизнеса Беларуси — 2011» — документ, который белорусские предприниматели собирали в буквальном смысле всем миром.

Накануне мероприятия в редакции газеты прошел круглый стол, на который были приглашены лидеры ведущих белорусских предпринимательских ассоциа­ций. В ходе беседы они обозначили немало «болевых точек», устранив которые, можно рассчитывать на улучшение в стране предпринимательского климата. В гостях у «Р» побывали председатель Минского столичного союза предпринимателей и работодателей Владимир Карягин, председатель Белорусской научно-промышленной ассоциации (БНПА) Александр Швец, председатель Белорусского союза предпринимателей Александр Калинин, сопредседатель Республиканской конфедерации предпринимательства Виктор Маргелов, председатель Республиканской ассоциации предприятий промышленности (БелАПП) Анатолий Харлап. Кроме того, в дискуссии приняли участие заместитель директора Департамента по предпринимательству Министерства экономики Петр Арушаньянц и завкафедрой денежного обращения, кредита и фондового рынка БГЭУ Оксана Румянцева.

Либерализация —  полным ходом

Петр АРУШАНЬЯНЦ: Это хорошо, что мы имеем возможность в цивилизованнном режиме обсудить наши вопросы, сложившиеся проблемы и в ходе открытого диалога попробовать их решать, во всяком случае, определить векторы для решения. Заседание Президиума Совмина — крупный шаг по направлению укрепления диалога между властью и деловым сообществом. Это как раз и говорит о том, что открытый диалог, который начал складываться в последнее время, не только не утих, а наоборот, начался его очередной виток. Это событие весьма важное для экономического развития страны. Что касается «Национальной платформы», хочу сказать, что Департамент по предпринимательству Минэкономики совместно с госорганами очень тщательно проанализировали этот документ. Основной вопрос, который мы задавали в процессе анализа: насколько мероприятия платформы соответствуют духу Директивы № 4, насколько они тождественны тому экономическому курсу, который проводится в стране. То есть насколько эти мероприятия действительно позволят улучшить бизнес-климат, предполагают реальные меры для либерализации экономических отношений, развития частной инициативы. В общем-то, хочу сказать, что представленный документ, безусловно, добротный. Приоритетные направления, которые заложены в платформе, актуальны, учитывают реалии современного этапа развития. Анализ показал, что, в общем-то, мнения государственных органов и мнения разработчиков платформы во многом совпадают. То есть имеет место одинаковое видение проблем и понимание путей их решения. Более половины пунктов платформы уже либо реализованы, либо реализуются в той или иной мере. Разумеется, какие-то предложения платформы на данном этапе не являются совсем актуальными, но тут я оговорюсь: это не значит, что они совсем неактуальны. Скорее, они учитывают какие-то частные вопросы и поэтому не способствуют решению общих экономических проблем.

Чего хочет бизнес?

Владимир КАРЯГИН: На протяжении последних 6 лет деловое сообщество страны, большая группа бизнес-ассоциаций разрабатывают системные предложения для власти. Мы пытаемся доказать, что решение вопросов в стенах кабинетов путем переговоров эффективнее, чем отдельные потоки жалоб, заявлений в различные инстанции. И вот ассоциациям удалось сплотиться, и к настоящему моменту мы выдали уже пять «Национальных платформ бизнеса Беларуси». Правительство в целом положительно оценивало эти документы, позитивно их воспринимало и даже принимало активное участие в ассамблеях деловых кругов. Каждый год в марте мы традиционно проводим обсуждение проекта согласованных предложений от белорусских предпринимателей. Но на сегодняшний день этого внимания явно недостаточно. Необходим более системный диалог бизнеса и власти. В этом году правительство пошло на то, чтобы на специальном заседании отдельно рассмотреть весь блок вопросов, предложенных «Национальной платформой бизнеса Беларуси 2011 года». Мы ожидаем, что будет создан постоянно действующий механизм восприятия предложений делового сообщества. Бизнес-ассоциации, союзы, конфедерации уже объединились, выступают и хотят выступать единым голосом, а не просто участвовать в оценках каких-то событий.

В стране сегодня разрабатываются проекты законов «О частно-государственном партнерстве», «О саморегулирующихся организациях», в действии проведение исследования по измерению индекса национальной конкурентоспособности, проводятся шаги по созданию независимого антимонопольного комитета. Это все делается. Но мы хотели бы, чтобы эта работа велась системно, со взаимной ответственностью и бизнеса, и государства.

Александр КАЛИНИН: От заседания Совмина мы ожидаем активизации диалога бизнеса и власти. Президентская Директива № 4 создала стратегическое направление развития предпринимательства в нашей стране. «Национальная платформа» — это тактический документ, где бизнес предлагает конкретные вопросы, которые надо рассмотреть оперативно. И увязка этих документов, обсуждение всех поднятых вопросов, конечно, должны стимулировать развитие предпринимательства и развитие экономики нашей страны.

Виктор МАРГЕЛОВ: Я думаю, что правительство весьма своевременно запланировало заседание президиума. Дело в том, что в последнее время наблюдается снижение уровня взаимодействия бизнеса и власти, приведшее, в частности, к наблюдаемой ныне ситуации на валютном рынке. И сегодня, когда мы начинаем разгребать эти завалы непонимания, когда заметно снизился уровень доверия между бизнесом и властью, нам нужна совместная работа, совместная программа. И вот тогда была взята на вооружение «Национальная платформа».

Проблем я вижу несколько. Первая: нам нужно реально начать делать то, что соответствует духу Директивы № 4 Президента. Ведь на фоне того, что сложилось определенное недопонимание делового сообщества и власти, сформировались разные взгляды на то, что происходит. Нам нужны постоянно действующие диалоговые площадки, на которых мы будем вместе приходить к каким-то выводам. И второе: пора от теории переходить к практическим действиям. К примеру, развивать в стране производственное предпринимательство. Иначе смысл многих предыдущих положительных действий может быть потерян.

Анатолий ХАРЛАП: Я бы хотел заострить внимание на главной тематике сегодняшнего круглого стола — диалоге бизнеса и власти. Мне кажется, что здесь акцент должен быть сделан на том, что мы должны наполнить этот диалог большим содержанием. Форм общения у нас предостаточно. Правительство рассматривает предложения бизнеса не в первый раз, но впервые будет рассматриваться «Национальная платформа бизнеса». Кстати, этот документ никогда не оставался незамеченным: из предыдущей редакции в план по реализации Директивы № 4 попали многие предложения бизнес-сообщества — около 70 %. То есть голос наш слышен. Другое дело, что диалог должен быть продолжен, и, наверное, уже больше на ведомственном уровне. К примеру, БелАПП за прошлый год внесла 200 предложений в правительство, 80 % из них уже реализованы, что доказывает эффективность работы сектора промышленности.

Предпринимателей волнует, каким образом повысить интерес частного капитала к производственной деятельности. У нас произошло накопление торгового капитала, это очевидно всем, но удельный вес в ВВП страны малого и среднего бизнеса в промышленности не растет, в зависимости от отраслей, выше10—11 % уже на протяжении пяти лет. И всех мер, которые мы принимали, чтобы пробудить мотивацию частника, оказалось явно недостаточно. Почему это важно? Дело в том, что мощности крупных, да и средних, экспортно-ориентированных предприятий сегодня загружены: некоторые заводы работают в 2 смены, в субботу, чтобы выполнить все заказы по поставкам на внешние рынки. Поэтому очевидно, что в будущем белорусская промышленность будет развиваться более интенсивно и с точки зрения освоения инноваций, и с позиции создания новых конкурентоспособных продуктов. Но эта диверсификация зависит от того, как будут в ней участвовать предприниматели, которые активно могли бы влиять на эти процессы, производя сборочные детали и единицы или агрегаты. Это очень важная тема: как соединить взаимодействие крупного, малого и среднего бизнеса, как развить кооперацию, субконтрактацию, чтобы этот процесс между частными структурами и экспортно-ориентированными предприятиями шел по нарастающей.

Александр ШВЕЦ: Все познается в сравнении. Если смотреть, что было последние 10 лет до Директивы № 4, то, несомненно, прогресс есть. Но давайте смотреть и сравнивать не с тем, что было у нас, а с тем, что должно быть, и рассматривать то, что должно быть в рамках Единого экономического пространства. Абсолютно уверен: диалог бизнеса и власти в том режиме, в котором он сейчас существует, абсолютно недостаточен. Приведу пример: Директива № 4 определила, что при министерствах и ведомствах должны создаваться консультативные советы, но вот Минпром ни разу не собрал такой совет. БНПА не раз акцентировала внимание на вопросах защиты и развития конкуренции, борьбы с недобросовестной конкуренцией, протекционизм государственным предприятиям в нашей стране достиг угрожающих размеров, и мы предложили создать при правительстве Национальный совет по конкуренции. То есть речь шла о создании диалоговой площадки, которая позволила бы наиболее актуальные проблемы рассматривать и быстро их устранять. Но она так и не создана…

Цивилизованная мера донесения позиций бизнес-сообщества до власти — действовать через бизнес-объединения, которые мои коллеги и я здесь представляем. Но получается интересная ситуация: есть застарелые индикативные проблемы — это проблемы изъятия собственности добросовестных приобретателей, которые являются главным препятствием в нашей стране по получению иностранных и даже внутренних инвестиций. Если у самой БНПА как добросовестного приобретателя здания, за которое мы уплатили все деньги, надстроили по решению горисполкома, строение изымается и не уплачивается нам ни рубля — ну это же безобразие!

Совершенно соглашусь с господином Харлапом, вопрос субконтрактации и производственной кооперации — это первый действенный шаг взаимодействия на конкретном уровне крупного государственного и частного бизнеса, который накопил свой капитал. Но недавно Владимир Карягин докладывал, что валютный кризис вымыл до 60 % оборотного капитала частного бизнеса.

«Дорожная карта»

Владимир КАРЯГИН: Мы хорошо понимаем, что директива — это стратегический документ. По нашим подсчетам, чтобы ее полноценно воплотить в жизнь, необходимо изменить более 5 тыс. нормативных актов, очень многие регламенты и процедуры. Но в результате национальный бизнес получит подлинную конкурентоспособность, что усилит позиции государства на мировом рынке. Для этого нам вместе с правительством предстоит ежегодно вырабатывать меры по реализации директивы. Те 164 пункта, которые вошли в постановление Совмина, подготовленное с нашим участием, — это только первый шаг.

Вопросы, которые есть в директиве, мы намеренно не стали дублировать в Национальной платформе бизнеса. Здесь мы действительно обозначаем те меры, что будут способствовать развитию слоя предпринимательства. Сегодня он достаточно многочисленный, но около 90 % бизнеса находится в арендных отношениях и не имеет собственности, что удорожает продукцию. В то же время плата за аренду неправомерная, она делается исходя не из экономических расчетов. В советские времена расчет арендной платы производился из стоимости амортизации за 50 лет. Если взять за основу эту методику, красная цена за метр арендуемой площади в здании, которому 20—30 лет, 30 центов. Но мы видим совершенно другое: стоимость арендной платы вымывает средства предприятий, которые они могли бы пустить на покупку нового оборудования. И давайте еще посмотрим, может ли представитель малого и среднего бизнеса быть интересным для инвестора. Кто у нас будет принимать инвестиции? Одна-две тысячи государственных предприятий или 300 тыс. субъектов МСБ? Во всем мире, в том числе и в Европе, миллионы малых и средних предприятий привлекают больше инвестиций, чем крупные компании с государственным участием. Но инвестору не интересен арендатор, только собственник. Тогда есть смысл делиться новейшими технологиями и развивать партнерские отношения. Наша задача в том, чтобы создать широкий слой представителей малого и среднего бизнеса, интересных для инвестора. В таком случае страна имеет шанс повысить конкурентоспособность отечественного предпринимательства. И нужна промышленная политика. У нас нет ни закона о промышленной политике, ни четкой программы развития. В этой сфере создано около 9 тыс. малых предприятий, но их деятельность не стыкуется с общей структурой.

Анатолий ХАРЛАП: Не могу согласиться с тем, что в Беларуси нет промышленной политики. Она утверждена в 1999 году и действует по 2015 год включительно. Другое дело, что назрела необходимость внести некоторые коррективы с тем, чтобы больше задействовать частную предпринимательскую инициативу.

Хочу также заметить, что, общаясь с нашими коллегами по Таможенному союзу, мы видим, какие изменения они вносят с целью упрощения налоговой системы. У нас есть принципиальные отличия. И в этих условиях тоже можно работать. Но если речь идет об инновациях, развитии экспортно-ориентированных проектов, то бизнес-климат необходимо менять. Я вижу, что малый бизнес быстро не справится с развитием своего производства на экспорт, но он может участвовать в выпуске такой продукции — через инкубаторы, малые индустриальные зоны, участие в кооперации. Видимо, правительству надо более решительно идти на изменение условий хозяйствования. Вспомним, что много лет назад в том же Китае открыли доступ на внешние рынки для всех субъектов предпринимательской деятельности, хотя раньше экспортировать могли только крупные компании с разрешения Министерства торговли.

В Беларуси бизнес-сообщество выдвигало предложение, которое поддержало и Министерство финансов, о снижении в два раза налога на прибыль для тех производителей, у кого экспорт составляет не менее 50 % от объемов производства. Расчеты показали, что наращивание экспорта и поступление валютной выручки компенсируют потери налоговых платежей. Конечно, очень важна быстрота реакции по изменению условий ведения бизнеса. Для действительно стоящих проектов процентные ставки за пользование кредитами должны быть льготными, и эти средства заложены в бюджет, но нужен механизм, который позволит использовать это право частному бизнесу.

Владимир КАРЯГИН: И все-таки нужен закон о промышленной политике. Все инновации сегодня возникают на стыке наук. И вся основная прибыль новейших компаний формируется как раз на стыке отраслей. Вот почему в мире доминирующим направлением развития инноваций является кластерный подход, который позволяет привлечь к реализации проекта и науку, и университетскую молодежь, и представителей госорганов.

Анатолий ХАРЛАП: Мировой опыт нельзя игнорировать, но холдинг — тоже кластер. Кстати, совсем незамеченным остался тот факт, что в августе текущего года подписан указ Президента о создании холдинга автокомпонентов. Документом внесены принципиальные изменения, которые поддержат малый и средний бизнес. Так, право управления собственностью передается этим корпоративным структурам, а не министерствам и ведомствам. К ним же переходит право заключения контрактов, передачи активов, аккумулирования части средств.

Александр КАЛИНИН: Я в свою очередь замечу, что в ходе подготовки к заседанию Совмина мы увидели аргументы власти по каждому пункту нашей платформы. И это очень положительный итог. Так вот, многим представителям власти не хватает осознания того, что мы вступили в Таможенный союз и движемся в направлении Единого экономического пространства. Выстраивать конкурентные условия в стране с таким уровнем налоговой нагрузки, как у нас, просто невозможно. Мои коллеги много говорили о промышленной политике. Но давайте обратим внимание на другой момент: а что у нас происходит со стимулированием инвестиций граждан? Сегодня население либо держит деньги в банках, либо вкладывает в валюту. Все потому, что доходы от депозитов освобождены от всех налогов. В стране совершенно не работает механизм прямых инвестиций в производственный капитал. Стимулов не создано, не развит фондовый рынок. И наши предложения о снижении налогов на дивиденды с акций почему-то не находят поддержки. Получается, что население вкладывает деньги под высокие проценты, потом банк поднимает ставки и выдает дорогие кредиты промышленности. В свете формирования ЕЭП власти необходимо осмыслить перспективы развития конкуренции, в том числе частного бизнеса. При формировании платформы-2012 мы многие вопросы учтем, изложим их еще более аргументированно.

Какой будет «Национальная платформа бизнеса Беларуси-2012»?

Владимир КАРЯГИН: Кстати, предложения уже формируются. В декабре первый проект новой платформы будет выложен в Интернете. Проведем активное обсуждение в регионах. Я бы хотел подчеркнуть: бизнесу и власти необходимо вести диалог не только в столице, но и в каждом районе, каждом населенном пункте. Нужны реально работающие общественно-консультативные советы при каждом органе госуправления, как это предусмотрено директивой.

Александр ШВЕЦ: Возвращаясь к вопросу промышленной политики, хотел бы заметить: тот факт, что она была обозначена еще в 1999 году, говорит о том, что мы не реагируем на изменения. Вот простой пример: одна компания в Борисове производит пожарные автомобили, около 600 единиц в год. Просят у МАЗа поставить базовые шасси — только через премьер-министра надо добиваться. А потом на автомобильном заводе говорят: а зачем им давать, мы и сами наладим такое производство. Но зачем? Или с импортозамещением такая ситуация. Мы изучили вопрос производства в Беларуси персональных лазерных принтеров, но комплектующие на 80 % будут импортными. А потенциальный производитель говорит: нормально, пусть даже наша цена на 20 % выше будет. Но что тут нормального?! Импортозамещение имеет смысл, только если промежуточный импорт составляет не более 20 %. Да и сам факт деления промышленности на частную и государственную — это тоже нонсенс.

Владимир КАРЯГИН: Давайте еще оценим вопрос развития сетевых организаций. Не зря говорят, что сейчас наступил век сетевой экономики. Недавно мы проанализировали, какая ситуация в Беларуси с торговыми сетями. Так вот, они у нас полностью отданы иностранному капиталу. Кстати, Министерство торговли разделяет нашу озабоченность. Какой товар появится в иностранных сетях? Думаю, очевидно, что в первую очередь импортный. Да, инвестиции нужны, но почему отечественный инвестор не получает поддержки при создании национальной сети? Необходимо, чтобы иностранный бизнес работал здесь вместе с белорусским над созданием национального продукта. Такой подход практикуется во многих странах. Ведь малый и средний бизнес в основном производит товары и услуги для внутреннего рынка, а тут его нишу постепенно занимают крупные иностранные сети. В рамках ЕЭП крупный казахский и российский капиталы будут иметь безусловное преимущество над отечественными производителями. Мы ведь не хотим такой ситуации, как в Венгрии, где только 4 % собственности принадлежит местному бизнесу.

Анатолий ХАРЛАП: По поводу товаропроводящих сетей замечу, что мы первые из стран СНГ пошли на развитие финансовых схем реализации. Прежде всего имею в виду лизинг — пусть не без трудностей и еще не в том масштабе, но уже второй год работает эта схема. Создана схема внешнего кредитования нерезидентов — покупателей нашей продукции. Развиваются вопросы страхования экспортных рисков: еще 4 года назад 0,2 % контрактов страховалось, по итогам первого полугодия — уже 6 %.

Владимир КАРЯГИН: Мы пока еще боремся за общие условия хозяйствования. Но сегодня необходимо ставить более амбициозные планы, и бизнес к этому готов. Сможем быстро преодолеть вопросы, изложенные в платформе развития бизнеса, — сосредоточимся на прорывных технологических и организационных вопросах. Надо войти в мировую систему разделения труда более конкурентоспособными. Активно привлекать иностранные инвестиции, чтобы в сотни раз выросло число организаций, способных начать разговор с зарубежным владельцем капитала. Через малый и средний бизнес, через региональное развитие, создание кластеров мы сможем привлечь в страну и 30, и 50 млрд. долларов. Но для этого нужны ясные правила игры, четкий диалог бизнеса и власти, привлекательная и внятная система налогообложения, сокращенный документооборот, четкие административные процедуры. И дело пойдет.

Оксана РУМЯНЦЕВА: Я бы хотела поддержать мнение коллег о необходимости развития фондового рынка и, конечно, промышленной политики. Это на самом деле очень важные вопросы. И текущие проблемы на валютном рынке это подчеркнули. Дело в том, что сегодня большинство претензий связано с монетарной политикой. Но валютный курс зависит от множества факторов. Мы концентрируемся на краткосрочных, как, например, вхождение в Таможенный союз и связанное с ним повышение пошлин на автомобили. Но валютный курс прежде всего определяется фундаментальными факторами, а это конкурентоспособность национальной экономики, уровень импортоемкости экспорта. Валютный курс — это не только условие, но и результат развития экономики. Поэтому все в конечном итоге упирается в понятную и эффективную промышленную политику.

На снимке: во время работы круглого стола

 

Подготовили Александр БЕНЬКО, Татьяна КОЗЛОВА, Мария ДРУК, «Р» 

Источник:  http://respublica.by