Проекты

Основные разделы сайта

Реальный сектор. Выборы Сусанина

 Три важных для определения экономической политики нашей страны события произошли за последнее время: повторное совещание у президента по прогнозу социально-экономического развития на 2012 год, совещание у него же по науке и подписание в Москве декларации по Евразийскому союзу и газовых контрактов. Все три играют очень важную роль в формировании нашей политики по выходу из кризиса.

Источник: http://tut.by 

 Три важных для определения экономической политики нашей страны события произошли за последнее время: повторное совещание у президента по прогнозу социально-экономического развития на 2012 год, совещание у него же по науке и подписание в Москве декларации по Евразийскому союзу и газовых контрактов. Все три играют очень важную роль в формировании нашей политики по выходу из кризиса.


Все правы, а плана нет

Повторное совещание у президента, призванное утвердить основные параметры прогноза социально-экономического развития страны на 2012 год, опять не дало результата. Правительство упорствовало в утверждении правильности своих расчетов, по которым значительный рост экономики приведет к катастрофическим результатам (инфляция, рост долга). Президент настоятельно требовал обеспечить рост экономики, без которого из нынешнего кризиса не выбраться и уровень жизни населения не поднять.

И самое печальное в этом не очень приятном зрелище – что обе стороны одновременно были правы и не правы.

Президент был прав, считая, что предлагаемая правительством политика законсервирует сегодняшний, недопустимо низкий для нашей страны, уровень производства и жизни населения на очень долгий период. Мало того, при резком снижении финансирования госпрограмм мы получим зоны экономического бедствия на селе и в малых городах, выживание которых неизвестно как финансировать.

Президент был не прав, когда требовал от правительства рассчитать вариант прогноза с ростом ВВП на 5-5,5% при сохранении существующей экономической политики исходя из имеющихся ресурсов. Да еще и обеспечить повышение уровня жизни населения. Арифметика такой прогноз рассчитать не позволяла.

Однако именно такими расчетами мы и "планировали" все последние годы: закладывали в прогноз выручку от приватизации (которой из года в год не было), прямые иностранные инвестиции (которых уже и не ждали) – и баланс сходился. На бумаге. По жизни - расходную часть баланса выполняли точно, а приходную – закрывали чем придется: российской подпиткой, спекуляциями, кредитами, долгами. Что президент добудет. А мало добудет – эмиссией. Так и выкручивались.

Но случился сбой. К маю сего года президент не добыл. Не успел. И экономика страны рухнула.

В этом суть спора президента и правительства: правительство хотело бы сверстать прогноз и бюджет по минимуму, исходя из ожиданий поступления внутренних ресурсов. Если что-то придет извне дополнительно – тогда и решать, куда и как потратить. Но в этом случае базовые расходы и агропрома, и ЖКХ, и социальной сферы оказываются намного ниже привычных. А придут дополнительные финансы в течение года или нет – Бог весть! Для них всегда могут найтись более важные применения. Растерянность витебского губернатора ("А как же тогда сеять?") лучше всего показывает реакцию бюджетополучателей.

Правительство, вероятно, право, когда прогнозирует, при существующем хозяйственном механизме, чрезмерную эмиссию, неизбежную девальвацию и общее падение уровня жизни населения. Правда, как мне представляется, для сложившегося сегодня уровня жизни населения и относительно небольшого роста в 5,5% расчетная потребность в эмиссии в 30 трлн руб. выглядит необоснованной. Сегодня это – 3,4 млрд долларов, или около 12% ВВП. По международному опыту, для нашей страны прирост ВВП в 5,5% должен обеспечиваться инвестициями на уровне не свыше 1,4 млрд долларов, или 12 трлн руб. Если делать их с толком. И если в расчет правительства не заложены очередные ледовые дворцы и прочие излишества, оснований для такой эмиссии и, соответственно, такого драматического подъема курса доллара (до 22 тыс. руб./доллар, как предполагает правительство), вроде бы и не видно. Но если просто сложить все запросы и пожелания вертикали и директората, может и больше получиться.

Бермудский треугольник из экономики - науки - производства

Ключ к пониманию позиции правительства – "существующий хозяйственный механизм". Но кризис текущего года показал, что существующий хозяйственный механизм не работает, просто проедает ресурсы страны. Реструктуризация и промышленности, и аграрного сектора стали уже неизбежными. Существующая структура не позволяет ни эффективно инвестировать, ни обеспечивать рост. Сегодня даже просто нет инструментов для реструктуризации, тех команд или организаций, которые были бы способны грамотно и комплексно проводить такие работы. Ни импортозамещение, ни рационализация предприятий, ни модернизация аграрной политики не появляются вследствие указов и постановлений, это – работа, во многом – инженерная работа, которую сегодня некому делать.

В этом плане "рыночные подходы" правительства столь же далеки от рыночной экономики, сколь далека импотенция от монашеского воздержания. Нет у правительства для подготовки модернизации хозяйственного механизма ни информации о реальном состоянии предприятий, ни кадров, способных такую информацию обработать. Но предложение правительства вполне выдержаны в духе нашего чиновничества: как можно больше предприятий, с которыми им неизвестно что делать, продать. И совершенно несущественно, что такого "товара" на рынке более чем достаточно, и покупателей заведомо не будет: выставленными на продажу предприятиями можно не заниматься, и за их состояние ответственности уже нет. Холдингами, которые стали просто промежуточными ступенями управления группами разнородных предприятий, без ресурсной базы, без единой технической политики, обойтись невозможно.

"Рыночность" подходов нашего правительства свелась к вульгарной "гайдарономике". Тот деятель в свое время оправдывал свои "реформы" тем, что управление экономикой было полностью потеряно. "Реформы управления" свелись к лозунгу "Спасайся, кто как может!". Когда на такие "реформы" наложилась ожесточенная борьба за раздел и передел собственности - разрушение экономики великой страны стало фактом.

Но тогда, хотя внутренний рынок на постсоветском пространстве был разрушен, конкуренты на него только начинали входить. Для нашей маленькой экспортно-ориентированной экономики болезненные трансформации предприятий чреваты их, пусть временным, ослаблением с угрозой потери рынков. Конкуренция всюду сейчас жесткая. И неаккуратная трансформация предприятий чревата тем, что трансформированное по самым передовым стандартам предприятие, если потеряет свои рынки, просто никому не будет нужно. И тогда "шоковая терапия", которая всегда сопутствует таким "рыночным реформам", покажется "цветочками".

Почувствовав приближение "шоковой терапии" (которой мы только слегка хлебнули летом, в период вакханалии цен), президент "зарубил" прогноз правительства и его подходы. Но правительство, оперируя цифрами доступных ресурсов и поддержкой ВБ и МВФ, стоит на своем. Чувствуется и другая внешняя поддержка. Как на Западе, так и на Востоке.

В этих условиях впервые на моей памяти на совещании по науке президент обратился к ученым-экономистам с просьбой предоставить независимые от правительства расчеты потребных республике ресурсов.

Думаю, что поздно. Много лет этот потенциал был не востребован. Абсолютно справедливо оценивая потенциал наших экономистов как недостаточный, руководство предпочитало ориентироваться на здравый смысл и "ручное управление". Но даже такая небольшая экономика, как наша, слишком сложна, чтобы ею можно было долго управлять "вручную": ошибки накапливаются. А "ученые мужи" потихоньку оформляли докторские диссертации крупных чиновников, получая, в качестве благодарности, оплаченные заказы на никому не нужные работы.

В одном из выступлений наш президент признал, что "экономику страны строили на ощупь", исходя, скорее, не из каких-то положительных примеров, а из отрицательных примеров соседей. Два экономических НИИ, кафедры вузов, экономические службы министерств экономики и промышленности, Администрации президента оказались "пустышками", не способными ни самим разработать программу действий, ни организовать ее совместную разработку и в более благополучные времена, не смогут помочь и сегодня, в кризис.

Не все экономисты одинаково полезны

Сегодня наши экономисты подразделяются на два типа: одни пытаются, через административный ресурс, заставить нашу экономику функционировать по учебнику экономики социализма, другие – приспособить для наших нужд "Экономикс". Ни там, ни там ответов на жизненно важные для нашей страны вопросы нет.

Слабым местом "старой гвардии" является глубокое внутреннее убеждение в бездонности государственного кармана. Кроме того, для них глобализация, необходимость инвестиций в систему сбыта за рубежом, зависимость структуры промышленности от применяемых техники и технологий – полная абракадабра. А ведь современная промышленность без этого не живет.

Активны либералы. Я. Романчук даже направил президенту свой антикризисный план. Но наши либералы, при высоком качестве их проработок в макроэкономике, денежно-кредитной политике, абсолютно беспомощны в вопросах связи этих вопросов с экономической политикой конкретных предприятий. И вообще, складывается ощущение, что для них любое предприятие – нечто среднее между парикмахерской и торговой точкой. А их вера в созидательную силу "слепой руки рынка" иррациональна, а иногда просто смешна.

"Старая гвардия" уже ввергла страну в глубокий экономический кризис. Либералов все время заносит в "гайдарономику". А программы развития, даже, как минимум, выхода страны из кризиса, у страны нет.

Я уже писал, что бедственное состояние нашей экономики представляет для нас сначала – интеллектуальный, а потом – и политический вызов. Не раз предлагал: нужна научно-практическая конференция. Пусть выступят сторонники всех концепций. Говоря словами Петра I, "дабы дурь каждого всем видна была". Обсудив предложения и их критику, можно попытаться программу и выстроить. Но выслушать и учесть надо мнения всех. А то очередной мессия нас опять заведет не туда.

25 ноября, подписав пакет документов в Кремле, страна получила от России ресурсы. И кредиты, и в цене на газ. Есть возможность перевести дух, не делать слишком резких и непопулярных движений. От наших потребностей – ресурсов не так много. Потребность в ресурсах для стабилизации нашей экономики намного больше: слишком долго мы ее проедали. Но, тем не менее, эти ресурсы дают стране время для наведения порядка в своей экономике. А то ведь и это прокушаем, как съели кредиты МВФ.

 

Обращаем ваше внимание, что мнение автора может не совпадать с мнением редакции TUT.BY.

 

Источник: http://tut.by