Проекты

Основные разделы сайта

Холдинги против малого бизнеса?

Причудливая новая промышленная политика

Белорусские чиновники умеют делать вид тотальной занятости срочными важными государственными делами. Самая высокая власть часто ставит перед ними невыполнимые задачи. Отказаться и указать на их абсурдность они боятся. Поэтому распорядители чужого (чиновники и политики) постоянно должны изобретать новые формы старой политики при неизменном сохранении ее содержания. Под руководством премьера Михаила Мясниковича Совет Министров обуяла идея реструктуризации белорусской экономики путем пучкования их в холдинги. Диссертационная тема премьера о финансово-промышленных группах (ФПГ) в лихие 1990-ые, теоретически разработанная в 1960-ых, начала активно внедряться в Беларусь в 2010-ых.

Советское приказано считать идеальным

Холдинг в белорусском исполнении – это что-то среднее между министерством, большим государственным предприятием и частной компанией. В свое время колхозы и совхозы стали с/х предприятиями в форме ОАО или ЗАО, но их суть от этого не поменялась. В октябре 2011 года А. Лукашенко подтвердил это. «Почему мы так трепетно относимся к колхозам-совхозам, будем говорить по старинке - как бы мы их ни называли, это была идеальная организация. Мы не разрушили колхозы и совхозы. Потому что в колхозе 15-40 деревень, и они взяли на себя большие функции в советские времена, и я настаиваю на том, чтобы они сохранились и сейчас. Когда-то мы пытались создавать что-то при сельских советах, отдавать какую-то технику частнику - ничего не получилось. А тут вы смотрите за своими крестьянами, они много вложили в эту землю и эти помещения и прочее, создавая основу. И вы, и мы им обязаны за это».

За то, что крестьяне вложили в землю, рабочие – в заводы, АпСоНа (Администрация Президента, Совет Министров, Национальный банк) обещает им не землю, не акции, а … социальные гарантии, правда, без уточнения объема и срока их действий. Трансформации накопленного труда обыкновенных работяг в собственность коммерчески привлекательных предприятий в рамках стратегии по превращению промышленности в систему холдингов не предусматривается. Большинство рабочих и крестьян получат определенный защитный период от увольнения, чтобы иметь гарантированными свои $200 - 300 в месяц. Плюс бесплатное здравоохранение, субсидируемые ЖКУ, возможность летнего отдыха для детей и далекая перспектива получения жилья при помощи ресурсов предприятия. Особо активные получат возможность за государственный счет обучиться новой профессии, а те, кто возмущается, попадут под сокращение под невинным предлогом реструктуризации предприятия в рамках формирования холдинга.

Выбор руководителей холдингов, а также частных структур, которые получат право входить туда, будет проходить при согласовании с высшим руководством страны. На этом этапе власть, по сути дела, определяет список антикризисных управляющих или протоолигархов. В случае успеха они станут полноценными миноритарными собственниками конкурентоспособных крупных компаний. Контрольный пакет холдингов, как показал случай с «Пинскдревом», де-факто, если не де-юре, всегда будет находиться в кабинетах белорусских политических VIP-ов. В случае провала ничто не мешает расформировать холдинг, забрать от управляющего и его компании ресурсы и повторить попытку, но уже с новыми людьми. Понимая суть существующей в нашей стране судебной и правовой системы, едва ли у назначенных управлять холдингом менеджеров возникнет мысль защищать свои права в правовом поле. Места для малого и среднего бизнеса в процессе холдингизации практически нет. В отдельных случаях частные средние предприятия могут попроситься в холдинг и постараться найти нам свою нишу. Во избежание конфликта интересов такие случаи будут единичными.

Три базовые характеристики холдингов по-белорусски

Для понимания сути холдингов, предлагаемых Советом Министров, не нужно изучать западную юриспруденцию. Это у них важно, кто и каким пакетом акций владеет, как распределяются полномочия между управляющими и советами директоров материнской и сестринской организаций, которые входят в холдинг, каковы полномочия миноритарных акционеров Это у них в рыночной экономике холдинги создаются собственниками и инвесторами для оптимизации производства, сокращения издержек, реализации определенной стратегии развития бизнеса, в том числе для завоевания новых рынков, консолидации ресурсов для выпуска новых товаров.

В Беларуси холдинги будут создавать по мысли А. Лукашенко и их понимании премьером М. Мясниковичем. Требования к новым правовым формам простые. Первое. Холдинги должны быть промышленными колхозами для рабочих с одной стороны и источником обогащения для избранных частных структур или лиц. Это значит, что холдинги по-белорусски будут выполнять одновременно две важные функции, социальную – для работников и экономическую – для управляющих директоров и их патронов из органов власти. Социальной нагрузкой холдингов будет обязательство обеспечивать занятость рабочих, а также минимально необходимый уровень социальной защиты (поддержка при строительстве жилья, детские сады, санатории, пионерские лагеря). По мысли главы государства, они будут обладать свободой перераспределения имущества между разными структурами холдинга, в том числе в пользу частных интересов, но за это руководители холдинга обязаны выполнять социальные обязательства. Они являются своеобразной ценой за право получения бесплатно или за минимальную цену государственного имущества.

Второе. Холдинги по-белорусски должны стать формальным прикрытием приватизации. Она, как показывает новейшая история, может «убить» любого политика и правительство. А. Лукашенко не хочет повторить методы и способы приватизации России в лихие 1990-ые, а также судьбу А. Чубайса и главных приватизаторов, в том числе Б. Ельцина. Поэтому он решил разделить два процесса. Собственно, приватизация, касается небольших, коммерчески не особо привлекательных государственных предприятий. Она проводится преимущественно для удовлетворения имущественных амбиций местных начальников. Такая приватизация едва ли воспринимается населением, как грабеж национального добра, потому что само добро-то уже находится далеко не в хорошей, прибыльной форме. В списке на приватизацию попадаются единичные ОАО, которые нужно продать, чтобы получить деньги в бюджет на сохранение стабильности. На эти деньги власти, по сути дела, «покупают» время для … холдингизации страны, точнее ее промышленности. Этот процесс в Беларуси и будет, собственно, приватизацией, но для бедного и обозленного населения он будет называться «реструктуризация промышленности путем преобразования в холдинги» или «модернизация государственных предприятий путем оптимизации их деятельности в новых правовых и организационных формах».

Публично министры будут эмоционально отрицать обвинения «так называемых экспертов и обозревателей» в том, что холдинги и есть форма распределения самых «шоколадных» госактивов под контроль назначенных высшим руководством страны белорусских протоолигархов. Де-факто будет идти процесс аудита активов, отбраковки неликвидов, переформатирования структур управления и консолидации их под контролем частных структур. По сути дела, речь идет об антикризисном управлении отраслевых активов при наличии защитного периода от кредиторов (гарантии государства) и при наличии определенной бюджетной поддержки.

Третье. Холдинги есть форма и механизм создания в Беларуси большого национального бизнеса. Это наш ответ на Единое экономическое пространство (ЕЭП) и ожидаемую экспансию российского бизнеса. А. Лукашенко может игнорировать требования ИП или малого бизнеса, но руководители большого бизнеса страны (как частные протоолигархи, так и «красные директора») боятся маргинализации и превращения, в лучшем случае, в наемных менеджеров мощных российских бизнес структур с минимальным пакетом акций, а в худшем случае – в малый бизнес «на подхвате» или вообще в банкротов. Холдинги – это ответ правительства на страхи именно большого белорусского бизнеса, тех протоолигархов, которые являются основными операторами финансовых и ресурсных потоков Беларуси в последнее десятилетие. Белорусские власти поручают им провести реструктуризацию промышленности и трансформировать ее в холдинги, требуя безусловной политической лояльности и акцептации контроля со стороны «молчаливого» и часто не видимого в официальных документах акционера в лице государства.

Какие холдинги на выходы

Совет Министров и Министерство промышленности уже заявили о формировании целого ряда холдингов. Первым холдингом должен стать «БелАЗ». Выручка более чем в $1млрд. является основание для серьезного подхода к этому бизнесу. Следом будет создан холдинг «Белавтомаз». Правда, не совсем понятно, как это соотносится с планами создания совместного предприятия с КАМАЗом. Холдинг «Интеграл» должен консолидировать «живые» активы в электронной промышленности, а холдинг «Амкодор» - в сфере производства дорожной техники.

Очередной перспективный холдинг – «Металлургия». При наличии БМЗ и сети предприятий по заготовке лома черных и цветных металлов рыночная капитализация такой структуры может превысить $5млрд. Холдинг «Белстанкоинструмент» не имеет такого мощного потенциала, но в случае успешной реализации проектов по производству запасных частей и разного рода оборудования и станков, он тоже может стать ценным промышленным активов.

Холдинг «Сельхозмашиностроение» должен помирить «Лидсельмаш» и «Бобруйскагромаш». Не до конца просматривается роль «Гомсельмаша». Включение/невключение предприятий в холдинг определяется не наличием некого просчитанного бизнеса и стратегии развития, а является результатом сложных, часто нервных процессов лоббирования и согласования на разных уровнях власти.

Беллегпром лоббирует создание льняного холдинга на базе Оршанского льнокомбината, но перед этим чиновники хотели бы «накачать» будущих членов этой структуры бюджетными ресурсами и провести их техническую модернизацию.

Признание успеха «Милавицы» может вылиться в создании на ее базе очередного холдинга. Такой сценарий не исключают в Беллегпроме, который хочет «упасть на хвост» успешным частным менеджерам и стать, если не равноправными партнерами, то значимыми акционерами за счет включения в холдинги государственных заводов.

Чиновники говорят про создание обувного холдинга. Едва ли в него удастся объединить все большие обувные предприятия. Следует ожидать формирования, как минимум, двух обувных холдингов, на базе Минское обувное ОАО «Луч» и витебской обувной СООО «Марко».

Минсельхозпрод и аграрное лобби активно спорят по поводу количества, состава и руководства будущих холдингов в молочной и мясной промышленности. Здесь не обойдешься двумя – тремя холдингами на одну отрасль. Скорее всего, придется согласиться на регионализацию холдингов и создание шести – семи молочных и мясных холдингов по числу областей плюс Минск.

Не определились со структурой холдингов строители и производители строительных материалов. Ожесточенная борьба идет за структурное будущее алкогольного рынка, рынка транспортных перевозок, мебели, деревообработки и химических товаров. Все сразу не охватишь. Следует ожидать резкого ускорения процесса холдингизации промышленности после принятия законодательной базы, регламентирующей процесс создания и деятельности холдингов. У белорусских властей нет времени затягивать этот процесс. С одной стороны поджимает ЕЭП, с другой – долги, неплатежи и макроэкономическая нестабильность.

Беларусь вновь ищет свой уникальный путь экономических реформ. Она тщательно маскирует приватизацию под холдингизацию, пытается обеспечить социальную защиту рабочих за счет протоолигархов, копирует южнокорейские чеболи и японские зайбатсу при сохранении государственного контроля и колхозно-совхозного духа принудительной кооперации. Успех этой грандиозной схемы весьма сомнителен. Конечно, будут бенефициары, но их число едва ли оправдают огромные социальные и финансовые издержки очередного номенклатурного эксперимента на живых людях.

Есть более простой, дешевый, эффективный и социально ориентированный путь реформ – проведение честной, народной приватизации при одновременном создании институтов свободного рынка. Нужно взять курс на развитие национального малого и среднего бизнеса. Не за счет крупного бизнеса, а параллельно с ним. Сотни тысяч белорусов с опытом выживания в жесткой регуляторной среде, со зданиями и опытом рынков и корпоративного управления являются как раз той социальной группой, которая должна иметь доступ к приватизации государственных активов и имущества. 50 холдингов никогда не заменят потенциал сотен тысяч МСП и ИП.