Проекты

Основные разделы сайта

Владимир Карягин: Чем больше будет расти средний слой, тем легче будет работать последующим поколени

 20 апреля Владимиру Карягину – учредителю и бессменному руководителю Минского столичного союза предпринимателей и работодателей – 60 лет. Человек-оркестр, первая скрипка и дирижер, энергетическое цунами, он производит впечатление человека с безграничными возможностями. Образование – философ, экономист-менеджер, финансист. По жизни – предприниматель, ректор, лидер и создатель республиканских бизнес-союзов, член Президиума Республиканского трудового арбитража, член Европейской конфедерации ассоциации малых и средних предприятий (Брюссель). Складывается ощущение, что для него нет ничего невозможного, что он может все. Наверное, поэтому в его офисе всегда много людей. Как правило, приходят с проектами, просят о помощи. И он помогает, консультирует, продвигает. Таких людей, как Владимир Карягин всегда хочется узнать лучше, чтобы попытаться раскрыть их феномен. Понять, как становятся лидерами или все же ими рождаются? Как складывается их путь вверх по профессиональной лестнице? И зачем им все это нужно? Журналист Ирина Юзвак встретилась с Владимиром Карягиным в его кабинете и под беспрерывный звон телефонов попыталась найти ответы на эти вопросы.

 
- Считается, что все в нашей взрослой жизни формируется еще в детстве. Каким оно было у вас?

- Рос в семье военного. Родился в знаменитой Псковской воздушно-десантной дивизии, там и рос. Естественно, сменил много школ – всего их было 7. Несколько лет жил в Ленинграде, потом был 7 лет в Германии, где, как оказалось, учился в одной школе с Леонидом Заико. Школьный выпускной был уже в Бобруйске.

- То есть будущее было предрешено?

- Да, много родственников военных и научных работников. И хотя никто никогда об этом не говорил, но наверняка карьера военного подразумевалась. Хотя меня всегда тянуло больше к гуманитарным наукам, философии, психологии, не исключено, что мог попасть в Львовское военно-политическое училище. Но зрение не позволило – был "очкариком" с молодых лет. В армии я все же отслужил. А потом поступил в БГУ на философское отделение истфака. Родители, которые, слава Богу живы, не возражали и всегда стимулировали мою образовательную активность. Книги, впечатления, поездки, я во всем получал поддержку.

- Организаторские способности в школе проявились?

- Да, сразу. Я всегда, сколько себя помню, был активистом, участвовал всегда во всех мероприятиях. Издавал стенгазеты: и подпольные, и легальные. Сам фотографировал. Вокруг меня всегда было много друзей, поэтому сильным было чувство ответственности. Если сбор металлолома или макулатуры, или спортивные соревнования, мы должны быть первыми и никак иначе. Да и смена школ и стран требовала повышенной способности к адаптации. Коммуникабельность – это то, что шлифовалось годами.

- А был какой-то целенаправленный выбор профессии? Учась на философском, вы строили планы, где работать, чем заниматься?

- Я всегда был многостаночником. Еще в школе проходил практику в строительном тресте. Тогда я понял, что такое профессиональные строители. Под Бобруйском строился большой объект – очистные сооружения. Мне очень нравилась эта работа. И, наверное, заметив мое старание, бригадир предложил после недельной практики остаться работать на все лето. Я до сих пор помню всех этих людей, которые помогли мне освоить множество строительных специальностей и понять технологический процесс. С тех времен у меня огромное уважение к человеку труда.

- Пригодилось потом в жизни?

- В студенчестве я возглавил стройотряд. В Радошковичах я строил два пионерских лагеря: завода "Горизонт" и "Термопласт". Жилой дом в Студенке, реконструировал кирпичный завод, строил дороги на Мозырском НПЗ, Крупскую компрессорную станцию, животноводческий комплекс, теперь агрокомбинат "Снов". Работал на реконструкции завода им. Вавилова, а в зимнем отряде работал в Воложинском колледже мелиорации. Естественно, как командир отряда я выполнял и управленческие функции. Каждый раз я оформлялся на должность прорабом. На одном объекте, где строители "употребляли", мне пришлось взять на себя роль начальника участка и задержаться на два месяца, чтобы сдать стройку вовремя. Есть опыт работы "ночным" директором на крупных строительных объектах. Поэтому параллельно с философией изучал технологию строительного производства, чтобы профессионально подходить к делу.

- А какой самый дорогой сердцу строительный объект?

- Конечно, БАМ, Южно-якутский территориально-производственный комплекс. Я не просто поехал строить сооружения. Мне было важно изучить регион, его историю, культуру, перспективы развития. Видимо, поэтому меня приглашали на разные совещания и заседания по научным и комплексным вопросам развития региона. Поселок Серебряный бор - его фотография у меня на стене в кабинете - я строил его с нуля. Приехали с палаткой в девственную тайгу. Со мной работало много ныне известных белорусов. Это переросло и в мою научную работу - я получил опыт социально-экономического планирования региона. Я его объездил весь, что составляет примерно три территории Беларуси.

- Так что стройотряды стали своеобразным мостиком в бизнес?

- Можно и так сказать, ведь это микроорганизация, которую каждый раз надо создавать заново: подбор кадров, формирование коллектива, план, выполнение объемов, справедливое распределение заработка. Мне довелось познакомиться с выдающимся человеком – академиком Абелом Аганбегяном. Он издавал журнал "Экономика и организация промышленного производства", на который я подписывался. Там впервые я узнал слово "менеджмент". Когда к власти пришел Михаил Горбачев, он пригласил Абела Аганбегяна стать его советником. Он начал работать над концепцией развития экономического хозрасчета и негосударственного сектора СССР и пригласил меня принять в этом участие. Мы работали в одном из тихих правительственных санаториев Подмосковья над постановлениями о создании кооперативного сектора, индивидуальной трудовой деятельности, центров научно-технического творчества молодежи. Трудовых ресурсов в стране не хватало и первоначально планировалось, что в кооперативах будут участвовать пенсионеры и молодежь, то есть дополнительный ресурс.

- Как всегда, эксперимент поручили Беларуси?

- Естественно. Первым белорусским кооперативом был "Сувенир", выпускающий спортивную сувенирную продукцию, затем "Гарантия" - частный извоз. Цены, кстати, были ниже государственных, а услуги качественнее. В "Гарантию" вошло более тысячи человек. А гродненские таксисты первыми в СССР внедрили рации в такси. Активно развивались кооперативы бытовых услуг. Были и экзотические, например, "Спутник" – брачное агентство. Первый кооперативный ресторан "Узбекистон". Ряд кооперативов по переработке вторичных ресурсов – как кооператив "Техника". В Беларуси кооперативное движение было активным и порядочным. И что отличало нашу республику - было много научно-технических кооперативов. Кооперативы у нас стали ростками бизнеса. Тогда назрела необходимость в обучении бухгалтеров, директоров и так далее.

- И вы открыли такой кооператив?

- Да, на его регистрацию мне потребовалось 7 месяцев, чтобы пройти по всем инстанциям. И поддержал тогда только председатель Мингорисполкома Владимир Михасев. А вначале было более 40 отказов. Но они потом тоже согласились, что необходимо повышать уровень бизнес-образования. Так и появился первый учебный информационно-консультационный кооператив "Центр" при Госснабе. Здесь же была организована и первая негосударственная социологическая служба, юридические и экономические консультации. И даже реставрационные работы. Когда я глубоко занялся этим вопросом, понял, что нужно создать бизнес-союзы, потому что везде в мире бизнес объединен, полноценную инфраструктуру. Кооператоры поддержали эту инициативу.

- Вы тогда стали президентом (тогда еще это было можно)?

- Бизнесмены сказали, что меня уже все хорошо знают и предложили мне возглавить Союз научно-технических кооперативов. И на этом моя спокойная жизнь закончилась. Со всей страны пошли звонки. Кооперативы из других сфер стали проситься к нам – кафе, музыкальные коллективы, строители, физкультурно-оздоровительные. И через месяц мы провели второй съезд для изменения Устава. Решили отказаться от слов "научно-технические", просто Союз кооперативов БССР. Съезд даже запрещали, насчет чего провели заседание в Совете министров – как это, без разнарядки "сверху", люди объединяются. Пришлось звонить в Москву, и оттуда пришло указание разрешить. Позже я создал еще и Ассоциацию делового сотрудничества "Гарант" для развития внешнеэкономической деятельности.

- Нет ощущения, что отношения власти и бизнеса развиваются по спирали?

- Было несколько волн вхождения и выхода бизнеса в экономику. Первая, в 1986-1988 годах – была установка власти: разрешено все, что не запрещено. Людей приглашали, звали в бизнес. Потом создали то, что компрометировало кооперативы – кооперативы при госпредприятиях. При "Интеграле" и МТЗ их было почти 70.

- Проблемы за эти 20 с лишним лет, похоже, не изменились…

- Всегда была и сейчас остается проблема – где взять ресурсы: помещения, производственные площади, финансы. Образование – недооценка самими участниками чаще всего. Мне звонят, например, и спрашивают: "Как мне начать свой бизнес?" Я сразу задаю вопрос: "А какие книги вы прочитали?" "А зачем, - говорят. – Я, мол, хочу чем-то простым заниматься. А книги некогда мне читать". Таким я сразу отвечаю – "Вам вредно бизнес начинать: вы нанесете ущерб себе и другим".

- А в целом бизнес стал образованнее, профессиональнее?

- У нас не было ни носителей бизнес-идей, ни собственности, ни наследства. Все это когда-то было уничтожено, и три поколения людей не знали, что такое частная собственность, управление, свое производство. В Беларуси и цехов подпольных не было – очень хорошо работала ОБХСС. Но инициатива и предприимчивость, как только появилась возможность, стали проявляться. И не всегда это было ради прибыли, а чаще для самореализации. Сегодняшние крепкие бизнесмены выросли на своих ошибках, на своем опыте. В первой сотне у нас много именно самородков. Это в чем-то даже ценнее академического бизнес-образования. Но и для получения специальных навыков больше возможностей. Многому нам еще предстоит научиться, но главное, что уже опыт и те, кто может подсказать. Однако уровень образованности всегда стоял на первом месте.
 
- У вас сумасшедший ритм жизни и огромный поток информации. Часто приходит мысль бросить все?

- Почти каждый день (улыбается.) Целеполагание должно быть. Какова цель? Надо ли? Потому что самым невосполнимым ресурсом является время. Мне нравится понимание времени американской деловой культурой: прошлого не существует, настоящее интересно, поскольку реализуются определенные проекты сейчас, а все остальное – это будущее. Надо самому определять, чем заниматься, а чем нет. Потому что все вокруг навязывают тебе, чем заниматься и, как правило, не соответствует твоим приоритетам. И тут главное - не сбиться и не раствориться. Многое еще несовершенно у нас: не до конца созревшее государство, гражданское общество, многие не понимают твоих инициатив. Часто оказывается, что предложения, высказанные еще 15 лет назад, только сейчас становятся объектом широкого обсуждения. Так было и с кластерами, и с технопарками.
 
- Какие наиболее яркие победы были в жизни?

- Когда в 1990 году удалось добавить в лексикон слово "предприниматель", это была победа. Вторая, когда мне удалось создать Академию парламентаризма и предпринимательства. Многие в это не верили. И когда пошел процесс и начала развиваться система частного образования, я получил огромное удовлетворение. Важная победа - появление в Конституции Республики Беларусь 13-й статьи о равенстве государственной и частной форм собственности. Также первая государственная программа развития частного предпринимательства (основные направления 1991 год). Нелегким было создание Фонда поддержки предпринимательства, но это получилось.  
 
- Каким вы видите будущее белорусского бизнеса?

- Прежде всего наращивание личностного потенциала участников этого процесса. Легкий вход и выход. Наша сверхзадача – чем больше будет наращиваться средний слой, тем последующим поколениям будет легче работать. Демократия – это средний слой, а его формирует малый и средний бизнес. Предпринимательство Беларуси должно быть основано на поощрение инициативы, образовании и инновационности. Невозможно сегодня делать бизнес, не входя в международное разделение труда. И чем больше высокой добавленной стоимости, тем лучше. Нам надо догонять. Мы очень серьезно отстали и в инфраструктуре, и в производстве. И в этом догонять сложнее. А вот развивая интеллектуальные бизнесы, есть шанс для конкуренции на равных. У нас много замечательных, умных, инициативных людей. Во всем мире их государство поддерживает. Мне импонирует в этом вопросе подход Японии, США, Польши. Пример последней, это вообще показательный для нас. Хотелось бы, чтобы наши люди не уезжали, а больше ездили и впитывали, возвращались на родину и реализовывали здесь свои идеи. Но все это невозможно будет реализовать без непрерывного и конструктивного диалога бизнеса и власти.
 
Источник: http://tut.by