Проекты

Основные разделы сайта

Новая стратегия Кремля

Ярослав РоманчукЯрослав Романчук

Если что-то слишком хорошо, чтобы быть правдой, значит, так оно, вероятно, и есть. Это о выгоде Беларуси от новых газовых соглашений с Россией. $2,5млрд. за 50% Белтрансгаза, фиксированная цена 1000 куб м. «голубого золота» $165,6 на весь 2012 год, что почти на 60% ниже прогнозируемой цены для Европы; реструктуризация долга за 2011г. в объеме ~$150 - 200млн., гарантии транзитной загрузки – неужели Кремль примеряет одежды матери Терезы в отношении Беларуси?

Подробнее...

 

Начало 12-летнего геополитического цикла Владимира Путина


Если что-то слишком хорошо, чтобы быть правдой, значит, так оно, вероятно, и есть. Это о выгоде Беларуси от новых газовых соглашений с Россией. $2,5млрд. за 50% Белтрансгаза, фиксированная цена 1000 куб м. «голубого золота» $165,6 на весь 2012 год, что почти на 60% ниже прогнозируемой цены для Европы; реструктуризация долга за 2011г. в объеме ~$150 - 200млн., гарантии транзитной загрузки – неужели Кремль примеряет одежды матери Терезы в отношении Беларуси? После ставших уже хроническими газовых, нефтяных, молочных, автомобильных (фольксваген caravelle 2011) и пивных распрей между нашими странами впору сказать: «Бойтесь данайцев, дары приносящих». То, что для Беларуси кажется газовым подарком сегодня, вполне может оказаться первым платежом в геополитический инвестиционный проект с высокой доходности для нового старого президента России.

Новая геополитическая стратегия России

Верить в сказки и мифы славянских народов можно в школе, но не в реальной политике Владимира Путина накануне его прогнозируемого 12-летнего правления. Есть основания констатировать начало реализации новой стратегии развития российского государства и его соседей. Она рассчитана на всех «непокорных» и непокоренных соседей, а не только на Беларусь. Как в прагматичном, составленным с холодным расчетом долгосрочном инвестиционном плане, мы наблюдает первую фазу – вложение денег, ресурсов в активы (hard power), а также формирование институтов/личностей влияния (soft power). Новый геополитический проект Кремля начался с Беларуси, но едва ли на ней завершится.

Ошибкой является оценка выгод и преимуществ заключенных газовых сделок для двух сторон только на сравнении денежных сумм, объемов или количества акций. Это как оценивать победу в длинном чемпионате по футболу на основании результата одной игры. Кремль инвестирует в проект с длинным сроком окупаемости - и явно знает свое дело. Причем, речь идет не только о деньгах и активах. Ставки сделаны на формирование полноценного нового геополитического центра силы, который должен появиться после кризиса США, Европейского Союза, Японии и корректировки политики Китая. Она наступит после сокращения спроса со стороны Америки и сдувания пузырей на рынке недвижимости и финансов Поднебесной.

Естественно, не вложив на начальной стадии серьезные ресурсы (денежные, сырьевые, политические), нет оснований рассчитывать на успех. Как убедился Кремль за последние 17 лет, Беларусь – не такой «фрукт», который сам упадет в руки. Все предыдущие стратегии интеграции, расширения сферы влияния в ближнем зарубежье и создания территориального пояса геополитической лояльности провалились. Не сработали ни пряники (списание долгов, дешевые энергоресурсы, кредиты, доступ на рынок), ни кнуты (прекращение поставок газа/нефти, временная блокировка импорта товаров, информационные «наезды» на А. Лукашенко). Беларусь, тем более Украина, никак не хотела реинтегрироваться в нечто такое, где центр принятия основных политических, внешнеполитических и экономических решения находится в Москве, где никто не пытается оспорить Москву, как новый, восстановившийся центр силы в многополярном мире после развала советской империи.

Оптимальное время для геополитического прыжка

Время для начала реализации новой Стратегии было выбрано очень удачно. США все глубже погрязает в долговом и бюджетном кризисе. Экономика становится темой номер № 1 в американской политике. Внимание внешнеполитического и военного ведомств поглощены Афганистаном, Ираном/Израилем, глобальной ПРО и никуда не девшейся Аль-Каидой. Нарастает горячка президентской избирательной кампании. Политики перезагрузки продолжается по инерции. Ей некому бросить вызов, тем более что ее основной стейкхолдер Майкл Макфол вот-вот станет послом США в России.

Европейский Союз также находится в самом глубоком в своей истории экономическом кризисе. Зона евро трещит в швах. Больше половины стран ЕС-27 в долгах, как в шелках. В пучину летят как новые, так и старые члены ЕС. Греция, Италия, Португалия, Испания – и это только начало. Решение проблемы устойчивости банков и государственных бюджетов при сохранении социального мира – задача не из легких. Тем более что европейские политики сильно разочаровались как в украинской, так и белорусской оппозиции. Значимым, адекватных политических партнеров по демократизации России для США и ЕС вообще нет. А вот европейское и отчасти американское мощное бизнес лобби по сотрудничеству с Кремлем сформировано и активно работает.

Китай еще слишком слаб, чтобы заявлять некие претензии России в отношении ее политики в отношении стран бывшего СССР. В обозримом будущем он едва ли будет борцом за демократию и политический плюрализм. Тем более что Китай пока делает ставку только на бизнес. Значит, существуют оптимальные условия для реализации новой геополитической Стратегии Кремлем. Все значимые оппоненты увлечены своими делами и проблемами. Противодействовать В. Путину политическими, тем более экономическими и с еще меньшей вероятностью военными средствами некому. Ресурсы Россия накопила немалые. Ее долговые позиции очень устойчивые. Пока капитализировать высокий спрос на нефть и газ. Поэтому и началось. Формально днем начала реализации Стратегии можно считать 25 ноября 2011 года, день подписания газовых соглашений между Россией и Беларусью. Отныне главными действующими игроками будут мощные государственные или псевдогосударственные российские корпорации. За их спинами всегда будет присутствовать В. Путин и его команда.

Источник роста становится политической удавкой

А. Лукашенко и Беларусь – это не субъекты новой геополитической Стратегии Кремля. Это объекты, которые используются в первую очередь по ряду причин. Во-первых, А. Лукашенко отрезал себя от Запада (результат операции «19 декабря 2010 года»). Во-вторых, еще никогда в XXI веке Беларуси не была так уязвима финансово и экономически. В-третьих, еще никогда в 2000-ые популярность А. Лукашенко не была такой низкой. В-четвертых, часть белорусской номенклатуры и бизнеса, получив жесткий удар по своим активам и доходам в виде девальвации и инфляции, как никогда готовы рассматривать новые возможности обеспечения устойчивости своего бизнеса и коммерческих интересов в Беларуси.

В краткосрочной перспективе А. Лукашенко имеет основания чувствовать себя победителем. Эта самая перспектива может продлиться вплоть до осени 2012 года, до момента, когда Владимир Путин сформирует новую команду и вплотную начнет реализацию своей геополитической Стратегии. До этого времени Кремль ожидает, что А. Лукашенко сделает следующее: 1) снимет все барьеры на пути российских товаров в Беларуси, 2) ликвидирует дискриминационные практики поддержки белорусских производителей, которые конкурируют с российскими компаниями (прямые бюджетные субсидии, льготные цены на энергоресурсы, дешевые кредиты, защита от банкротства и кредиторов, защита от конкурентов и т.д.); 3) зажжет зеленый свет приватизации крупных государственных компаний, в том числе банков и страхового бизнеса. Для начала этого хватит.

Россия готова к товарной, денежной, информационной и управленческой экспансии. Невыполнение Беларусью хотя бы одного из требований России (она может легко сослаться не только на договор по ЕЭП, но и на стандарты ВТО) может резко сократить объем энергетического гранта (а Белтрансгаз ведь уже российский), заморозить кредиты и ограничить доступ белорусских товаров на российский рынок, под видом ответных мер защиты своего рынка, в строгом соответствии с международными стандартами.

Как раз осенью 2012 года Украина будет проводить парламентские выборы. До этого времени Кремль будет активно использовать кейс Беларуси для убеждения украинских политиков к вступлению в ЕЭП. Мол, у вас же проблемы с финансированием бюджетных расходов. Давит МВФ (требует бюджетной и пенсионной реформ), критикует ЕС (за Тимошенко), плотно закрыты двери НАТО. Давайте к нам. У нас газ по $150 за 1000 куб. м. У нас емкий рынок для ваших металлов, цемента, электроэнергии и самолетов. Не факт, что такое соблазнение сработает, но игра стоит свеч. Тем более что Евросоюз не питает большой любви к президенту В. Януковичу.

Если А. Лукашенко к концу 2012 года ничего не сделает в плане системных рыночных реформ, если он не подготовится к открытой конкуренции с российскими производителями, к работе в режиме свободных цен, тогда Россия, особенно если и на этот раз не удастся заманить Украину в ЕЭП, резко ужесточит риторику и условия экономического сотрудничества с Беларусью. Нет, до исключения из ЕЭП едва ли дойдет. Здесь голос Казахстана тоже может сыграть свою роль. Для Кремля ценность данной геополитической конструкции больше, чем ценность президента А. Лукашенко. Это будет второй акт новой геополитической Стратегии. Не факт, что не вмешается глобальный кризис и резкое падение цен на нефть. Наверняка в план по реализации Стратегии будут вноситься корректировки. Ясно одно. Это точно не игра А. Лукашенко. Он сможет частично вернуть себе инициативу только в том случае, если наступит на горло собственной песне и создаст лучшие рыночные институты, более эффективное государство, чем сама Россия. Госплан/Госснаб, который стал моделью восхождения и укрепления А. Лукашенко, становится его политической могилой. Газовые соглашения с Кремлем – это не спасение А. Лукашенко. Это его банальное использование для большой геополитической игры. Цена? Разве постоит за ценою страна, которая готова потратить на газовые трубы в Европу десятки миллиардов долларов, должностные лица которой сами признаются, что откаты по бюджетным проектам достигают 70%?