Проекты

Основные разделы сайта

Реальный сектор. Антиреволюция по-белорусски: "верхи" точно не могут, а "низы" очень хотят

В одной из статей увидел фразу: "Гегель сказал, что, не понимая реальности, мы не можем сделать свободный выбор. А всякая борьба против непонятного напрасна". Именно поэтому лейтмотивом статей в "Реальном секторе" была и остается необходимость анализа положения дел и выработки ответа на тот вызов, с которым столкнулась страна. Сначала – ответа на интеллектуальный вызов. Причем ответ не на уровне лозунга, а на уровне программы действий. И только потом решать – что делать.
Зарплаты на всех белорусов не хватает

"Реальному сектору" недавно исполнилось 2 (два!) года. Вышло 90 моих статей и 1 статья россиянина. И, несмотря на неоднократно анонсировавшийся открытый формат рубрики, ни аргументированного спора, ни альтернативного анализа нет. Мало того, ход комментариев показывает, что в общественном сознании до сих пор живут мифы 1991 года. Мифы, способные разрушить любое общество.

Большинство наших сограждан уверены, что наше государство богато и в состоянии обеспечить их потребности и социальные нужды.

Но государство не столько дает, сколько перераспределяет. Чтобы что-то кому-то дать, государство должно что-то у кого-то забрать. А забирать сегодня уже нечего. В нашем национальном богатстве главный актив – человеческий капитал. Тот самый, что сегодня так активно перетекает в Россию. А материальное советское наследство мы успешно проели.

По данным ЦРУ, ВВП Беларуси составляет 55-57 млрд долларов. (Белстата – ниже. Но я предпочитаю использовать данные CIA World Factbook, которые выглядят более обоснованными, чем данные национальных статистических комитетов). И по темпам роста ВВП за 2002-2011 гг. мы уступаем не только России (что не удивительно ввиду роста цен на нефть), но и Польше, Бразилии, Аргентине. Которые тоже ввозят энергоносители.

Около 5 млрд долларов будет уходить на обслуживание внешнего долга, на поддержание мощностей и инвестиции должно уйти не менее 16 млрд долларов, 3-4 млрд – на прочие общегосударственные затраты. Максимально возможные денежные доходы населения не превысят 32 млрд долларов. Снимем пенсии, пособия, стипендии. На зарплаты останется 22-24 млрд долларов. В среднем – менее 450 долларов в месяц на работающего.

Вот это мы зарабатываем. "Нарисовать" можно и больше, но к чему это приводит, показал прошлый год. Чтобы обеспечить знаменитые "по 500", ВВП нужно нарастить на 10-12%. МВФ на следующий год нам сулит 3,4%. Такими темпами – 4 года. Чтобы получить обещанные Мясниковичем 1000 долларов, ВВП должно составить не менее 90 млрд долларов. При темпах роста в 8,5% в год – не менее 6 лет, при темпах 3-4% - лет 15. Не говоря уже о том, что для обеспечения такого роста необходимо каждый год осуществлять капвложения на уровне 20 млрд долларов, отрывая их от потребления населения. А ведь средняя зарплата в России уже превысила 1000 долларов. (Правда, и ВВП на душу населения там в 2,2 раза выше.) А в Турции, например, - 1300 евро.

Есть, правда, и другой вариант. Тот же объем ВВП и у нас достижим при существенно меньшем числе работающих. Что называется, невооруженным глазом видна лишняя численность и в госаппарате, и в науке, и в социальной сфере. Но главным образом - в заводоуправлениях.

В одной из первых статей этого цикла я уже писал о том, что безработица стучится к нам в дверь. И открывать придется. Поскольку те, кого придется сокращать, как раз не из тех, кто может уехать. Но потери человеческого капитала вследствие миграции кадров в Россию обойдутся стране дороже. По целому ряду специальностей придется платить конкурентную с Россией зарплату. А значит – некоторым другим не хватит. Мы уже привыкли к тому, что некоторые категории работников (например, программисты) имеют зарплаты много выше средних. Привыкнем и к тому, что таких категорий будет побольше.

Как много может быть тех, кому не хватит? Простой подсчет показывает, что при средней зарплате в 750 долларов (при которой, вероятно, трудовая миграция может быть снижена до приемлемого уровня) имеющегося в нынешнем ВВП фонда оплаты труда хватит только на 2,7 млн работающих. У нас сегодня – 4,5 млн (Было. Сколько уехало – сказать очень трудно. Ясно – что много.)

Очевидно, что одномоментно сократить 1,8 млн человек (2 из каждых 5) без ущерба для выпуска продукции сегодня невозможно. Ни технически (быстро техперевооружение и модернизацию в таких объемах не провести), ни в социальном плане. Но и принятая у нас политика в области зарплат – путь в тупик.

Снизив через девальвации зарплаты у всех, мы стимулировали трудовую миграцию самой активной и квалифицированной части работников. Качественный состав главного богатства страны – человеческого капитала - быстро ухудшается. Последующее хаотическое повышение зарплат, часто – случайное, не имеющее под собой экономической базы, только окончательно дезорганизовало рынок труда. Сегодня на нем – хаос.

Пока безработицы удается избежать только за счет миграции. Мало того, местами возник и дефицит рабочей силы. Что вообще недопустимо, поскольку консервирует кризис. И меры, предусмотренные декретом № 9, в этой ситуации не помогут.

Да, сокращать лишнюю численность, где только возможно, абсолютно необходимо. По мере готовности соответствующих оргтехмероприятий. С повышением зарплат у остающихся. Причем в массовое сознание должна прочно войти мысль: при тех же объемах производства чем выше зарплаты, тем меньше будет рабочих мест с такими зарплатами. Вынос рабочих мест из Европы в Китай шел не только потому, что это выгодно производителю. Не выдерживали эти места конкуренции, их приходилось сокращать. Не могут сегодня Европа и США, при их зарплатах, содержать рабочие места с простым трудом. И у нас не получится делать это долго.

ВВП любой ценой

Но только эти меры для выхода из кризиса недостаточны. Выход может быть только при быстром увеличении объемов производства. Любой ценой. Так, чтобы ВВП рос по 10-12% ежегодно. Да, и МВФ, и наши либералы категорически против. Но альтернатива – "ловушка бедности" и деградация страны. И риски инфляции и трудности для иностранного капитала (которого все равно у нас нет) – меньшее зло, чем их сценарий. Всюду в мире меры жесткой экономии усугубляют кризис за счет сокращения спроса. И объективно выгодны только группе самых богатых стран, которые для себя меры жесткой экономии исключают.

Другое дело, что в сложившейся структуре экономики и при наших методах управления такая задача не решается. Прав, конечно, В. Ермошин. Когда в своем интервью сказал, что программу выхода страны из кризиса должно готовить НИИ экономического профиля. Общественность в состоянии лишь обсудить самые общие принципы построения такой программы.

Поскольку дееспособность наших НИИ для меня очень сомнительна, от себя добавлю - или достаточно большой командой специалистов разного профиля. И Ф.Д. Рузвельт, и Дж. Кеннеди свои реформы проводили, опираясь на неформальные команды единомышленников. По наитию такие вопросы не решаются. Президент один раз уже задавал нашим ученым вопрос: "А что, если я ошибаюсь?". И не может такую программу сделать один человек. Волшебников не бывает, а цена ошибок очень велика.

К сожалению, в нашем общественном сознании понимание происходящего наступает очень медленно. До сих пор превалируют иллюзии. У одних – что трудности временные, достаточно президенту внести какие-то корректировки в проводимую политику, погонять чиновников – и все станет нормально. Да и вообще, президент – он выкрутится. У других – что достаточно заменить одного человека, избрать вместо него ну очень демократичного, и все проблемы решатся сами собой. Даже если за спиной этого демократа нет ни команды, ни понимания сути проблем страны. То ли Запад нам поможет, то ли инопланетяне (что, по-моему, более вероятно), но счастье само упадет на нас вместе с демократией.

Нет понимания, что закончился целый этап в развитии нашего государства. Тот этап, когда ее становление в значительной степени шло за счет советских запасов. И материальных, и кадровых. Когда главным для нашего общественного сознания было не увеличение производимых благ, а справедливость их распределения.

Этот ресурс исчерпан. Дальше – нужно зарабатывать своим трудом. И выхода из нашего кризиса за счет реставрации "белорусской модели" просто не существует. Новую, соответствующую обстановке в стране и в мире, экономику страны нужно выстраивать. Из того материала, который имеем.

И здесь тоже не бывает волшебных решений. Никто не сможет ее просто придумать, а потом внедрить. Это – процесс, в ходе реализации которого многое придется корректировать на ходу. Поскольку мы слишком зависим и от положения дел в других странах. Для запуска такого процесса необходимо сформулировать общие цели и стратегические направления, создать инструменты реализации, выработать план ближайших мер. С пониманием того, что существующие структуры управления для решения таких задач просто непригодны.

В.И. Ленин определил революционную ситуацию как ситуацию, когда "верхи" не могут, а "низы" не хотят жить по-старому. У нас сегодня – парадокс: "верхи" точно не могут управлять по-старому (на это просто нет денег), а "низы", в очень значительной части, очень хотят вернуться в 2010 год. Их там все устраивало. Осознание, что это уже невозможно, в массовое сознание пока не пришло. Пока.

И не надо власти нарываться, ждать, когда придет. Президент прав, когда говорил, что свой лимит революций и потрясений Беларусь уже исчерпала. Тем более что в XXI веке благоприятных для небольших стран сценариев революций и быть не может. На стадии хаоса, неизбежном в любой революции, всегда найдется кому вмешаться извне, разворачивая ситуацию в свою пользу. Ни "цветные революции", ни "арабская весна" проблем еще ни одной страны не решили.
 
Источник: TUT.BY