Проекты

Основные разделы сайта

"Экономика на пальцах". 2014 год: не до жиру, быть бы живым

Главная экономическая новость прошедшей недели - это, конечно, калийный передел. "Уралкалий" выходит из БКК, "Белкалий" выдвигает свои претензии российскому партнеру. Что стоит за этими событиями и как это отразится на состоянии дел нашей курицы, несущей золотые яйца в бюджет страны?

 

Подробности...

Эта тема стала главной в очередной программе Сергея Чалого "Экономика на пальцах". Также в программе мы говорим об основных параметрах прогноза на следующий год. Авторы документа понизили рост ВВП в 2014 году с 9,6% до 5,5%. Порадуемся реализму и дадим прогнозу оценку.
Формально Нацбанк достиг своей цели: ему удалось вернуть ставки в намеченный коридор между ставкой изъятия ликвидности и ставкой предоставления ликвидности. Но рынок лихорадить может еще достаточно долго, и говорить о том, что ситуация тем или иным способом нормализовалась, по всей видимости, не приходится. В частности, еще и потому, что сохраняется дефицит ликвидности в банковской системе. Поначалу деньги продавались только крупным коммерческим банкам и банкам с государственным капиталом. Но проблемы были главным образом у средних банков, именно из-за этого им пришлось так агрессивно вести себя на рынке депозитов. Суммарно они влили в систему уже более 40 трлн руб. за неделю, это немало.

Ситуация такого серьезного различного отношения к крупным коммерческим банкам и средним, и мелким была неблагоприятной. Потому что ставки по депозитам вырастали диспропорционально высоко у средних банков. Тем самым населению был задан ориентир – 44% годовых. И 30-31% в государственных банках переставали выглядеть привлекательными. Притом емкость рынка депозитов по столь высоким ставкам была не очень велика, именно в силу того, что это были средние банки. В итоге ставки в средних банках снизились до 39%, а крупные подтянулись и дают 31-34%. Работает психология храповика: движение только в одну сторону воспринимается населением не как обман. Поэтому банки придумывают бонусы, оставляя процентную ставку, но эффективно увеличивая ее путем премиальных процентов для вкладчиков.

Почему столько шума в интернете о загадочных четырех буквах "своп"? Некие своп-аукционы, которые начал проводить Нацбанк.

С начала года у Нацбанка есть такое право, другое дело, что он им не пользовался. Механизм свопа как операции на открытом рынке по регулированию ликвидности у Нацбанка был уже много лет. Другое дело, что это был двусторонний своп, и, по законодательству, которому подчиняется Нацбанк, она равна верхней ставке предоставления ликвидности. В начале года был придуман аукцион своп. Собираются заявки, заранее ставка не объявлена, и Нацбанк имеет право из всех поданных заявок удовлетворить либо все, либо частично. Есть конкурентные заявки, есть заявки лимитированные. Кто-то говорит о том, что ему нужны деньги, не важно, какой будет процент. Это означает, что его ставка, несомненно, будет удовлетворена, но он заранее не знает, какова будет цена денег. Есть заявки, которые говорят: не выше такой-то доходности. Нацбанк имеет право определять самую нижнюю границу. Те, кто ниже выходят, а те, кто выше, получают ставку отсечения – все получают одну и ту же процентную ставку.

Этот инструмент интересен тем, что позволяет Нацбанку предоставлять ликвидность на ежедневной основе, но по ставке ниже, чем верхняя ставка предоставления ликвидности. Нацбанк де-факто признает, что верхняя планка 40% для него уже тоже высока, и начинает ориентировать банки на то, что деньги в экономике должны быть дешевле. Фактически рынок полмесяца живет на подсосе и с руки кормится у Нацбанка. Забери он 1,5-2 трлн в день предоставляемых денег – банки моментально окажутся в минусе и с нехваткой ликвидности. Они по-прежнему живут на аппарате искусственного дыхания.

О прорыве в отношениях с Китаем

Буквально пару часов назад было сообщение о том, что у нас очередной прорыв в отношениях с Китаем, и Нацбанк получил разрешение на доступ к межбанковскому рынку облигаций Китая. Это означает право покупки, как они выражаются, высокодоходных и высоконадежных китайских облигаций. Это наиболее крупный ликвидный сегмент долгового рынка страны. Облигации будут приобретаться на юани, купленные на бирже, которые поступали в страну в виде валютной выручки от экспорта. Очевидно, что это покупка даже не государственных казначейских обязательств Китая, потому что речь идет о межбанковском рынке облигаций. Вероятнее всего, это коммерческие эмитенты, в лучшем случае государственные предприятия либо предприятия, где есть доля правительства Китая в их уставном фонде. Понятно, что нет такой гарантии по выполнению своих обязательств, как было бы в случае государственных облигаций. Более того, поскольку эти компании не называются, это может быть все что угодно, включая даже наши совместные предприятия. Далеко не факт, что они являются столь уж высоконадежными.
Получается, что валютная выручка от нашего экспорта в Китай возникает в юанях, даже не в валюте. Это валюта, но с управляемым обменным курсом по отношению к доллару, и не относится к резервным валютам, которые могут учитываться в составе золотовалютных резервов.

А облигации, которые мы будем покупать, будут считаться МВФ?

Нет, конечно. Даже притом что наш экспорт – это десятая доля от товарооборота с Китаем, теперь выясняется, что нам за этот экспорт платят не совсем нормальными деньгами. Нацбанк признается, что особо не знает, куда их и девать-то. Такими сообщениями нас готовят заранее, что золотовалютные резервы уменьшатся. Мол, мы нарастили резервы в юанях: это мы не золотовалютные резервы тратили, а изымали ликвидность из банковской системы. Вот как на самом деле надо понимать будущее сокращение золотовалютных резервов.

О ситуации с калийными удобрениями


"Уралкалий" последовательно придерживался позиции "цена важнее, объемы вторичны". Новости прошлого года: "Уралкалий" хочет вдвое сократить производство с декабря 2012 по апрель 2013 года. Это означает, что люди просто не работают, им выплачивается две трети зарплаты. Это было еще до контракта с Китаем и Индией. 22% от всего объема продаж занимал тогда Китай и примерно 16% - Индия, то есть это очень серьезный рынок.

В первом квартале прошлого года его мощности были загружены только на 60%. В четвертом квартале снова было уменьшение до 7 млн тонн выпуска. Это означает около 50% их возможностей.

Это все, чтобы продавать калий по той цене, по которой продавала белорусская калийная компания.

В начале этого года в отчете сокращение производства год к году было на 16%. Именно это сокращение того, что творилось в 2012 году, позволило сохранить рентабельность. Для чего все это делалось? Обыкновенная ценовая война с Китаем, который хотел бы иметь контрактную цену меньше, чем которая была бы. Прошлые контрактные цены были 470 долларов за 1 тонну. При этом Китай мог некоторое время держаться за счет того, что у него были весьма большие запасы. Расчет "Уракалия" и БКК был в том, что за время, пока не идут поставки, китайские запасы уменьшатся, и они будут несколько сговорчивее. Я думаю, что запасы Китая были до 4 млн тонн на конец 2012 года. Чтобы с ним можно было о чем-то разговаривать, нужно было быть как минимум вполовину сильнее.

С белорусской калийной компанией все понятно. На словах "мы вместе сильнее, оба заинтересованы, чтобы и подороже, и побольше". Однако мы слегка сократили экспорт калийных удобрений в денежном выражении, но смысл был в том, что мы нарастили в объеме. Задача так и стояла: добрать объемами то, что не соберем по цене. Иными словами, прямо противоположная задача, чем у "Уракалия". Наша задача была получить как можно больше денег здесь и сейчас.

Сразу можно сказать, что обе стороны по отношению к БКК не очень честны. Насколько мне известно, объемы поставок железнодорожным транспортом калия в Китай не учитывались в рамках совместной деятельности БКК. 22 июля 2013 было совещание, где мы в очередной раз сказали о том, как хорошо было поддерживать взаимодействие с "Уралкалием". Буквально 25 июля у президента произошло забавное назначение. Назначается новый генеральный директор ЗАО "Белорусской калийной компании" и снимается прошлый, Валерий Иванов. Интересны слова, которыми сопровождалось назначение прошлого директора в 2012 году и его снятие в этом году. При назначении говорилось, что этот вице-премьер (должность, которую директор занимал до своего назначения на пост ЗАО "Белорусской калийной компании"), а теперь ему предстоит досконально изучить и систему продаж.

Дальше слова, которые сопровождают увольнение Валерия Иванова: "Мы переведем его на другую работу. У нас таких больших претензий к нему нет, но ему тяжело работать в этой сфере, поскольку он с ней никогда не сталкивался", - сказал президент. Зато Елена Кудрявец, которая становится нынешним генеральным директором: "Вы активный участник той комиссии, которая изучала ситуацию на калийном рынке вообще, вы анализировали работу Белорусской калийной компании, которая занимается реализацией калийных удобрений в Беларуси и России. Вы хорошо знаете ситуацию не только у нашего производителя, но и российского". До этого она была замгенерального директора "Белкалия" по маркетингу и сбыту. Все это делалось до официального объявления войны со стороны "Уралкалия". Что это назначение, как не превращение БКК в трейдера "Белкалия", а не совместного трейдера.

30 июля было утреннее объявление: совет директоров "Уралкалия" решил прекратить экспортные продажи через БКК, определяя единственным каналом своего экспортного сбыта "Уралкалий-трейдинг". Они не могли нас прямо обвинить, что мы торговали налево. Они могли сказать только о том, что в указе № 566 от 22 декабря 2012 года внезапно было прописано: "Исключительное право внешней торговли в части экспорта минеральными или химическими калийными удобрениями закрепляется государством и реализуется ОАО "Беларуськалий", ЗАО БКК и иными организациями, определяемыми президентом Беларуси. Вывоз за пределы осуществляется только "Беларуськалием" путем реализации калийных удобрений БКК и иным организациям, определяемым президентом". Определенная лазейка оставалась.

Вполне возможно, что под видом минеральных удобрений продавались эти самые калийные удобрения. 30 июля фактически происходит развод. Юридически "Уралкалий" по-прежнему остается партнером БКК. Такое положение сохранится до следующего заседания наблюдательного совета.

Естественно, на следующий же день "Беларуськалий" заявил о том, что единственным трейдером он оставляет БКК. Они переходят к тому же самому демпингу, о котором шла речь. Тут же было сказано о получении "Уралкалием" китайского контракта. Фактически это был контракт БКК, который они увели, пока он был ничей. В этом году "Уралкалий" планирует наращивание 10,5 млн тонн удобрений, в 2014 году – 14 млн тонн и дальше больше. Извините, не верю. Суммарная мощность двух месторождений, которые есть у "Уралкалия" 13 млн тонн. Зачем они пугают 14 млн и откуда они их возьмут, я не очень понимаю. Руководство "Уралкалия" сказало, что результатом этого станет оживление рынка и увеличение продаж (раз цена будет падать). Но куда она может упасть? С нынешних 400 долларов было названо ниже 300 долларов. Есть некий уровень предельной цены, ниже которого она падает редко.

"Белкалий" очень похож на "Уралкалий" по величине, по технологии добычи, за исключением того, что мы умеем делать чуть более сложные удобрения, которые позволяют их продавать с некоторой премией по сравнению с обычными калийными удобрениями. Ожидается, что будет двукратное сокращение рентабельности "Уралкалия". Думаю, аналогичная ситуация ждет и нас. Наши тут же поехали в Бразилию расширять рынок. За Индию еще можно постараться побороться, но основной наш рынок – Северной Америки и Бразилии, потому что у нас довольно неплохая доля в Штатах.

Результатом было моментальное падение стоимости акций, в первую очередь "Уралкалия" (в первый день почти 20%), и всех мировых компаний. Potash Corp. - минус 16%, Mosaic ULC – минус 16%, Agrium Inc – минус 15%, Intrepid Potash (мелкая компания) – минус 30%. Три первые компании работали через второй картель. Первый картель контролировал 42% мировых продаж “Беларуськалия” и “Уралкалия” через БКК. Второй картель – Canpotex. Падение акций "Уралкалия" не закончилось и продолжалось на следующий день (еще 7%). Если проанализировать график падения, то первое падение было реакцией в ответ на совещание, которое было у президента. Иными словами, уже тогда инсайдеры "Уралкалия" понимали, что нужно сливать акции.

Есть два лагеря комментаторов. Одни говорят, что все пропало, Беларуси конец и Россия сделала нам очень больно. Вторая точка зрения – что Россия сделала себе плохо. Чтобы решить, что это действие было направлено на то, чтобы сделать хуже нам, нужно предположить, почему нам должно быть хуже, а "Уралкалию" - лучше. На какое-то время "Уралкалию" будет лучше, потому что он получил контракт с Китаем. А что будет дальше? Падение акций составило 36%. За неделю компания потеряла более трети своей собственности.

Я даже слышал, что это такой способ заставить нас продать "Беларуськалий". А кто покупать будет? "Уралкалий"?

Акционерный состав "Уралкалия"

В июне 2010 года у тогдашнего крупнейшего акционера "Уралкалия" Рыболовлева пакет акций 53,2% был куплен тремя инвесторами – Сулейманом Керимовым, Александром Несисом, Зелимханом Муцоевым. Эти люди никогда не занимались калийной промышленностью, иными словами, Кремль подписал их на то, чтобы получить контроль над "Уралкалием" и консолидировать калийную отрасль. Тогда еще существовала компания "Сильвинит". 8 июля закрывается сделка и 6,5% собственных акций Муцоева выкупаются самим предприятием. Такие акции считаются казначейскими, ими нельзя голосовать и, строго говоря, их можно аннулировать, что они и собирались сделать. Идея была увеличить стоимость остальных акций.

У Александра Несиса было чуть более 5%, и в течение июля он продавал акции на бирже и на внебиржевом рынке маленькими пакетами. В результате, когда акционеры постепенно продавали свои акции, оставшаяся доля, обращающаяся на рынке, на сегодняшний момент составляет 58,5%. Это чрезвычайно много. К тому времени Керимов сохраняет свой пакет. И к 2011 году Керимову "Сбербанк" готов был открывать кредитную линию для покупки "Беларуськалия". Трое инвесторов покупали акции за 100-130 руб., сейчас они стоят 141 руб., то есть двое из них при выходе получили 30% годовых – нормальная прибыль для портфельного инвестора.

Если бы задача Керимова заключалась в консолидации акций и отрасли, то логично было бы предположить, что он, скорее, покупал бы эти компании не на баланс "Уралкалия", а на себя, и, скорее всего, акции продавались бы не на бирже. У Керимова на самом деле денег нет. У него и тогда денег не было: он добыл их довольно хитрым способом, фактически взяв кредит под залог того пакета, который он приобретал на эти деньги. Иными словами, Керимов, крупнейший акционер "Уралкалия", закредитован. За 10 дней стоимость обеспечения его кредита упала более чем на треть, что означает, что ситуация существенно ухудшилась.

Распоряжение акциями "Уралкалия"

Теперь что касается денег "Уралкалия". В этом объявлении важно было не столько то, что они теперь будут преследовать задачу на максимизацию объемов и наращивание валютной выручки, а то, что они приостанавливают программу buy back. Программа buy back тоже шла за счет кредитных денег. Величина долга "Уралкалия" начинала приближаться к двум показателям доналоговой прибыли. Этот параметр важен, потому что как только он превышает два, практически автоматически рейтинговые агентства понижают рейтинг компании с investment grade до спекулятивного. Грубо говоря, твой долг начинает превышать двухгодовую выручку. Это рассматривается как достаточно неустойчивая ситуация. А прибыль-то сократится. Это означает не то что программу buy back нельзя продолжать, но даже пытаться за счет заемных денег кого-то покупать,тоже не получится.

Если бы это был буржуйский рынок, я бы сказал, что на самом деле "Уралкалий" сейчас – это удобная цель для враждебного поглощения. 60% акций находится в руках у мелких акционеров. Тот же Anglo Аmericаn мог бы прийти сказать: я объявляю открытую оферту на 20% выше цены, которая есть сейчас. И спокойно набрать больше, чем керимовский пакет. Опасность в том, что очень большая величина распыленности остального пакета.

Именно потому, что мы не торгуемся на биржу и цена у нас установлена президентом, она еще и растет вровень с долларовой инфляцией. Уж теперь-то точно можно поставить крест на любом слиянии этих компаний. Даже если задача была в том, чтобы сделать нашу позицию уязвимой, то на самом деле "Уралкалий" оказался в существенно более уязвимой ситуации. Чтобы совершить враждебное поглощение "Белкалия", нужно договариваться с одним крупнейшим акционером, фактически всей холдинговой компанией ЗАО "Беларусь". Он может диктовать условия. А Керимов диктовать условия не может, и никто не сможет. Любой желающий купить "Уралкалий" его купит, и это получится с гораздо большей степенью вероятности, чем неудавшаяся сделка, когда пытались купить Potash.

Мне остается непонятным, почему "Уралкалий" пошел на настолько невыгодный для себя шаг. Разрыв-то - его инициатива.

Во-первых, мы видели явную инсайдерскую игру еще 23 июля на продажах. Если бы это был не российский фондовый рынок, а рынок страны с адекватным законодательством защиты прав миноритарных акционеров, можно было бы начинать уголовное преследование тех, кто продавал акции. Хотя бы попытаться разобраться, какого черта на спокойном рынке без новостей, хоть сколько-нибудь привязанных к "Уралкалию", происходит такое серьезное снижение стоимости акций. Можно предположить, что готовились и те, и другие.

Позиция Керимова и его дальнейшие действия

Чтобы понять, что делает "Уралкалий", нужно понять, что делает Керимов. Керимов покупал "Уралкалий" в 2010 году в надежде, что в 2011 году он купит "Беларуськалий" и после этого выйдет с очень хорошей прибылью. Он завис в "Уралкалии". Более того, он закредитован, то есть его пакет еще и "кушать просит". Все, что делалось до этого, было попыткой каким-то образом поддержать стоимость этих акций. Формально это выглядит как харакири. Распад такого картеля сравним с выходом Саудовской Аравии из ОПЕК.

Очевидно, что Керимову приходится становиться инвестором, а не спекулянтом. Иными словами, "Уралкалий" превращается в чемодан без ручки. Я думаю, что в результате продажи доли не будет даже отбита процентная ставка по кредиту. И Керимову приходится думать, как зарабатывать путем владения этими акциями, а не путем их продажи. Очевидно, что Керимов просто предпочел выйти из картеля с ожиданием и перейти в позицию ценовых войн. Они планируют перейти к полной загрузке производственных мощностей. Иными словами, бог с ней, с ценой, зато деньги будут. Но это значит, что безвозвратно потеряны золотые времена 2007, 2008 годов, когда благодаря картельным соглашениям нам удавалось добиваться для Бразилии, Азии цены более 1 тыс. долларов за тонну.

Планы на 2014 год


Мы, конечно же, потеряем в деньгах. Несомненно, рынок расширится. Это сельскохозяйственный рынок, он очень емкий, и серьезное снижение цены позволяет серьезно увеличивать объемы. Китай, Бразилия имеют такие возможности. Проблемы будут не столько по валютной выручке, сколько для бюджета. Будет сокращение экспорта.

В прогнозе на 2014 год 5,7% роста ВВП планируется достичь за счет нескольких факторов, главный из которых – рост экспорта, который планировался на будущий год на 5,7%, или почти 4,9 млрд по сравнению с 2013 годом. Из них две трети – за счет увеличения экспорта в Россию. У нас, действительно, есть рост экспорта в России (300 млн долларов за 5 месяцев). К сожалению, проблема в том, что основной рост экспорта в России за счет того, что мы теперь обязаны часть нефтепродуктов, произведенных из российской нефти, поставлять обратно. Иными словами, я не слишком верю, что эта задача может быть выполнена.

 

tut.by