Проекты

Основные разделы сайта

Полгода провала

Самое бестолковое полугодие белорусской власти

 

Январь – июнь 2011 года может претендовать на период самого провального в новейшей истории госуправления Беларуси. За шесть месяцев власти в экономической политике совершили чуть ли не все смертные грехи. Концентрация ошибок зашкалила так, как радиация в Гомеле после Чернобыльской аварии в 1986 году. В 2011 году АпСоНадминистрация Президента, Совмин и Нацбанк) стала причиной мощного выброса «радиации» в виде более чем 50-процентной реальной инфляции и 100-процентной девальвации.

 

Лечение народа макроэкономической радиацией

 

Как советский режим обещал надежность атомных реакторов, так и белорусские власти заверяли о безопасности денежной политики и надежности механизмов предотвращения экономических шоков. После смертельно опасной аварии на ЧАЭС начальство выгнало народ на первомайскую демонстрацию хлебать радиацию. 25-ю годами позже белорусская АпСоНа подставила рублевые доходы и сбережения под «радиационный» ливень инфляции и девальвации. Советские власти бездарно боролись с последствиями уже случившейся аварии в Чернобыле, держа людей в неведении и без нужных лекарств. Белорусская Вертикаль ведет себя так же неадекватно в условиях высокой инфляции и растянувшейся во времени девальвации. Она тушит макроэкономический пожар бензином в виде свеженапечатанных рублей и дешевых кредитов.

 

В тот момент, когда нужно было отпускать цены, либерализовать валютный рынок и сокращать раздутые госрасходы, АпСоНа зажала в тиски цены, посадила на цепь валютный рынок и беспечно продолжала раздавать направо - налево деньги налогоплательщиков. Т. е. она поступила с точностью до наоборот. Представьте себе ситуацию. Зимой у вас двустороннее воспаление легких. Вы приходите к врачу, а он вас лечит так: «Обязательная пробежка 3км., покушать мороженого, совершить прогулку без шапки на морозе (шапки оптом), а также принять две таблетки анальгина, утром и вечером». Действия Нацбанка и Совмина в январе – июне 2011 года напоминают поведение такого врача, только в сфере регулирования экономики.

 

Пытки инфляцией и множественностью курсов

 

Индекс потребительских цен (ИПЦ) за I полугодие составило 36,2%, а к июню 2010г. – 43,8%. Цены производителей на 1.07.11 по сравнению с июнем 2010г. выросли на 62,5%. Объяснение такой высокой инфляции ростом цен на российские энергоресурсы полностью несостоятельны. В мире много чистых импортеров нефти и газа. Инфляция у них, как и у нас, зависит от денежной политики центрального банка, а не от поведения экспортеров энергоресурсов. В зоне евро за первое полугодие цены выросли на 2,7%, в Польше – чуть больше 5%, Швеции – 3,3%, Израиле 4,1%, Южной Корее – 4,4%. А ведь все они импортируют нефть и газ. Иметь такую инфляцию во второй декаде 2000-х так же неприлично и негигиенично, как допустить распространение холеры.

 

Хитрости с ценами очевидны на примере вычисления дефлятора, т. е. показателя общего изменения цен. За I полугодие Белстат вывел его на уровне 30,3%. Очень странная калькуляция, если учесть что потребительские цены за этот период увеличились на 36,2%, промышленных производителей – на 48,4%, а тарифы на перевозку грузов – на 50,9%. Если увеличить дефлятор до 40 – 50%, то стремительный рост ВВП за первое полугодие обернулся бы рецессией. Номинальный ВВП в I полугодии 2011г. составил Br100,1трлн. рублей. За аналогичный период 2010 года было Br69,54трлн. Одно дело, когда мы очищаем этот показатель от роста цен на 30,3% (получается Br69,8трлн.), другое дело – на 45% (получается Br55трлн.). Так что разгадка тайны высоких темпов экономического роста белорусской экономики в I полугодии кроется не в открытии свежих резервов роста производительности труда, а прячется за сложным для понимания обыкновенными людьми научным термином «дефлятор».

 

Гуманно поступили с П. Прокоповичем, отправив его в отставку. Дай бог ему здоровья и покоя. К сожалению, в первой половине 2011 года гуманизма по отношению к вкладчикам и бизнесу у Нацбанка и АпСоНы в целом замечено не было. Если есть в уголовном кодексе статья за жестокое обращение с детьми и животными, то по аналогии нужно было бы ввести уголовное наказание за издевательство и пытки экономических субъектов инфляцией и множественностью курсов. И еще – полной неопределенностью макроэкономической политики, налоговыми шараханьями и регулированием цен.

 

За I полугодие 2011 года широкая денежная масса (М3) выросла на 33,8%, на 41% увеличился объем рублевой наличности. Рублевая денежная масса (М2) увеличилась на 23,1%. Причем ее рост был отмечен и в июне, когда АпСоНа заверяла, что вот-вот валютный рынок вернется в нормальный режим работы. Эти данные говорят о том, что за полгода Нацбанк перевыполнил годовой план по печатанию денег. Наша национальная валюта быстро превращается в фантики. Не из-за придуманной идеологами второй волны глобального кризиса, не из-за роста цен на российский газ и нефть, а по вине Нацбанка. Понятно, что в системе госуправления «АпСоНа» не П. Прокопович был главным, но именно его руками и за его подписью шли приказы о включении денежного печатного станка. Именно Нацбанк снижал стоимость денег, не препятствовал выдаче дешевых кредитов на коммерческие проекты.

 

Всегда любопытно сравнивать средние процентные ставки по кредитам для разных субъектов. Так вот в апреле 2011 года, по данным Белстата, средние процентные ставки по рублям были 9,6%, а для небанковских финансовых организаций – 3,9%(!). И это в условиях 50-процентной годовой инфляции! Робкие повышения ставки рефинансирования и доведение ее до 20% годовых – это как мертвому припарка. Адекватным сигналом рынку и потенциальным инвесторам было бы повышение этого показателя до 45 – 50%. В свое время шведы в начале 1990-ых для восстановления доверия к финансовой системе и правительству повысили ставку рефинансирования до 400% годовых.

            Про курсовые издевательства можно писать долго. Когда во второй половине июля сам белорусский бизнес взмолился «дайте нам единый курс! Любой, но единый!», даже отдельные представители АпСоНы не выдержали и стали на сторону бизнеса. Повторять безобразия с обменным курсом, которых мы вдоволь «наелись» в 1990-ых в 2011 году, это заставлять пенсионера для получения пенсии десять дней отдать родине на бесплатных общественных работах.

 

Издевательства ценовым регулированием

 

В 2009-2010гг. казалось, что АпСоНа поняла важность свободных цен. Были приняты несколько правильных документов по их либерализации. На уровне руководства Минэкономики прочно укоренилось понимание азбучной экономической истины: в малой открытой экономике цены должны быть мировыми и свободными. Только в этом случае они выполняют свою функцию объективных информационных индикаторов.

 

К сожалению, министр экономики Николай Снопков тоже не имеет последнего слова в принятии решений по замораживанию цен, введению ограничений или запретов на экспорт (импорт), установлению предельных торговых надбавок или введению иных барьеров на пути свободного ценообразования. Скандальное отматывание цен обратно, доведение до убыточности и предбанкротного состояния производителей, неадекватное административное реагирование на девальвацию – все это грубейшие ошибки в макроэкономической и институциональной политике. Правильно было бы в данной ситуации не усугублять проблемы, а отменить постановление Совмина № 676 от 28.05.11, постановление Совмина № 495 от 14.04.11 и постановление Минэкономики № 79 от 28.05.11. Вместо всех актов законодательства, регулирующих цены, нужно принять одно простое и понятное положение: «Цены на товары и услуги устанавливаются их собственниками. Вмешательство государства в процесс ценообразование, фиксация максимальной и минимальной цены, установление предельного уровня рентабельности и норм затрат запрещены. Исключением являются тепловая энергия, электроэнергия, водоснабжение, услуги общественного транспорта, газ, а также услуги государственных монополистов в сфере образования, здравоохранения и охраны».

 

Убытки обгоняют инвестиции и превращают их в пыль

 

За I полугодие АпСоНа отчиталась стремительными темпами роста инвестиций в основной капитал. По сравнению с аналогичным периодом 2010 года они увеличились на 27,6% при прогнозе на год на 16-17%. В условиях высоких валютных и курсовых рисков предприятия активно использовали кредиты банков (37,3% от всех инвестиций). Прирост инвестиций из этого источника составил 59,1%. При этом доля иностранных инвестиций составила всего 1,6% от общего объема. В ситуации институциональной ломки, высокой неопределенности столь активная инвестиционная политика преимущественно за счет государственных предприятий является опасным разогревом и без того перегретой экономической системы.

 

Признаками перегрева является стремительный рост долгов и убытков. Сумма чистого убытка убыточных предприятий выросла за 5 месяцев 2011 года в 3 раза. При этом АпСоНа не спешит приватизировать эти почти 900 предприятий хотя бы за одну базовую величину. Чистый убыток промышленных предприятий за 5 месяцев составил Br1,2трлн., что в 2,4 раза больше, чем за аналогичный период 2010 года. Внешняя задолженность белорусских предприятий удвоилась и составила Br22трлн. В январе – мае с рентабельностью до 5% работали 51,4% предприятий, а за аналогичный период 2010 года – 40,9%. С рентабельностью 5 – 10% в 2011 году работали 21,4%, а 2010 году – 23,4%. Т. е. несмотря на рост выручки, белорусская государственная экономика качественнее работать не стала.

 

В целом кредиторская задолженность на 1.06.11 составила Br79,2трлн., что на 37,1% больше по сравнению с началом этого года и на 60,1% по сравнению с 1.06.10. Дебиторская задолженность на 1.06.11 составила Br66,9трлн. и по сравнению с 1.06.10 выросла на 46,9%. По сравнению с началом года она увеличилась на 35,3%. Очевидно, что АпСоНа заставляет предприятия гнать вал, но вся эта кажущаяся движуха идет вхолостую. Пар выходит в свисток, а запасы готовой продукции в промышленности за I полугодие превысили Br8,2трлн. или 54,8% среднемесячного объема производства. Для сравнения на 1.06.2010 года запасы оценивались на Br5,8трлн. или 60,7% среднемесячного объема производства. При этом приватизация, обставленная большим числом условий, буксует. Иностранные инвестиции предпочитают обходить нас стороной, а экспортеры научились не возвращать валютную выручку, чтобы не платить де-факто налог: государство заставляет продавать доллары по Br5000, в то время как на свободно рынке можно продать по Br7500 – Br8000.

 

Трудно найти экономический закон, который бы в I полугодии белорусские власти не нарушили. Поэтому экономика идет в разнос. Люди прячут свои деньги от банков. Бизнес бежит от государства. Творческие могли и умелые руки продаются за рубеж. Инвесторы курят. Номенклатура делит собственность. А народ недоумевает, горюет и серчает. Потихоньку, памяркоўна. Как и предначертано народу, который до сих пор не научился ценить политическую и экономическую свободу.