Проекты

Основные разделы сайта

Белорусы уже страдают от шоковой терапии, но улучшение жизни в будущем не просматривается

 Кажется, становится понятным, откуда экономические власти будут брать деньги для поддержания экономики. Видимо, пришла очередь приватизации и постоянных повышений тарифов для населения. Возможно, мы получим очередные кредиты, в октябре ждем в гости миссию ЕврАзЭС и МВФ. Остается открытым вопрос с девальвацией, которая также поможет белорусской экономике и в которой снова обвинят народ, как это было в 2010 году, накануне валютного кризиса. Остается непонятным, будет ли она плавная или резкая. Пока по всем признакам власти проводят в жизнь плавный вариант. Но хорошо ли это?

В очередной программе Сергея Чалого "Экономика на пальцах" мы разобрали эти темы и провели анализ текущего состояния экономики Беларуси. Также проанализировали речи президента во время "Дажынак". Помогал в этом Сергею журналист "Европейского радио для Беларуси" Павел Свердлов.

26 сентября было заявление Чрезвычайного и Полномочного Посла в Китае на мероприятии по случаю 64-й годовщины со дня образования КНДР. "Сохранить хорошую динамику, подчеркнуть значимость интенсивных обменов с визитами на высшем и высоком уровне, новая отправная точка двусторонних связей, укрепляются гуманитарные связи и деловые"… Примерно всё.

Было еще интервью "Республике", где речь шла о Китайско-белорусском индустриальном парке. Там было сказано, что общая сумма капиталовложений на первых стадиях может достичь 5,6 млрд долларов. Посол довольно быстро объяснил, что парк является громадным объектом в деле инфраструктурного строительства. Основная идея заключается в том, чтобы создать промышленную площадку с привлекательным инвестиционным климатом.

Когда пришло время говорить об успехах финансово-инвестиционного сотрудничества Китая с Беларусью, перечислили контракты на общую сумму 16 млрд с использованием китайских кредитных линий. Более чем 20 крупных проектов в области энергетики, коммуникации и химической промышленности.

В прошлой передаче я говорил, что у нас и с рынком калийных удобрений в Китае могут быть проблемы. Если не поменяется стратегия "Уралкалия", китайский рынок отходит к нему. 1 октября было официальное заявление БКК, которая целиком наша. Она опровергает, что белорусское присутствие на рынке сокращается. Напротив, компания заявляет, что рассматривает рынок Китая как стратегический.

Калийный вопрос

В газете "Коммерсант" было сообщение, что Керимов, видя спрос на свои активы, выдвинул дополнительные условия. Мало того что он хочет получить сверх, чтобы отбить расходы по кредитам. Также он просит усиления его влияния в Дагестане. Там много разных кланов, Керимов – лезгин. Ответ Кремля, что ни один "Уралкалий" не стоит субъекта Федерации. Возможности усиления позиций Керимова в Дагестане на столе переговоров нет. Условием получения денег для Керимова является равноудаленность от центра власти в России, включая Кремль и Белый дом. Если бизнесмен согласится на сделку без политических условий и, например, покинет Россию, то конечным покупателем вряд ли станет Владимир Коган, а условия сделки будут более благоприятны для Керимова. Если же он не согласится, то долю в "Уралкалии" купит Коган, но на более жестких условиях.

Россия не заинтересована в продаже этого актива иностранным инвесторам. Вероятнее всего, актив останется в России. Политический интерес России заключается в том, чтобы восстановить отношения с Беларусью. Это можно понять как заинтересованность России в восстановлении ценового сотрудничества "Беларуськалия" и "Уралкалия". Это может быть координация сбытовой политики либо восстановление картеля.

Возвращение модернизации

Состоялась встреча премьер-министра с президентом. Рассматривалась ситуация в экономике, евразийская интеграция, взаимодействие с зарубежными партнерами и ход модернизации предприятий. Доложено, что за 8 месяцев направлено 95 трлн бел. рублей. Деньги успешно осваиваются. Затем председатель Комитета государственного контроля подверг жесткой критике руководство "Белагросервиса" и Ляховичского льнозавода за неэффективную работу по модернизации предприятий. Оказалось, что закупленное для Ляховичского льнозавода оборудование не вмещается в имеющиеся цеха. Не хватает ни длины, ни высоты строения.

Как мог быть защищен бизнес-план, не учитывающий геометрические размеры предприятия? Выясняется, что теперь нужен новый бизнес-план, который предусмотрит строительство дополнительного здания, что, естественно, приведет к удорожанию проекта. При пересчете оказалось, что сроки окупаемости нового бизнес-плана настолько велики, что не позволяют говорить об эффективности его реализации.

"Неприятный осадок оставило ознакомление с цехами предприятий (грязь снаружи и бесхозяйственность внутри)". Разруха и в сортирах, и в головах. На следующий день речь зашла о проекте модернизации ОАО "Мостовдрев". Ожидается увеличение производства продукции, при этом глубина переработки древесины составит 100%. А в "Речицадрев" ситуация не такая благоприятная. "Речицадрев" с декабря 2011 года практически не использует линию ламинирования стоимостью 2,5 млн евро, купленную за счет кредитных ресурсов. Как только стали вспоминать модернизацию, оказалось, что ситуация странная.

Перспективы Украины

Россия пугает экономическим крахом, который случится не потому, что Украина подпишет соглашение с ЕС, а потому, что Россия сделает все, чтобы этот экономический крах состоялся. У России сейчас осталось всего два рычага: цена на газ и доступ к внутреннему рынку. Оценка последствий для Украины – анализ Андерса Ослунда. Это будет полная трансформация украинской экономики наподобие того, что мы видели в Польше. С 1990 года Польша утроила свой ВВП за счет того, что встроилась в технологическую кооперацию с немецкими предприятиями.

Украинские компании станут субподрядчиками с европейскими, будет больше прямых инвестиций в Украину. Будет больше производственных товаров и услуг, вырастет ИТ-сектор, продолжится развитие агарного сектора, в котором производство продуктов питания будет двигаться в сторону технического усложнения. Это достаточно очевидный вывод.

Мясникович на совещании президента сказал, что от действий Украины мы получим даже плюсы. Мы, как партнер России по ТС и ЕЭП, вовсе не чувствуем себя обязанными прибегать к ограничительным мерам, в случае если Украина подпишет договор с ЕС. Россия будет устраивать крах в одиночку. Даже маленькая Армения, которой Россия выкручивала руки, чтобы она вступила в ТС, ничего не сделала с Roshen.

Совещание, посвященное перспективам экономического развития Беларуси

Бюджет надо принимать уже на этой сессии, которая идет. При этом совещание будет только на следующей неделе. Сначала идет совещание внутри правительства, которое вырабатывает несколько сценарных вариантов. Они выносятся на совещание президенту. Даже этого пока еще нет. Грубо говоря, это означает, что ничего еще не готово. Видимо, обсуждение и принятие будут объединены.

В первой половине года еще сохранялся относительный баланс макроэкономических параметров. Со второй половины года, чтобы его сохранять, потребуется ограничение роста доходов, замедление роста потребления домохозяйств и замедление роста инвестиций. Замедление роста доходов домохозяйств происходит буквально на наших глазах. Чтобы поправить положение в бюджете, поднимают цены, штрафы и сборы, которые привязаны к базовой величине. Цена на газ выросла на 32%.

Постановление о том, чтобы повысить включаемые в состав коммунальных услуг тарифы, было 27 сентября. С 1 октября оно вступает в силу, а опубликовано было 2 октября. Известно стало на день позже, чем эффект постановления. В общем-то а зачем? Сюда же сообщение о сокращении до 25% работников в учреждениях культуры.

Кто будет сейчас работать в музеях, кроме уборщиц и директоров музеев?

Не до культуры сейчас.


Меня удивило, почему не объединяют музей Купалы и Коласа. Такой прозрачный ход. Но нет! И не трогают музей Великой Отечественной войны.

Это святое. По всей видимости, макроэкономический баланс нарушен, и рано или поздно вопрос корректировки встанет. Дело в том, каким образом это произойдет: управляемо или катастрофически и обвально. Институт приватизации и менеджмента ежемесячно делает обзор экономики Беларуси. Интересно проследить градус закипания. По графикам с мая начинается ухудшение ситуации. "В первом квартале продолжилась реализация экономической политики, направленной на стимулирование внутреннего спроса. Однако эффективность такого роста вызывает сомнение". В июне удельные издержки на труд достигли своего среднесрочного уровня, скорее даже максимального. Поэтому по итогам 2013 года можно ожидать существенного замедления роста заработной платы. В июле негативная конъюнктура на внешних рынках отрицательно отразилась на экономической ситуации. По большинству товаров и групп ценовые и физические объемы экспорта резко сократились. Предприятия столкнулись с проблемой роста складских запасов.

В августе: "В июне, июле возникли новые шоки, которые могут иметь негативные последствия для экономики в среднесрочной перспективе". Первым шоком стало снижение срочных депозитов, вторым – изменения на рынке калия. В сентябре: "В последние месяцы стало очевидно, что экономические власти пытаются ограничить колебания валютного курса, хотя формально режим его остается неизменным. Уверенности в том, чтобы удержать рубль, нет. Речь идет о тенденции, имеющей глубинные экономические причины, а именно: тенденции того, что мы в третий раз менее чем за 5 лет стоим перед угрозой резкой корректировки стоимости национальной валюты". "Экспорт слишком дорогой, импорт слишком привлекательный. Внутренний спрос растет, внешний – стагнирует". Это в чистом виде результат завышенного обменного курса рубля. "Переоцененный курс рубля только усугубляет для белорусских экспортеров проблемы, существующие на внешних рынках". Ждать серьезного улучшения внешнеэкономической конъюнктуры особо не приходится. Ожидаемые деньги, которые у нас могут быть, не обеспечат пополнение резервов. Сентябрьские и октябрьские расходы примерно этой величины.

Где взять деньги?

"Мы столкнулись с ситуацией, когда слишком много каналов оттока средств и слишком мало каналов их привлечения". Вопрос, где взять деньги? Получить ресурсы от Антикризисного фонда ЕврАзЭС или МВФ в ближайшее время пока сомнительно. Обе миссии будут во второй половине октября. Миссия антикризисного фонда будет рассматривать итоги кредитной программы и возможность будущей программы. С МВФ есть пока неформальная заявка на будущую программу. Но деньги не даются просто так. Международные финансовые институты выделяют деньги под некую программу, поэтому ее как минимум надо разработать. Это довольно серьезные документы в сотню страниц. Остается приватизация. Но для чего? Чтобы финансировать текущие траты, закрывать дырку? Это не самый лучший мотив, чтобы проводить приватизацию. Тогда антикризисная политика была поддержана ресурсами МВФ. Сейчас мы можем не успеть получить ресурсы, которые могли бы способствовать управляемой антикризисной политике.

Формально все еще рыночный курс поддерживается сверхвысокими процентными ставками и другими мерами Нацбанка. Уже нет спора, что нужна корректировка. Вопрос, как ее проводить. Нормальным сценарием было бы провести ее управляемо. Я всегда был сторонником быстрой корректировки. Сейчас основная проблема связана с тем, каковы должны быть темпы управляемой девальвации, которая сейчас происходит, и все это заметили. Реальный эффективный обменный курс с ростом чуть более 1% в месяц мы скорректировать просто не сможем. Как минимум должно быть двукратное превышение темпов. Если мы не позволяем рынку самостоятельно найти равновесное значение, мы должны руками способствовать тому, чтобы экономика пришла к равновесию. Это подразумевает сокращение внутреннего спроса (домохозяйств и инвестиционного спроса).

Баланс торговли товарами

 


Серые столбики – это два месяца, заканчивается августом 2013-го. Это исключительно торговля товарами, без положительного сальдо по услугам и без учета того, что все эти два года чуть меньше 300 млн долларов мы платим каждый месяц в России, это пошлины за экспорт нефтепродуктов, произведенных из российской нефти. Еще не начался отопительный сезон, а мы уже находимся на рекордном уровне  ноября-декабря 2012 года. Точка перелома из положительного значения в отрицательное происходит с июля по август 2012 года. Это прекращение инновационных схем по производству сложноорганических растворителей и разбавителей.

Конечная проблема наших дисбалансов заключается именно в несбалансированности внешнего сектора. Простейшее математическое тожество сбережения минус инвестиции равны отрицательному сальдо текущего счета.

Желтое – это частые сбережения минус частные инвестиции. Темные столбики – государственные сбережения минус государственные инвестиции. Если суммировать их, получится пунктирная линия, а это и есть текущий счет. Проблемы во внешнем секторе всегда являются проблемами внутреннего сектора. Если наши внутренние инвестиции превышают внутренние источники для них, то мы должны найти источники финансирования во внешнем секторе.

Источников только три: сокращение чистых иностранных активов, иностранные кредиты или сокращение золотовалютных резервов. Чтобы произошла корректировка, необходимо увеличение сбережений и сокращение инвестиций, особенно на фоне модернизации. Это означает, что необходимо дальнейшее сокращение располагаемых доходов. Но при этом сокращение инвестиций, скорее всего, будет означать замедление темпов экономического роста или полномасштабный экономический спад. В свою очередь он будет оказывать давление на доходы, из которых должны получаться сбережения и потребление. Рано или поздно равновесие будет достигнуто. Вопрос, какое это будет равновесие: хорошее или плохое.

В 2011 году я говорил, что если ничего не трогать, то мы получим экономику, в которой не будет заложен механизм воспроизводства кризиса. Этот механизм очень простой: постоянно политически требующееся повышение доходов населения. Устранить этот механизм значит надолго оказаться в ситуации близкого к нулевому росту курса. Возможно, это будет означать и экономический спад, и надолго закрепление ситуации низкого уровня доходов. Теоретически этот вариант возможен, но, как показывает практика, удается он ограниченному числу стран. Чтобы решить проблему государственного долга и бюджетного кризиса, сокращаются расходы. Из-за этого падает производство и ВВП. Экономика сокращается быстрее, чем сокращается долг, и нагрузка оказывается больше. Едва ли не единственным примером успеха является Латвия. Это альтернатива: возможно избежать серьезной корректировки стоимости национальной валюты, если пойти таким путем.

Будет ли для населения какая-то разница?

Разница заключается в том, что когда случилась девальвация в 2011 году и корректировка произошла рыночным способом, в итоге экономическое положение предприятий улучшилось. На микро- и макроуровне произошло улучшение экономической конъюнктуры. В другом случае речь идет о том, что мы надолго, сознательно, своими руками планируем ухудшать экономическую конъюнктуру. Страдания ради страданий.

Выступление президента

Слова президента на "Дажынках" 2013 года на удивление совпадают со словами его выступления на "Дажынках" 2010 года. Тогда президент обещал предупредить нас, если будет угроза девальвации. Сейчас этих обещаний нет.

"Если завтра будет трудно, я сам вам об этом скажу. Я в этом заинтересован, чтобы люди подготовились. Сегодня нет никакой критической ситуации". С другой стороны, он сказал, что есть все возможности выполнить обещания перед населением. Тогда это была фраза: хотите, забирайте все сбережения, нам хватит золотовалютных резервов, чтобы со всеми рассчитаться.

"Готовьтесь к тому, чтобы спокойно жить и кормить свои семьи. Сегодня не только у нас говорят о девальвации, национализации, приватизации. Блеф полный. Вот это уж точно зависит от нас. Нагнетается обстановка. Самый простой вариант, чтобы дестабилизировать обстановку, породить панику у населения. Мы не собираемся обваливаться, если этого не захотят люди и не начнут паниковать. У нас достаточно золотовалютных резервов, чтобы одномоментно рассчитаться с людьми, если они захотят взять свои вклады. Но не надо слушать шарлатанов. Мы полностью выполним свои обязательства по девальвации национальной валюты. Наоборот, рубль усиливался последнее время, что не очень хорошо для наших экспортеров. И мы не собираемся национальную валюту в угоду кому-то девальвировать. Надо будет – мы заранее скажем об этом. Коридор мы объявим".

Как мы знаем, именно в марте этого и не случилось. В Жлобине вот сейчас было сказано: "Некоторые говорят, вот вы производите так, как на Западе, мы будем эти шмотки покупать в Беларуси. Слушайте, по-моему, наши неплохо сегодня торгуют и производят, и можно нормально одеться. А если в этой ситуации надо одеться в белорусское? Ну потерпеть. Ты очень большой приверженец европейской одежды. Ну потерпи в этой ситуации. Но никто же не хочет! Покупают здесь доллар или евро, относительно недорого, выехал и вывез эту валюту. Я радею не за то, чтобы запретить выезд нашим гражданам. Я переживаю, что мы под 3 млрд долларов вывозим валюты. Мы поддерживаем экономику ЕС. Это меня беспокоит. Будешь ввозить иностранные шмотки – заплатишь пошлину. Это же цивилизованно. С этим надо что-то делать. Но самое главное – надо производить у себя такую продукцию, чтобы наше население не бежало за пределы страны".

Теперь с этим народцем можно обращаться таким образом, что можно сообщать о повышении на 30% расходов на газ и повышении тарифов на отопление уже после того, как это случилось. Заслужили, что называется. Теперь президент повторил тезис ноября 2011 года о том, что мы сами себе можем сделать девальвацию, только теперь уже простыми словами. Если у негосударственных экспертов уже нет споров о том, что дисбалансы есть (вопрос только в том, как производить их корректировку), то Нацбанк все еще считает, что это некая паника, которая должна сойти на нет. Народец действительно бежит в обменники, но где тогда всплеск? Его нет, ему не дают случиться.

Кто тот самый народец, который побежал в обменники? Это же те же самые люди, которые производят те же самые товары, которые этому народу президент советует потерпеть и носить. Если бы это были разные люди, вполне возможно, этот трюк мог бы удастся. Но поскольку люди, которые бегут в обменники, знают, что они производят, и именно поэтому не хотят покупать, этот круг не получится так легко разомкнуть.

Но интересна фраза: он купил здесь доллары или евро, относительно недорого, выехал, вывез валюту. Это ставит точку в споре о том, что происходит на валютном рынке, является ли эта ситуация разовой паникой или это серьезная структурная проблема, которая связана с тем, что валюту здесь можно купить относительно недорого. Обменный курс белорусского рубля завышен по отношению к иностранной валюте. Вопрос только в том, как произвести корректировку. Вопрос в цене, издержках, которые возникают на этом пути, и в распределении этих издержек. По второй причине этот вопрос всегда был политическим. Процесс оказывается длиннее, болезненнее и неравномерно распределен: "а давайте затянем пояса, сократим 25% работников культуры, поскольку они не производят импортозамещающее барахло и экспортно ориентированную дребедень, повысим платы, которых невозможно избежать". Доход имеют владельцы депозитов в белорусских рублях. Фактически это политический вопрос: кто несет издержки, а кто может получить из этого выгоды. В ситуации девальвации терять будут и те, и другие.

Более того, у политики затягивания поясов всегда есть политические издержки. Мы хотели жить как на Западе. Структура наших расходов будет как на Западе. Вопрос стоит так: вы должны платить за это и за то, а получать при этом все меньше. Идея брать деньги с неработающих никуда не делась. Сокращение социального государства происходит, но при вопиющей неэффективности нашей экономики зарплаты не повышаются. Без структурной перестройки экономики повысить ее эффективность невозможно. Модернизация не является таким инструментом.

О пенсионной системе

Когда зашел вопрос о дальнейшем повышении пенсии, прозвучала однозначная фраза. "Дальнейшее повышение пенсии будет определяться возможностью пенсионной системы в размерах, которые не нарушают ее стабильность". В переводе на нормальный язык это означает, что раньше пенсии индексировались, чтобы поддерживать 40% от заработной платы. Возможности для этого уже нет. Индексировать пенсию сейчас можно только вровень с инфляцией. Что такое 30%-е повышение составляющих ЖКХ, транспорта? Это совсем не 8%-я инфляция.

Расходы и так будут расти темпами, превышающими темпы роста на потребительские товары и другие услуги. Вынесли такое креативное предложение: не учитывать рост цен на ЖКХ в индексе потребительских цен. Это абсолютное ухудшение положение пенсионеров. Проблема пенсионной системы во многом еще и в демографическом переходе: все меньше работающих, все больше выходящих на пенсию. Уже сейчас стоит вопрос о том, что в ближайшее время пенсионный фонд становится дефицитным. Причина – сокращение экономически активного населения, которое платит налоги.

Выбор вполне очевиден. Хороших шагов нет, все они будут болезненными. Вопрос только заключается в том, как долго эта боль будет длиться. Вопрос, ради чего это все в конечном счете. Издержки макроэкономической корректировки уже в полном масштабе чувствует на себе население, а результатов никаких нет. Результатом будет ухудшение положения реального сектора экономики и домохозяйств, чего можно было бы избежать.