Проекты

Основные разделы сайта

Андрей Карпунин: чиновники принимают решение по размеру наказания самостоятельно

Генеральная прокуратура обратилась к бизнес-сообществу с просьбой активизироваться в борьбе с коррупцией. Соответствующее письмо было направлено в Республиканскую конфедерацию предпринимательства, пишут тверские новости.

 

Как говорится в письме, «в настоящее время готовятся изменения и дополнения в закон «О борьбе с коррупцией». Генпрокуратура просит РКП «активизировать в пределах предоставленных полномочий свое участие в борьбе с коррупцией», а также инициирует «подписание соглашения между конфедерацией и иными общественными объединениями о принятии мер, которые приведут к отказу предпринимателей участвовать в коррупционных схемах».

 

Как считают в Генпрокуратуре, в Беларуси уделяется значительное внимание созданию эффективных механизмов противодействия коррупции. «Если в 2008 г. число преступлений, связанных с коррупцией, выявлено 2735, то в 2009 году — 3366. К уголовной ответственности привлечено 1542 и 1746 лиц соответственно. Такая же тенденция отмечена и в текущем году. За 4 месяца 2010 г. зарегистрировано 1511 коррупционных преступлений — на 280 больше, чем за аналогичный период прошлого года».

 

Представители бизнеса придерживаются иного мнения, согласно которому чиновники поставлены в такие условия, которые дают им возможность совершать коррупционные преступления. До тех пор, пока эти условия будут существовать, борьба с коррупцией не принесет по-настоящему действенного эффекта.

 

Как отмечает вице-председатель Минского столичного союза предпринимателей и работодателей, председатель Совета директоров группы компаний «Регистр», главный редактор журнала «Финансовый директор» Андрей Карпунин, в первую очередь это касается системы наказания. «В законодательстве штрафы и наказания прописаны «вилкой», например, от 1 до 50 базовых величин. Это автоматически предполагает, что чиновник должен принять решение по размеру наказания самостоятельно. То есть у него есть возможность использовать свое служебное положение с финансовой выгодой для себя».

 

По словам А. Карпунина, были попытки создания комиссий для рассмотрения дел по штрафам, но этот механизм неэффективен. «Надо четко прописать, за это — такой штраф, за это — такой. Это будет большим ударом по взяточничеству и коррупции».

 

Бизнес-сообщество, как отмечает эксперт, также всегда обращало внимание на чрезмерное количество разрешительно-согласовательных процедур, выдача которых выстроена по субъективному фактору. «Чиновник хочет — согласует, хочет — не согласует. Возможно, в Минске это не так ощутимо. Между тем в регионах, небольших городах доходит до откровенного вымогательства».

 

Из-за чиновничьего произвола у бизнеса, например, часто возникают сложности с согласованием ассортиментного перечня продукции для торгового объекта. «Захотят — разрешат торговать табачными изделиями и спиртными напитками, или не захотят. Могут позволить торговать рыбой, но не разрешить торговать мясом, потому что рядом с торговой точкой — интернет магазин местного мясокомбината, которому нельзя создавать конкуренцию».

 

Даже открытие рекламной газеты, а это рабочие места и фактор определенного влияния на развитие экономики региона, может быть заблокировано, «так как чиновник не видит целесообразности создания такой газеты». «Но не власть должна решать, целесообразно или нет предпринимателю рисковать и вкладывать средства в новый вид продукции», — убежден А. Карпунин.

 

Генпрокуратура в качестве механизма борьбы с чиновничьим беспределом предлагает бизнесу информировать соответствующие органы о фактах коррупции. А. Карпунин, считает, что это неоднозначный выход из ситуации.

 

По его словам, если это анонимка, то она может быть отправлена как по реальному коррупционному факту, так и в связи с желанием просто отомстить порядочному чиновнику. «Если предприниматель открыто заявляет о факте проявления коррупции, то для него развитие событий может иметь как положительное, так и отрицательное продолжение. Да, удается побороть одного конкретного чиновника. Но чиновник — это винтик огромной большой системы госуправления. И если госуправление хочет ходить в чистом мундире, оно будет предпринимать все усилия, чтобы минимизировать негативные последствия одного зарвавшегося чиновника. Будет действовать исподтишка, чтобы остальным было не повадно сообщать».

 

Председатель РОО «Перспектива» Анатолий Шумченко убежден, что предприниматели не будут сообщать о фактах взяток. «Доказать такие факты сложно. К тому же бизнес не будет сам себе подрезать крылья». Он подчеркивает, что у чиновников много свободы в плане начисления штрафных санкций. И в таких ситуациях взятка — это возможность работать. «Чиновник может дать штраф в 100 млн руб. или 50 млн руб. Эта разница будет стоить бизнесмену возможности продолжать работать и содержать семью».

 

А в это время

У Генпрокуратуры появились «революционные идеи» по борьбе с коррупцией

Генеральная прокуратура разработала госпрограмму по борьбе с коррупцией на 2010–2012 гг. Как заявил заместитель генерального прокурора Беларуси Виктор Конон, «там есть и революционные идеи — в том, что касается международной амнистии». Сейчас программе предстоит обсуждение всеми заинтересованными ведомствами.

 

После этого документ поступит на утверждение президенту Беларуси, рассказал В. Конон, однако, какие именно революционные идеи планируется реализовать в рамках борьбы с коррупцией, представитель Генпрокуратуры не уточнил, передает БелТА.

 

На седьмом заседании республиканского координационного совещания по борьбе с коррупцией замгенпрокурора также выразил «серьезные претензии» к министерству экономики, министерству финансов и в целом к правительству Беларуси.

 

«К сожалению, каждое третье коррупционное преступление совершается в сфере деятельности этих министерств и ведомств, что настораживает Генпрокуратуру», — констатировал В. Конон и назвал «главной бедой» этих ведомств проведение тендеров и процедуру закупок за границей.

 

В связи с тем, что именно в этой области наблюдается больше всего нарушений и утечек государственных денег за рубеж, представитель Генпрокуратуры призвал министерство экономики сделать процедуру закупок более прозрачной.