Проекты

Основные разделы сайта

Реальный сектор. Экономический гамбит: чем-то придется пожертвовать

Воистину, наши недостатки есть продолжение наших достоинств. Не раз писал, что наше правительство и президент демонстрируют чудеса изворотливости, обеспечивая хоть видимость стабильности в условиях краха "белорусской модели" и нарастающих проблем в экономике страны. Однако беда в том, что сегодняшняя деятельность нашей власти уже в среднесрочной перспективе ведет страну в тупик, из которого выхода уже не будет. Времени для кардинального изменения экономической политики, приведения ее в соответствие со сложившимися условиями остается все меньше.

 

tut.by

rЧитать полностью:  http://news.tut.by/economics/423061.html

Рабочий алгоритм

По приведенному мнению ряда (!) экспертов (!!), Беларусь уже лишена возможностей самодостаточного развития. В официальном сообщении нашего Совмина утверждается, что "вместо того, чтобы прирастать, экономика ухудшается". Формально для таких заключений есть все основания: отрицательное сальдо текущего счета из года в год почти не меняется, оставаясь на уровне 7-10% ВВП, решающую роль в экспорте сохраняют энергоносители (точнее, относительно низкие цены на их поставку из России), относительная стабильность кредитно-денежной системы основана исключительно на своевременном получении российских кредитов и росте внешних долгов, растут убытки и общее число убыточных предприятий. Продолжается и миграция, вымывающая наиболее активные и квалифицированные кадры, дефицит которых уже определился во многих отраслях.

Для формирования возможностей для самодостаточного развития, при сохранении нынешнего уровня социальной сферы, ВВП надлежит практически удвоить. В существующей номенклатуре, при имеющихся морально и физически устаревших мощностях, это просто невозможно: нет таких рынков сбыта для такой продукции. По сути, для реализации такой задачи стране уже (слишком много времени упущено) необходима целая промышленная революция. И время. Поскольку (даже при самых лучших условиях) эта задача потребует 8-10 лет.

Однако возможность и реальность такой революции в Беларуси не беспочвенна. Во-первых, Россия в силу и политических, и экономических причин еще дальше от современной структуры экономики, чем Беларусь. И в ближайшие годы в этом плане там ситуация не улучшится. Тем более – в Украине. Во-вторых, пока еще имеем некий стартовый капитал в виде, пусть и недостаточных, рынков сбыта, кадров, социальной и производственной инфраструктуры, позволяющий начать реформы.

По мнению Ф.Броделя, удавшаяся промышленная революция предполагает общий процесс роста, который "предстает как процесс преобразования экономических, социальных, политических и культурных структур и институтов". Мало удачно угадать промышленную политику, вся глубина общества и экономики окажется затронутой. В первую очередь - система государственного управления (включая управление государственным капиталом), рынок труда, система образования. Те страны, которые сегодня пытаются наверстать отставание, заметили это на собственном печальном опыте, и стратегия развития во всем мире сделалась столь же осторожной, сколь и усложненной. Как раз тот случай, когда, по русской пословице, "простота хуже воровства".

Уже никак не поможет волевое решение типа "запустить заводы" или придумать "показатели" типа "решений" Всебелорусского собрания и потом их выбивать из предприятий. Время подобных упражнений прошло, их относительный успех основывался исключительно на ненасыщенности постсоветских рынков. Нужны не "озарения" политиков, а большой объем очень квалифицированных расчетов, которых у нас просто некому делать. Стоит вспомнить только нервное обращение президента к ученым: "А что, если я ошибаюсь?". Но ведь и за этим обращением не последовала серьезная научная проработка экономической политики страны. То ли не хотят (придется признавать крах "белорусской модели", а за это…), то ли не могут (не исключено, глядя на квалификацию некоторых "ведущих" наших экономистов).

Стоит обратить внимание на рекомендации И.Сакса для стран, пытающихся реализовать стратегию "догоняющего развития".

Во-первых, не применять никакого априорного планирования. Обстановка в мировой экономике меняется столь часто и непредсказуемо, что надежность такого планирования очень низка.

Во-вторых, исходить из какой-то гипотезы, какого-то уровня роста (например, 10% в год), который принять в качестве цели и одно за другим изучить "последствия гипотезы". Поочередно проверить долю инвестиций, которую потребуется изымать из национального дохода, возможные типы промышленности в зависимости от рынка, подлежащие использованию технологии (в особенности с точки зрения капитала, типа и объема рабочей силы, которой они потребуют), увеличение импорта сырья и станков, окончательные последствия нового уровня производства для платежного баланса и внешней торговли.

Проделанная верификация укажет, в каких секторах препятствия выглядят непреодолимыми. Тогда, со "второго захода", идут поправки, разрабатываются варианты всех уровней, пока не будет получен проект ограниченный, но в принципе жизнеспособный. Причем необходимо учитывать, что в ходе реализации проект придется уточнять.

Прекрасное далеко

Однако еще до попытки реализовать этот "алгоритм Сакса" необходимо расчистить завалы "белорусской модели", которые не позволяют ничего планировать. Прежде всего – устранить эвересты вранья в отчетности предприятий и проанализировать реальную картину их финансового и технического состояния. Потом – от управления предприятиями перейти к управлению капиталом. Заодно определившись, каким капиталом реально располагает наш госсектор. С учетом и емкости имеющихся рынков, и тенденций их развития. Ужесточение конкуренции на всех рынках настоятельно требует рационализации имеющихся производств с выводом излишней численности и основных фондов. На это придется идти, если не хотим загубить и то, что еще осталось от нашего производственного потенциала.

И не обойтись без формирования страновой стратегии. Нужно определиться, что за страну мы строим, чем на жизнь будут зарабатывать дети и внуки.

Собственно, попытка выстроить такую стратегию уже имела место. Речь идет о Национальной стратегии устойчивого развития до 2030 года (НСУР-2030), проект которой презентовал НИЭИ. И который был главной темой недавней Международной экономической конференции.

И в приветствиях конференции помощника президента по экономике К.Рудого и зам. руководителя аппарата Совмина А.Зборовского, и в докладе директора НИЭИ было много верного. Говорилось о том, что имеет место кризис в нашей экономике, о необходимости реформ. Даже говорилось о том, что при продолжении нынешней экономической политики не менее 600 000 человек покинут страну. Подчеркивалась необходимость долгосрочных целей, стратегии в экономической политике. Кстати, об этом же говорил г-н Снопков на экономическом форуме. Анонсировалась и разработка промышленной политики, закона о частно-государственном партнерстве, и даже говорилось о создании консалтинговых и инжиниринговых фирм.

Все это было бы хорошо, если бы не содержание самого проекта НСУР-2030. А его содержание много говорит и об авторах проекта, и о цели его написания.

Документ содержит любовно выписанное описание "прекрасного завтра". Причем не столько в части производства, сколько в части потребления. Тут и зарплаты, близкие к европейским, и жилье, и социальная сфера на уровне шведской. Все есть. К 2030 году. Кроме объяснения, как до этого счастья добраться. Вполне в духе программы построения коммунизма или решений Всебелорусского собрания 2010 года.

Мечтать, конечно, не вредно. Но что власть намерена делать для реализации этих мечтаний? Как выходить из сегодняшнего кризиса к столь светлому будущему? Тут – суть. И суть значительно более грустная.

Все реальные реформы в экономике авторы НСУР-2030 относят на период после 2020 года. До того – формирование законодательной и нормативной базы, какие-то смутные надежды на холдинги, модернизация по Прокоповичу. На деле – продолжение существующей экономической политики. А кто сказал, что при продолжении нынешней политики к 2020 году будет что реформировать? Ведь даже Совмин признает: состояние нашей экономики ухудшается, и ухудшается быстро.

Думаю, авторы НСУР-2030 не понимают значения фактора времени. Ведь наши конкуренты, в т.ч. и в России, модернизацию своих производств ведут не по Прокоповичу, а реальную. И с каждым днем разрыв растет, и потребность в инвестициях для обеспечения конкурентоспособности нашей продукции становится все больше. Или наши руководители рассчитывают к 2020 году массой уйти на пенсию и предоставить расхлебывать ими сотворенное новому поколению?

Не тянет НСУР-2030 на страновую стратегию. Даже речи нет о применении "алгоритма Сакса". Да и выход из нынешнего кризиса не просматривается. Нет в ней ни анализа, какие производства и как нужно развивать, ни расчета потребности в ресурсах, ни представлений, откуда эти ресурсы черпать. Так, предвыборная агитка на уровне решений Всебелорусского собрания 2010 года. Но ведь мы все помним не только про эти решения, но и про 2011 год. Неужели в 2016 году будем наступать на те же грабли?

Для организации производства и продвижения на рынки новой продукции нужны инвестиции. Накопления в стране отрицательные, ресурсов недостаточно даже для поддержания видимости стабильности кредитно-денежной системы. Внешние кредиты с Запада заблокированы высокой ставкой страховки (5% в год), исключающей их применение в инвестициях. Россия в лице ее посла заявила, что финансировать модернизацию белорусской экономики не будет. (Пока ее кредиты финансируют лишь возможность для власти сохранять видимость стабильности и успешно проедаются.)

Сейчас правительство озабочено попыткой любой ценой получить кредит МВФ. Пытаясь любой ценой его ублажить. Получить кредит – и пустить его на обеспечение "стабильности", стабильной деградации экономики. Других вариантов кредиты МВФ и не предполагают.

Внешние инвесторы с мировых рынков в условиях кризиса избегают развивающихся рынков. Тем более таких для них непонятных, как белорусский.

Рассчитывать на собственного частного инвестора в Беларуси не приходится: их накопления слишком малы, и собственники этих накоплений (созданных в основном в торговле) не имеют опыта создания и развития производств. Пока эти накопления охотнее идут в недвижимость, чем в производство. Заметная роль частных предприятий в экономике нашей страны – дело отдаленного будущего.

Накопления на инвестиции придется искать внутри страны. А значит – придется чем-то жертвовать. Как в шахматном гамбите жертвуют для получения атаки. А там – как придется. Как сумеем перестроить экономику – так и будет жить страна. Но, похоже, нынешнему правительству с этой задачей не справиться.

 

tut.by