Проекты

Основные разделы сайта

Диагноз "рецессия" слишком оптимистичен. Экономика ушла в депрессию

 На фоне нарастающих трудностей в белорусской экономике в мае вышло два отчета независимых экспертов, оценивающих ее состояние и ближайшие перспективы. 13 мая свой пресс-релиз по итогам миссии экспертов опубликовал Исполнительный совет МВФ, 28 мая - команда экспертов Евразийского банка развития (ЕАБР) опубликовала мнение проектной группы Антикризисного фонда (АКФ) по заявке Беларуси на получение финансового кредита АКФ на поддержку стабилизационной программы правительства и Нацбанка на 2015-2017 г.г., поступившей в ЕАБР в марте 2015 года.
 Подробности..
Во-первых, само по себе интересно, что, оказывается, существует стабилизационная программа правительства и Нацбанка. Под которую просят кредиты. Обсуждать с белорусской общественностью ее не сочли нужным, для нас сочли достаточным клятвы в верности "белорусской модели", от которой, судя по реакции внешних экспертов, планируют камня на камне не оставить. Выборы "на носу", однако.
 
"Белорусскую модель" пора было похоронить, по крайней мере, в 2011 году. Еще лучше – в 2009 году или даже в 1998 году, уже тогда с ней было все ясно. Не так больно было бы сегодня. Но что взамен?
 
Ни одна экономическая модель не может быть на все времена. Вопрос в том, как она соответствует имеющемуся в стране экономическому потенциалу и как способна решать поставленные перед обществом задачи. "Белорусская модель", безусловно, спасла экономику страны в середине 90-х, позволила сформировать белорусскую государственность. Но уже потенциалу начала века не соответствовала, а дальше – только тормозила развитие страны. И чем дальше – тем больше.
 
Вот и в пресс-релизе Исполнительного совета МВФ указывается:
 
Неэффективность экономической модели Беларуси по-прежнему делает ее весьма уязвимой к экономическим шокам… …периоды применения мер макроэкономической политики, направленной на стимулирование экономики, в условиях высокой структурной негибкости спровоцировали повышение темпов инфляции и усиление внешних дисбалансов и поставили Беларусь в зависимость от эпизодической внешней поддержки.
 
Прогноз указывает на рецессию и сохранение внешнего давления. С учетом того, что Россия, являющаяся крупнейшим торговым партнером, переживает экономический спад, прогнозируется, что в 2015 году экономика Беларуси сократится на 2¼ процента, в первую очередь по причине снижения объема экспорта.
 
Ожидается, что дефицит счета текущих операций останется приблизительно на уровне 7 процентов ВВП, увеличивая значительные потребности в финансировании. По прогнозам, в этом году девальвация приведет к росту уровня инфляции до 22 процентов, несмотря на слабый внутренний спрос. В среднесрочной перспективе ожидается, что … ввиду структурной негибкости рост останется низким.
 
Этим оценкам вторят заключения экспертов Евразийского банка:
 
Накопленные в экономике диспропорции все еще высоки и представляют значительный риск для перехода РБ на траекторию устойчивого роста.
 
Масштабное кредитование в рамках государственных программ поддерживает избыточную занятость и низкую эффективность использования производственных мощностей государственных предприятий и снижает мобильность ресурсов экономики.
 
Ничего такого, о чем бы не писали почти все независимые аналитики. Кстати, я считаю, что этот анализ излишне оптимистичен. В частности, речь уже не идет о рецессии. Это – термин из экономических циклов, обозначает относительно умеренный, некритический спад производства или замедление темпов экономического роста. Предполагается, что за рецессией хоть когда-нибудь последует подъем. На Западе при наступлении рецессии предприятия, как правило, снижают издержки и ждут подъема. В нашем случае уместнее говорить о депрессии, которая уже установилась в регионах (как пишут корреспонденты, "работать некому, да уже и негде"), подходит к областным центрам и угрожает экономике страны в целом. Из депрессивных регионов в рыночной экономике предприятия, как правило, уходят.
 
На то, что основным диагнозом болезни белорусской экономики является депрессия, указывает и прогрессирующее снижение конкурентоспособности белорусской продукции, и продолжающееся ухудшение финансового состояния большой массы предприятий. Для многих небольших предприятий в регионах вообще непонятно, как они самостоятельно могут выйти на выпуск достаточных объемов конкурентоспособной продукции.
 
А что в таких условиях советуют эксперты?
 
Рекомендации Исполнительного совета МВФ вызывают массу вопросов. Директора считают:
  • Макроэкономическую политику следует ориентировать на уменьшение внешних дисбалансов и снижение уровня инфляции, а для повышения потенциала роста экономики требуются структурные реформы.
  • (Государственное) кредитование должно дополнительно сократиться в текущем году и должно быть отменено в среднесрочной перспективе
  • Необходимо сдерживать повышение заработной платы.
  • Повысить гибкость обменного курса. Национальному банку Республики Беларусь в полном объеме внедрить систему таргетирования денежной массы, которая направлена на снижение инфляции до однозначных величин.
  • Принять и решительно реализовать смелую программу реформ с хорошо спланированной последовательностью действий, которая включает либерализацию цен, меры для вывода тарифов на услуги предприятий коммунального хозяйства и транспорта на уровень полного возмещения затрат, поэтапную отмену обязательных целевых показателей для предприятий, и приватизацию в секторе предприятий и банковском секторе.
  • Для защиты наиболее уязвимых слоев необходимо усилить системы социальной защиты, включая страхование от безработицы.
 
Суть – проста и понятна: стране – жить по средствам, для чего снизить госрасходы (за счет госкредитования и субсидирования услуг ЖКХ и транспорта) и потребление населения (за счет сдерживания роста зарплат и регулярных девальваций). Нацбанку сжимать денежную массу под имеющийся приток валюты. И, уж конечно, приватизация на фоне "структурных реформ".
 
Недалеко ушли и эксперты Евразийского банка.
 
  • Принятие более решительных мер по сокращению и оптимизации роли государства в экономической деятельности и либерализации цен и рынков, включая рынок труда. Проведение этих реформ должно сопровождаться поддержанием жесткой денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики, нацеленной на снижение темпов инфляции, сокращение внешних дисбалансов и наращивание международных резервов.
  • Существенное сокращение директивного кредитования.
  • Сокращения госпрограмм также требует либерализации цен и рынков, коммерциализации государственных предприятий, их нацеленности на повышение рентабельности производства и повышения роли частного сектора через приватизацию.
  • Переход к окупаемым тарифам на жилищно-коммунальные и транспортные услуги для населения должен пройти как можно быстрее.
  • Повысить эффективность денежно-кредитной политики в деле борьбы с инфляцией и способствовать дальнейшей либерализации курсообразования через политику монетарного таргетирования.
 

Не тот диагноз

Непонятно, правда, о каких "структурных реформах" говорят эксперты. Понятно, что в нынешней структуре экономики и управления выхода из кризиса нет. А где есть? Но финансисты и не могут это определять, не их профиль. Сумеете их провести – хорошо, не сумеете – вперед, в Гондурас. За какие средства будете их проводить – ваше дело. Туманно обещают поддержку и МВФ, и Евразийский банк. Если программа структурных реформ им понравится. Притом что жесткая кредитно-денежная политика (еще жестче, чем политика "от Ермаковой") обязательна, череда девальваций и безработица – тоже, есть программа или нет.
 
Грубо говоря, и директора МВФ, и эксперты Евразийского банка нам советуют: вычеркните 20 лет "белорусской модели", вернитесь в 1991 год и двигайтесь в рамках гайдаровских реформ. И, возможно, будет вам счастье. Если выживете.
 
Это нам давно советовали. И настоятельно. Только последствия следования таким советам вряд ли устроят наше общество.
 
Экспертов можно понять. Начиная с 2010 года хватаем кредиты где только можно. МВФ, Россия, Китай, Венесуэла, Азербайджан. Обещаем при этом все, что попросят. Кредиты уходят на текущие нужды бюджета и госаппарата, экономика топчется на месте. Обещания при этом не выполняем, просим новые кредиты, из части новых кредитов закрываем прежние, растим долги.
 
Любому эксперту ясно: в этой, доставшейся в наследство от БССР, структуре экономика страны неэффективна. Не желая никаких реформ, заявляем: для структурных реформ требуется триллион (!!!) долларов. Что, впрочем, показывает: никакие структурные реформы не прорабатывались и не просчитывались. Вместо того – опять просим кредиты. И как кредиторы должны к этому относиться?
 
Вот и отнеслись. Не можешь организовать нормальную экономику – так хоть живи по средствам. На то, что зарабатываешь.
 
А что последовательное проведение такого подхода несет Беларуси?
 
В краткосрочном плане, несомненно, сокращение производства, банкротства части предприятий (Какой части? Непредсказуемо), реальную безработицу, сокращение экспортной выручки, череду девальваций (называют ее "либерализацией курсообразования"), сокращение платежеспособного спроса с проблемами в торговле. Украина показала, что сокращать потребление населения можно, и сокращать сильно. Терпят.
 
Предполагается, что, если таким образом ужать всю экономику, можно добиться ее сбалансированности. Точнее говоря, балансируется часть экономики, остальная просто списывается. И уже на основе сбалансированной экономики можно пробовать обеспечивать ее рост.
 
Подход не новый, применялся под эгидой МВФ в Латинской Америке и странах ЮВА и нигде не привел к удовлетворительным результатам. Не случайно поэтому ведущие экономисты Запада ратуют за переход от таргетирования денежной массы к таргетированию инфляции. А самые "продвинутые" - за разработку методик таргетирования роста. А для нас – и таргетирование денежной массы сойдет. Плевать, что при этом гробятся даже частично жизнеспособные предприятия, зато курс доллара почти стабилен.
 
В наших условиях, при жесткой реализации, по нашим подсчетам, подход приведет к ликвидации не менее миллиона рабочих мест и высвобождению не менее 40% производственных мощностей. Причем и после предположительной сбалансированности экономики (не очень верится, что сбалансированность таким путем возможна: слишком мала наша экономика, и слишком важную роль играют внешние факторы), никак не просматривается формирование факторов, способных обеспечить ее быстрый рост. Что, рынки вдруг откроются? Накопления вырастут настолько, что деньги девать будет некуда?
 
К тому же в оценках экспертов, что МВФ, что Евразийского банка, содержится существенная ошибка. Экономическое положение страны они характеризуют как "рецессию". На самом деле по стране расползается депрессия.
 
Рецессия – часть экономического цикла, явление кратковременное, за которым следует подъем. Остановленные в рецессии мощности не успевают устареть и на стадии подъема могут быть востребованы. Это экономит потребность в инвестициях, необходимых на стадии подъема.
 
Депрессия – это тупик. Остановленные кризисом мощности в депрессивных регионах в целом уже никогда не будут востребованы. Как и квалификация тамошних работников. Там экономику нужно строить заново. А это – инвестиции, которые может сделать только государство: частнику лезть в депрессивный регион нет никакой нужды. Вот поэтому сжатие экономики, рекомендованное экспертами, при отказе государства от крупных инвестиций сделает это сжатие, с его безработицей и непрерывным снижением уровня жизни населения, необратимым.
 
Я далек от мысли, что рекомендации и МВФ, и Евразийского банка сформированы со злым умыслом против Беларуси. Как финансисты эксперты свою работу выполнили и профессионально, и объективно. Просто проблема выхода экономики Беларуси из кризиса в рамках только кредитно-денежной политики, даже при активной помощи кредитами, вообще не решается. А необходимое подключение активной промышленной политики шлагбаумом блокирует "белорусская модель".
 
 
                                                                                                                                                         tut.by
TЧитать полностью:  http://news.tt.by/economics/450709.html