Проекты

Основные разделы сайта

Как частнику вылезти из долговой ямы

Чем грозит разорение национального бизнеса?
В Беларуси просроченная дебиторская задолженность приняла угрожающие размеры, и пока нет ни одного приемлемого решения, которое позволило бы остановить ее рост.
На 1 мая 2015 года она составила 51,88 триллиона белорусских рублей и увеличилась с начала года на 28,2%, а за апрель – на 2,8%. Доля просроченной дебиторской задолженности составляет 21% в структуре дебиторской задолженности.

Подробности..

Самая тревожная ситуация сложилась в промышленности, на долю которой приходится 57,6% от общей просроченной кредиторской задолженности. На 1 мая она составила 29,872 триллиона белорусских рублей и возросла на 41,4% по сравнению с уровнем на начало января и на 5,1% по сравнению с уровнем на 1 апреля 2015 года.

Государство может смягчить кризис неплатежей, если захочет, считают эксперты.

— Не надо дожидаться самых крайних ситуации, надо более активно искать те инструменты, которые могут работать, — предлагает финансовый аналитик Константин Коломиец.

Пока, по оценке аналитика, успехи правительства в борьбе с просроченной дебиторской задолженностью «нулевые, а кризисные явления развиваются».

— Просроченная дебиторская задолженность не только негативно отражается на торговле на внутреннем и внешнем рынках, но и сильно сдерживает деловую активность в Беларуси, — считает Константин Коломиец.

Спасти от краха предприятия государственной и частной форм собственности могут меры, которые предлагает бизнес-сообщество, — взаимозачеты между должниками  и бюджетом, между должниками и должниками, применение неденежных форм расчетов.

— Действующие методы не работают, — считает Константин Коломиец. — Необходимы разработка новых механизмов погашения просроченной задолженности, новых методов поддержки экспортеров, новых инструментов привлечения внебюджетных инвестиционных источников и развитие проектного финансирования на секъюритизацию активов (в том числе с использованием товарных ценных бумаг векселей, складских свидетельств, закладных), на предупреждение роста задолженности перед бюджетом, реализацию индивидуальных планов финансовой санации предприятий.

По мнению эксперта, эффективность мер по погашению просроченной задолженности и финансовой санации предприятий, применение того или иного инструмента во многом зависит от комплексного подхода при «лечении».

— Не стоит повторять ошибки 1990-х, не следует полностью подменять деньги неденежными формами расчетов, — говорит Константин Коломиец. — При финансовой санации предприятий, как при любой оздоровительной процедуре, важна квалификация «врача» и правильная «дозировка лекарств». Некоторые виды деятельности, например, операции с товарными ценными бумагами (коммерческими векселями, складскими свидетельствами, закладными) сегодня следовало бы лицензировать.

Применение в расчетах товарных ценных бумаг в большинстве случаев позволяет безболезненно вернуть просроченную дебиторскую задолженность. Подобная практика применялась и в Беларуси в конце 1990-х — начале 2000-х годов. Сегодня к ней прибегают в России, в Казахстане и в других зарубежных странах.

— Надо проанализировать ситуацию того периода и с некоторыми корректировками возобновить эту практику погашения просроченной дебиторской задолженности, особенно внешней, которая продолжает расти, — предлагает Константин Коломиец. — Деньги – это лишь инструмент для улучшения обмена товарами и услугами.

Еще один важный момент – в Беларуси условия работы государственных и частных предприятия, несмотря на все декларации, далеки от равноправных. Согласно cт. 58 Налогового кодекса просроченная задолженность по налогам может быть взыскана с должника, если предприятие дает предписание на  должника в налоговые органы.

— Но когда частным компаниям должны государственные предприятия, эта норма не работает, — говорит вице-председатель ОО «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей» Лилия Коваль.

И получается, что у частного предприятия в зачет не  идут средства, которые ему не платят государственные предприятия.

— В результате частные предприятия находятся на стадии банкротства, — констатирует лидер предпринимателей. — Люди выполняют заказы, поставляют продукцию, оказывают услуги, например, строительные,  а с ними за это никто не рассчитывается. Что делать в этой ситуации, они просто не знают.

Неплатежи ставят белорусских предпринимателей на грань самоубийства

В подобном положении оказались не только белорусские частные предприятия, но и совместные, с иностранным капиталом. И это грозит оттоком инвестиций, которые и без того сокращаются на глазах.

Сейчас у многих предприятий заблокированы счета, налоги они не платят, пеня по налогам растет. От того, что растет пеня на неуплаченные налоги, денег больше в казне не становится. А в случае, если предприятию разблокируют счета, оно начнет платить налоги – НДС, налог на прибыль, соцстрах, подоходный налог. 

— Главное — у предпринимателя появляется перспектива работать, — считает генеральный директор СП «Унибокс» ООО Сергей Русак. – Очень важно сохранить трудовые коллективы и производства. Погубить любого производителя просто. Ниша, которую занимала его продукция, заполнится импортом. Но внутренний валовой продукт производит не торговля, а в первую очередь  производственный сектор, сектор услуг.

Правительство в первую очередь поддерживает государственные предприятия и предприятия, в которых есть доля государства. Это более чем недальновидно, считают представители белорусского бизнеса. Ведь закрытие предприятий частного сектора повлечет за собой не только снижение налогов, но и увеличение безработицы, а, следовательно, и напряженности в обществе. В ситуации кризиса не только государственные, но и частные предприятия нуждаются в поддержке и в решительных действиях со стороны правительства, считают эксперты.