Проекты

Основные разделы сайта

Интернет-видеобрифинг: «Бизнес в Евразийском экономическом союзе»

 Портал Союзного государства совместно с Национальным пресс-центром Республики Беларусь провел интернет-видеобрифинг «Бизнес в Евразийском экономическом союзе». В брифинге принял участие  Председатель Минского столичного союза предпринимателей и работодателей, Председатель Президиума Республиканской конфедерации предпринимательства Владимир Карягин.

Подробности..

О том, как изменилась бизнес-среда наших стран за текущий год мы решили обсудить с Председателем Минского столичного союза предпринимателей и работодателей, Председателем Президиума Республиканской конфедерации предпринимательства Беларуси Владимиром Карягиным.

– С 1 января этого года начал работу Евразийский экономический союз. Это интеграционное образование призвано обеспечить дополнительные гарантии соблюдения интересов предпринимателей. Как сейчас себя чувствует бизнес в Беларуси, России и Казахстане, что изменилось?

– Начало работы Евразийского экономического союза совпало с очень многими трудностями, можно сказать с экономической блокадой, деструктивной работой ряда субъектов, хозяйства Беларуси и России, события в Украине.

Все это не могло не сказаться и конечно получилось, что вроде падает оборот взаимной торговли, все минусовые показатели, покупательная способность населения всех наших стран также упала, то есть очень сложное положение.

Однако деловое сообщество каждой страны, я буду говорить о Беларуси, вырабатывает свои модели антикризисной программы, поэтому на этом фоне у нас улучшились различные диалоговые площадки с властью, нас стали лучше понимать, прислушиваться к Беларуси, непосредственно, мы стали лучше планировать нашу работу на пространстве Евразийского экономического союза, учитывая интересы наших партнеров.

 

– В экономике стран ЕАЭС на малый и средний бизнес приходится менее 30%, в то время как в высокоразвитых странах эта доля достигает 70%. Что необходимо предпринимать, чтобы достигнуть подобных показателей и укрепить позиции малого и среднего бизнеса?

– К сожалению, на территории Евразийского экономического союза во всех практически странах много идет разговоров о поддержке малого и среднего предпринимательства, но не выработано реальных механизмов и не выделено ресурсов, чтобы осуществлялась эта поддержка.

Поддержка в укреплении бизнесов, в поддержке деловой инициативы, создание инфраструктуры поддержки контактных мероприятий, создание информационных баз данных для работы. И, конечно, в первую очередь законодательства, которое бы сформулировало бизнес на различные кооперационные проекты и снижало издержки введения бизнеса.

На законодательном уровне правительства наших стран последние годы много декларировали о поддержке бизнеса. Например, в Российской Федерации выработаны дорожные карты, их более 16, в Беларуси идут переговоры о внедрении многих пунктов национальной платформы бизнеса, готовится новая редакция директивы Президента о поддержке экономической, предпринимательской инициативы.

Казахстан является лидером перемен в этой области, там делается ставка на малый бизнес и правительство очень внимательно прислушивается к предложениям экономической палаты Казахстана.

В Армении и Кыргызстане серьезно развивается диалог бизнес-сообщества со своими правительствами и парламентами. Однако мы еще не получили того результата, которого бы хотели, поэтому малый и средний бизнес пока не занял роль драйвера в экономике, пока еще идет ставка на крупные структуры, сырьевые отрасли, к сожалению, слабое внедрение инноваций в деятельности энергетических компаний и энергетики в целом.

Здесь нам необходимо осуществить коренной поворот на базе существующего договора в Евразийском экономическом союзе, который тоже, кстати, содержит изъяны по отношению к малому и среднему бизнесу. Но в конкретных правительственных и межправительственных программах малый и средний бизнес должен занять совершенно иное место. Место, которое может определить роль драйвера в экономике.

 

Видео

 

– О каких изъянах, которые содержаться в договоре Евразийского экономического союза идет речь?

– В первую очередь, в самих статьях договора действительно учитываются чувствительные позиции для национальных экономик, но в первую очередь крупных промышленных комплексов. Это не только государственные формы собственности, здесь у нас равные подходы к государственной и частной форм собственности, но очень слабо заложены механизмы, тем более согласованные механизмы поддержки малого и среднего бизнеса.

Нам необходимо в первую очередь проводить унификацию механизмов поддержки предпринимательской инициативы, начиная от момента создания бизнеса, старт-аповских этапов, приведу пример Европейского союза – интернационализация бизнеса.

Европейский союз каждый год обновляет акт о малом бизнесе. Это является документ высокого порядка, но под это выделяются ресурсы Европейского союза. И более того, даже мы получаем возможность и ресурсы принять участие в разных программах интернационализации. Вот нашу республиканскую конфедерацию предпринимательства включили в Европейскую программу до 2020 года так называемой Европейской сети предприятий. И за деньги Европейского союза к нам начинают приезжать делегации предпринимателей из 26 стран Европы.

 

 

– В 2016 году в ЕАЭС должен заработать Единый рынок государственных закупок. Какие преференции получат бизнесмены с началом работы данного механизма?

– В первую очередь, государственные закупки осуществляются через систему тендеров. Национальные системы тендеров унифицируются. Конечно, мы может говорить о примере тендеров в Беларуси и России. В России сегодня около 6 тысяч тендерных площадок, 80 из них более менее крупные, но активно используются только 6, а о большинстве тендерных площадок никто не знает, хотя есть уже созданные продукты и программы.

В какой степени удается создать условия честной конкуренции и отсутствия барьерной среды при участии тендеров это тоже пока еще проблема. Я скажу, что в Беларуси, являясь членом рабочей группы по контролю над тендерами, мы постарались создать условия честной конкуренции, и видим как сталкиваются в своих конкурентных отношениях швейцарские, немецкие компании, в меньшей степени белорусские компании. То есть они почему-то стесняются обжаловать решения тендеров, особенно строительные компании, боясь, что они испортят отношения с потенциальными заказчиками, то есть здесь мы наталкиваемся на менталитет.

Одна лишь система тендеров, без соответствующей системы образования, бизнес-образования, упрощения технологий и внедрения цифровых технологий в этот процесс, ничего не даст. В этом отношении нам нужно развиваться на территории Евразийского экономического союза.

Вот Владимир Басько - один из лидеров нашей бизнес ассоциации, внес много предложений в развитие таких механизмов с использованием цифровых технологий в деятельности направления нашего Евразийского экономического союза. Каких-то очевидных преимуществ мы пока не обнаруживаем. Вроде бы созданы общие правила и только практика нам подскажет: в какой степени это эффективно. Надо не стесняться менять здесь механизмы, подходы и, конечно же, сопровождать это большой разъяснительной работой, как среди бизнеса, так и среди заказчиков государственных структур.

 

Видео

 

– По мнению экспертов, процесс планомерной экономической интеграции в результате приведет к так называемому разделению труда в ЕАЭС, при котором каждое государство будет занимать определенную производственную нишу. Объясняется это, в первую очередь тем, что «ни одна страна, даже самая большая и развитая, не может быть конкурентной во всех отраслях». Насколько реален подобный вариант в нынешних условиях и к чему он приведет?

– Это действительно так, к примеру, мы будем всегда закупать кофе. Можно ли вырастить кофе в целях экспорта в Беларуси? Можно, но себестоимость килограмма кофе, выращенного в нашем Ботаническом саду, будет стоить минимум 10 тысяч долларов за килограмм. Нас устроит такой напиток? Вряд ли, поэтому в каких-то странах будут выращивать кофе, в Бразилии будут выпускать бананы, где-то будут выпускать соки, а в области машиностроения, добычи полезных ископаемых, энергетики в соответствии с ресурсной базой той или иной страны, залежами каких-то природных ископаемых будет эта специализация.

Потому что надо всегда смотреть с идеи себестоимости, и отсюда вытекает конкурентоспособность. Иногда легче что-то закупить в соседней стране, при логистике в 300-400 км, чем привозить за 9 тысяч км. И в цене товара, изделия будут колоссальные издержки на доставку, поэтому надо все уметь считать. Не делать все под копирку, что только отечественное производство, либо весь импорт автоматически зачислять в класс вражеского импорта, что у нас в Беларуси уже было. Весь импорт вражеский, потом начинаем рассматривать, что часть импорта является инвестиционным, потом видим модель поведения импортеров: сегодня он импортер, завтра он инвестор, если он увидел и почувствовал, что его товар продается, он пытается что-то на этой территории производить, то завтра он уже станет экспортером. Экспортирует на другие территории, которые здесь были произведены.

Поэтому, конечно, и здесь нам необходимо исходить из эффективного экономического расчета и конечно учета национальных приоритетов. Но еще один важный момент, нужна все-таки согласованная промышленная политика. Вряд ли нам необходимо дублировать в каждой стране, если где-то уже создана школа тракторостроения, машиностроения, станкостроения, научная школа расчетов, школа апробации. Надо расставить эти приоритеты, договорится между странами, выяснить, кто является лидером, создать консорциум, кластеры, которые могут сегодня быть в условиях информационных технологий и международными кластерами.

Таким образом, сэкономить ресурсы на исследованиях и на механизмах продвижения тех или иных видов товаров. Одним словом специализация, кооперация, разделения труда - это известные устойчивые механизмы продвижения экономических интересов и эффективной экономики. А нам как раз эффективность сегодня и нужна.

 

Видео

 

– Есть опасения, что на рынке ЕАЭС российские монополисты не позволят белорусскому бизнесу проявить себя в полной мере. Как Вы оцениваете вероятность такого варианта развития событий?

– Я думаю, что есть хорошие устойчивые наработанные механизмы противодействия таким негативным процессам. Во-первых, Евразийский экономический союз как бы находится уже на этом пути. Должно эффективно работать антимонопольное ведомство, как на наднациональном уровне, так и на национальном уровне. К сожалению, здесь пока нет унификации в этой работе. Впереди идет, допустим, Российская Федерация, там более четко осуществляется антимонопольное законодательство, работает Федеральный антимонопольный комитет, в котором работает более 5 тысяч специалистов, этот комитет не только надзирает за тем, как действуют монополисты, транснациональные корпорации, но и исследуется их работа.

И конечно создание на территории Евразийского экономического союза честных правил конкуренции, как между производителями, так и теми сетями, которые доставляют те или иные товары, это очень важная задача. Создан модельный закон, работает ведомство, есть министр в этом статусе, но посмотрите, в Беларуси до сих пор нет самостоятельного антимонопольного ведомства. В России это работает, нет согласованной антимонопольной политики между нашими странами.

Бизнес тоже слабо осведомлен об этой работе, не имеет возможности вести переговоры и вовремя подавать информацию, которая могла бы как-то откорректировать поведение надзорных или контрольных определенных органов. Пока существуют такие перекосы, то соответственно есть и угрозы, и есть реальные потери самого бизнеса. То есть по отдельным направлениям мы видим, как в области, допустим, автоперевозок сложно идут переговоры между автоперевозчиками Беларуси, России, Казахстана. Много сбыточных административных процедур, искусственные барьеры, которые возникают, а это все потери эффективности бизнеса.
 
 

– Сегодня в Беларуси наблюдается снижение активности бизнес-ангелов. Что, на ваш взгляд, является причиной перехода от последовательного сотрудничества к хаотичным инвестициям?

– На территории наших стран впервые бизнес-ангельское движение – это людей, которые лично инвестируют в те или иные старт-аповские проекты появилось не так давно. Опыт России и союз бизнес-ангелов заразил белорусских предпринимателей, где-то в этом участвовало не многим более 20 человек.

Конечно, сегодня трудно говорить больше или меньше. Дело в том, что возникшие экономические трудности ударили и по бизнес-ангелам, потому что, как правило, все из них это не рантье, это люди в действующем бизнесе, как правило, в среднем бизнесе, и объемы их инвестиций не превышают 100 тысяч долларов, как правило, 50-70 тысяч долларов на тот или иной проект.

Во-вторых, еще не полная инфраструктура, допустим, нет венчурных фондов, они не работают на территории нашей страны. И даже инновационный фонд, в котором есть некоторые ресурсы, до сих пор не выбирается нашими предпринимателями в силу больших рисков, потому что ты получаешь какие-то финансовые средства, но вместе с тем на твоей территории начинают работать такие жесткие контрольные механизмы, которые могут развалить весь бизнес.

Здесь, конечно, надо улучшать деловую среду, надо создать какие-то финансовые институты и тогда можно говорить о развитии бизнес-ангельского движения во всей его широте, полноте, насыщенности, так мы расширим круг его участником.

Опять-таки интернационализация. Это как раз то направление, которое вполне может стать хорошей интеграционной площадкой. Когда бизнес-ангелы из Казахстана, России, Кыргызстана, Беларуси и Армении работали бы на наших площадках. Нам, наверное, надо лучше интегрироваться в этих вопросах.

 

Видео

 

– И в завершение, хотелось бы услышать ожидания белорусского бизнеса на ближайшую пятилетку. Каких результатов в диалоге с властью вы планируете достигнуть в связи с событиями, которые недавно произошли в политической системе Беларуси?

– Мы хотим добиться многого. Мы только в начале пути. Подписанный договор о Евразийском экономическом союзе содержит много изъятий и ограничений, более 400 пунктов в этом большом тысячастраничном документе, как бы еще к ним и не приступили, а пока только говорим.

Поэтому, во-первых, наиболее полное выполнение того правительствами наших стран о чем достигнуты договоренности, во-вторых, необходима все-таки согласованная промышленная политика, в-третьих, необходима более полная доработка законодательства в области всех видов экономической деятельности и создание совместных институтов, гарантийных, финансовых институтов, институтов поддержки различных деловых начинаний и развития инфраструктуры.

Необходима координация в проектах развития публично-частного партнерства, здесь отличный опыт России, Казахстана, вполне можно учитывать Беларуси, Армении и Кыргызстану. Необходимо лучше делиться опытом, как правительствам, так и предпринимателям. Но конечно необходимо создание условий, мы бы очень хотели, чтобы была создана Евразийская континентальная экономическая площадка. Создание зоны свободной торговли мы знаем, что здесь в потенциале уже более 30 стран проявляют интерес. То есть бизнесу необходима широкая экономическая площадка, поэтому нашему правительству и нашим руководящим органам Евразийского экономического союза надо более интенсивно проводить переговоры для привлечения партнеров и подписания договоров о свободной торговле с основными партнерами – это с Индией, Китайской Народной, Республикой, Индонезией, Турцией, естественно, Вьетнамом.

Таким образом, мы получим привлечение довольно больших возможностей этих стран и их заинтересованность сегодня в этом есть. Но надо рассматривать развитие такой континентальной площадки, от Португалии до Владивостока, Гонконга, Сингапура, Бомбея, потому что это дало бы коридор для логистики, транспортных путей коммуникации, энергетики. Объединение трех потенциалов, колоссального потенциала интеллектуального и инновационного Европы с его образовательной системой, природных ресурсов, которые сегодня имеет Россия, Казахстан, Беларусь, Кыргызстан и Армения и трудовых ресурсов этих стран, Китая и Индии, которые буквально рвутся и ищут место своего применения. В таком случае, была бы очень серьезная континентальная экономическая независимость.

Сегодня в политике, к сожалению, строят границы и барьеры, а бизнесу необходимо широкое экономическое пространство. Как вы знаете надо работать не с цены, а с оборота. Бизнес как раз хочет, чтобы это принцип применялся и на политическом уровне. В этом и искусство наших политиков, наших президентов, наших правительств и министров, что это заказ делового сообщества, поэтому надо чаще общаться, ездить, переговариваться, пить кофе, может быть шампанское, но бизнесу это необходимо. Но и, конечно же, нам надо максимально учитывать интересы бизнеса, для этого надо как минимум это знать.

К сожалению, не все правительственные чиновники об этом осведомлены, о результатах наших исследований, наших потребностей. Нам необходимо чаще встречаться для этого, необходимо выстраивать эффективные диалоговые площадки на уровне Евразийского экономического союза, необходима выработка механизмов сотрудничества, для этого необходимо доверие всех сторон и, конечно же, необходимо внедрение принципа оценки регулирующего воздействия при подготовке нормативной законодательной базы, как на наднациональном уровне, так и на национальном уровне. Для того чтобы делать меньше ошибок, документы, которые принимаются должны работать и работать на пользу. На пользу нашим национальным экономикам и Евразийскому экономическому союзу.

В ближайшее время у нас пройдет заседание консультативного совета Евразийского экономического союза. Мы сейчас работаем над подготовкой тех мероприятий, которые пройдут здесь. Мы надеемся, что на этой площадке в Беларуси, мы будем разговаривать бизнес с бизнесом и с нашими правительствами как раз на тему повышения эффективности нашей общей работы.

 

Видео

 

Беседовала: Шершнева Алеся

Фото/видео: Таяновский Владимир

 

http://www.soyuz.by/tv/online-briefing/21827.html