Проекты

Основные разделы сайта

Пресс-конференция в честь 25-летия развития частного предпринимательства в Беларуси

 16 мая  в офисе ОО «МССПиР» состоялась пресс-конференция в честь 25-летия  развития  частного предпринимательства и 30-летия кооперативного движения в Беларуси, организованная Минским столичным союзом предпринимателей и работодателей совместно с Республиканской конфедерацией предпринимательства.
 Открывая пресс-конференцию, председатель ОО «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей» Владимир Карягин проинформировал о результатах поездки в Республику Куба,  акцентировав внимание на возможностях экономического взаимодействия Кубы и Беларуси.  Почетный участник пресс-конференции,   Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Куба в Республике Беларусь Херардо Суарес Альварес  проанализировал  состояние кубинской экономики.      Выступая с презентацией «Экономическое положение, деловой климат в Беларуси и мире в 2016 году» , Владимир Карягин представил мнение бизнес-сообщества  о проблемах в деловом климате Беларуси, а также о способах их решения.        Журналистам вручена брошюра, в которой опубликован окончательный вариант «Национальной платформы бизнеса Беларуси-2016»: http://allminsk.biz/images/files/npbb%202016%20final.pdf).


Подробности..

В ходе пресс-конференции было отмечено, что макроэкономическая разбалансировка, ручное управление экономическими процессами в рамках доминации госсобственности, широкое распространение дискриминационных практик частного бизнеса привели к сокращению ВВП Беларуси в 2015 г. на $20,89 млрд. и стагнации данного показателя в среднесрочной перспективе.  В 2016 году негативные тенденции  в экономике Беларуси усугубились. За январь – февраль 2016 г. ВВП сократился на 4%, промышленное производство сократилось на 5,6%, объём перевезённых грузов упал на 14,5%, инвестиции в основной капитал сократились на 24,6%, оптовая торговля ушла в минус на 8,6%, розничная – на 0,2%. Инфляция (индекс потребительских цен) в январе – феврале 2016 г., по сравнению с декабрем 2015 г., составила 4,8%, на услуги – 11,8%. Индекс цен производителей промышленной продукции составил 6,4%. В январе 2016 г. экспорт товаров сократился на 21,1%, импорт – на 10,9%.
Сохраняется высокая волатильность на валютном рынке. Белорусский рубль не удовлетворяет требованиям, предъявляемым к современному средству сохранения ценности и надёжному платёжному средству.  Все эти данные позволяют констатировать опасную макроэкономическую разбалансированность, институциональную слабость, применение дефективных инструментов экономической политики в условиях высокой неопределённости и законодательной нестабильности.
        Традиционные источники роста белорусской модели истощились или близки к истощению. Внешние кредиты были одним из основных источников обеспечения устойчивости белорусской модели. Рост внешней долговой нагрузки не сопровождался ускорением темпов роста экономики.
        По состоянию на 1 марта 2016 г., проблемные активы белорусских банков составили Br46,2 трлн . В феврале они увеличились на Br4,35 трлн. или на 10,4%. Январь 2016 г. дал резкую прибавку токсичных активов: с Br27,7 трлн. до Br41,8 трлн. Таким образом, с начала года проблемные, токсичные активы выросли на Br18,5 трлн.
 2016-ый год белорусская банковская система начала с долей проблемных активов в размере Br27,7 трлн. или 6,83%. На начало 2015 г. эта доля составляла 4,37%. На 1.03.2016 г. их доля составила почти 11%. При остром напряжении финансов коммерческих организаций банковская система подвержена серьёзным рискам. На 1 февраля 2016 г. 47,8% промышленных предприятий были убыточными . Они накопили долгов на Br19,3 трлн. Чистый убыток всей промышленности составил Br15,46 трлн. При этом долги промышленности перед банками увеличились до Br375,66 трлн. Причем, на 1 февраля 2016 г., по сравнению с 1 февралем 2015 г., просроченные долги по кредитам составили Br8,58 трлн., увеличившись за год в 2,6 раза. Финансовое положение сельского хозяйства ещё хуже. При сохранении текущих тенденций и продолжении старой экономической политики, 11% плохих активов банковской системы в начале 2016 г. могут превратиться  в 30 – 35% – в конце. И это не самый плохой сценарий.
 На 1 февраля 2016 года внешняя дебиторская задолженность коммерческих организаций Беларуси превысила Br73 трлн. В январе 2016 г., когда следовало бы ожидать применения адекватных антикризисных мер, в том числе по управлению дебиторской задолженностью, она выросла ещё на Br3,5 трлн. (5%). Просроченная часть внешней дебиторской задолженности составила Br11,7 трлн., увеличившись за январь 2016 года на 12,0%.
     Динамика основных компонентов денежной массы Беларуси показывает, что в последние два года Нацбанк более ответственно подходит к инъекциям денег в обращение. Сказывается накопление опыта предыдущих ошибок, а также кризисные явления в экономике. Наконец, ни один институциональный международный кредитор не будет поддерживать правительство, которое застряло в инфляционной зоне 15 – 20%.  Количество наличных денег в обращении, на 1.03.2016 г., оказалось меньшим, чем на начало 2015 года. С начала 2014 г. по 1.03.2016 г. показатель М0 вырос на 10,2%. Аналогичная ситуация по денежному агрегату М1. С 01.01.2014 г. по 01.03.2016 г., он увеличился только на 6,9%. Динамика рублёвой денежной массы (М2)  следует такому же паттерну. За 2014 г. этот показатель вырос на 14,5%, за 2015 г. – сократился на 0,4%, а за период 01.01.2014 – 01.03.2016 г. – вырос на 3,6%. В истории Беларуси не было периода более жёсткой денежной политики, но, как показывает развитие кризисных процессов, этого мало. Есть ещё валютная составляющая финансового рынка Беларуси. Справиться с ней без системных, скоординированных действий со всеми властями невозможно.
 За 2014 г. широкая денежная масса (М3) увеличилась на 23,9%, в 2015 г. – на 36,5%, а за январь – февраль 2016 г. – уже на 8%. Таким образом, за время 01.01.2014 г. по 01.03.2016 г., этот показатель вырос на неприлично высокую величину – 82,6%.
 
Серьёзным препятствием на пути развития бизнеса, повышения страновой конкурентоспособности является система принятия решений и связанное с этим регуляторное бремя.  В систему принятия решений Беларуси по определению параметров экономической политики вовлечены около 30 министерств и комитетов, пять концернов, Комитет госконтроля, Национальный банк, Национальная академия наук, Администрация Президента, суды, прокуратура, НЦЗПИ и руководство семи регионов. Это значит, что каждый согласованный документ содержит, как минимум, пятьдесят подписей. Каждая из них – это результат проведения длительных переговоров с вовлечением тысяч человек.
В 2015 году Министерством экономики было поставлено на контроль более 2,5 тыс. поручений Совета Министров. Для рассмотрения и согласования в этот орган власти пришло около 400 проектов указов и декретов, 77 проектов законов, почти 700 проектов постановлений правительства. Оценим регуляторную нагрузку на налогоплательщиков от внутрибюрократических законодательных согласований.
Допустим, что над каждым проектом акта законодательства работают 30 человек (разумеется, с разным режимом вовлечения) в 50 разных структурах. Они посвящают ему в среднем два часа в день, в течение полугода (допустим, что за шесть месяцев проект документа согласовывается). Получается: ежедневно на согласование одного документа тратится 3000 человеко-часов (ч-ч) или 144 тысяч ч-ч. за полгода. Ежегодно на согласование приходит около 1200 документов. Значит, на их согласование оценочно тратится около 173 млн. ч-ч. Средний человеко-час белорусского государственного служащего, включая топ начальников, которые тоже вовлечены в этот процесс, стоит ~$6 (с учётом отчислений в ФСЗН). Это значит, что расходы налогоплательщиков только на зарплату госслужащим на согласование документов, превышают миллиард долларов в год! И это только часть затрат. Согласователи работают в обустроенных офисах, пользуются автомобилями, услугами связи, современной техникой. Самая консервативная оценка этих расходов составляет  еще ~ $350 млн.
 Таким образом, налогоплательщики Беларуси тратят на законотворческий процесс более $1,3 млрд. На выходе мы получаем акты законодательства, которые тормозят экономическое развитие страны, увеличивают издержки бизнеса по выполнению требований государства.
        Мировая экономика в конце 2015 г. – начале 2016 г. характеризуется высокой степенью неопределённости, волатильности, недоверия к правительствам, а также накоплением токсичных активов, надуванием пузырей вследствие почти восьмилетнего периода нетрадиционной политики центральных банков и правительств. Доклад Международного валютного фонда (МВФ) «Перспективы развития мировой экономики. Адаптация к снижающимся ценам на сырьё» (World Economic Outlook.Adjusting to lower commodity prices)  не обещает ничего хорошего. По сравнению с оценками 2014 – начала 2015 г., почти для всех стран пересмотрены темпы роста экономики в сторону снижения. Обострились риски ухудшения ситуации в мировой экономике. Перекачанная ликвидностью американская экономика на пару с британской демонстрируют относительно высокие темпы роста. С учётом структуры экономики и параметров монетарной политики можно сказать, что это временное явление.
Развивающиеся экономики, в свете падения цен на сырьевые товары, быстрого роста долгов и инфляции, уже борются с опасностью попасть в очередную рецессию. Беларусь и Россия там уже находятся, и перспектив выйти в плюс в 2016 году у нас практически не осталось.
МВФ продолжает повторять тезис о победе над «самой обширной и глубокой послевоенной рецессией», оправдывая действия международной и национальной бюрократии. Центральные банки и правительства проводили контрциклическую, стимулирующую политику путём вброса огромных сумм новых денег. Меры по спасению мировой экономики от грубых ошибок коммерческих организаций, которые слишком-важные-чтобы-обанкротиться, были выбраны с вопиющим нарушением законов рынка и принципа справедливости. Распорядители чужого (политики и чиновники) наднационального и национального уровней наказали дисциплинированных и ответственных участников рынка тем, что направили триллионы долларов в руки тех, кто был на грани банкротства или уже в долговой яме. Не удивительно, что за восемь посткризисных лет богатые заметно разбогатели и заняли ещё больше места на разных сегментах рынка, а средний класс ещё быстрее размывался, сливаясь с неблагополучными 20% населения.     Беларусь попала в опасную институциональную ловушку. Мы не только не догоняем передовые страны мира, но увеличиваем разрыв.
Истощение традиционных для белорусской модели источников роста ставит перед страной сложные задачи. Их решение возможно только в условиях национального консенсуса, взаимного доверия государства, бизнеса и общества, реализации научно обоснованной экономической политики нового качества. Комплексный, системный анализ внутренних параметров и внешнего контекста белорусской экономики позволяет выработать адекватные меры для противодействия негативным явлениям и тенденциям с одной стороны и актуализации сильных сторон Беларуси – с другой. Центральной частью трансформационных процессов должна быть целенаправленная работа по радикальному улучшению делового климата в стране, созданию современных институтов развития и роста. Национальная платформа бизнеса Беларуси-2016 содержит конкретные предложения в этом направлении  (см.: http://allminsk.biz/images/files/npbb%202016%20final.pdf). В Платформе представлено мнение белорусского бизнес-сообщества о том, как решать главную общую задачу: создать конкурентные, привлекательные условия для жизни человека, производства, инвестора, инноваций предпринимателя на основе современных фундаментов благополучия -  частной собственности, свободной торговли, честной конкуренции, ответственного государства и солидарного общества. 

 


Программа и участники
1.  Экономическое положение, деловой климат в Беларуси и мире     в 2016 году. Задачи. Проблемы.  Возможности. Точка зрения бизнес-сообщества.

Владимир Карягин,  председатель президиума СЮЛ «Республиканская конфедерация предпринимательства», председатель ОО «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей»;

2. Возможности  экономического взаимодействия  Кубы и Беларуси.

    В ходе пресс-конференции было отмечено, что макроэкономическая разбалансировка, ручное управление экономическими процессами в рамках доминации госсобственности, широкое распространение дискриминационных практик частного бизнеса привели к сокращению ВВП Беларуси в 2015 г. на $20,89 млрд. и стагнации данного показателя в среднесрочной перспективе.  В 2016 году негативные тенденции  в экономике Беларуси усугубились. За январь – февраль 2016 г. ВВП сократился на 4%, промышленное производство сократилось на 5,6%, объём перевезённых грузов упал на 14,5%, инвестиции в основной капитал сократились на 24,6%, оптовая торговля ушла в минус на 8,6%, розничная – на 0,2%. Инфляция (индекс потребительских цен) в январе – феврале 2016 г., по сравнению с декабрем 2015 г., составила 4,8%, на услуги – 11,8%. Индекс цен производителей промышленной продукции составил 6,4%. В январе 2016 г. экспорт товаров сократился на 21,1%, импорт – на 10,9%.
Сохраняется высокая волатильность на валютном рынке. Белорусский рубль не удовлетворяет требованиям, предъявляемым к современному средству сохранения ценности и надёжному платёжному средству.  Все эти данные позволяют констатировать опасную макроэкономическую разбалансированность, институциональную слабость, применение дефективных инструментов экономической политики в условиях высокой неопределённости и законодательной нестабильности.
        Традиционные источники роста белорусской модели истощились или близки к истощению. Внешние кредиты были одним из основных источников обеспечения устойчивости белорусской модели. Рост внешней долговой нагрузки не сопровождался ускорением темпов роста экономики.
        По состоянию на 1 марта 2016 г., проблемные активы белорусских банков составили Br46,2 трлн . В феврале они увеличились на Br4,35 трлн. или на 10,4%. Январь 2016 г. дал резкую прибавку токсичных активов: с Br27,7 трлн. до Br41,8 трлн. Таким образом, с начала года проблемные, токсичные активы выросли на Br18,5 трлн.
 2016-ый год белорусская банковская система начала с долей проблемных активов в размере Br27,7 трлн. или 6,83%. На начало 2015 г. эта доля составляла 4,37%. На 1.03.2016 г. их доля составила почти 11%. При остром напряжении финансов коммерческих организаций банковская система подвержена серьёзным рискам. На 1 февраля 2016 г. 47,8% промышленных предприятий были убыточными . Они накопили долгов на Br19,3 трлн. Чистый убыток всей промышленности составил Br15,46 трлн. При этом долги промышленности перед банками увеличились до Br375,66 трлн. Причем, на 1 февраля 2016 г., по сравнению с 1 февралем 2015 г., просроченные долги по кредитам составили Br8,58 трлн., увеличившись за год в 2,6 раза. Финансовое положение сельского хозяйства ещё хуже. При сохранении текущих тенденций и продолжении старой экономической политики, 11% плохих активов банковской системы в начале 2016 г. могут превратиться  в 30 – 35% – в конце. И это не самый плохой сценарий.
 На 1 февраля 2016 года внешняя дебиторская задолженность коммерческих организаций Беларуси превысила Br73 трлн. В январе 2016 г., когда следовало бы ожидать применения адекватных антикризисных мер, в том числе по управлению дебиторской задолженностью, она выросла ещё на Br3,5 трлн. (5%). Просроченная часть внешней дебиторской задолженности составила Br11,7 трлн., увеличившись за январь 2016 года на 12,0%.
     Динамика основных компонентов денежной массы Беларуси показывает, что в последние два года Нацбанк более ответственно подходит к инъекциям денег в обращение. Сказывается накопление опыта предыдущих ошибок, а также кризисные явления в экономике. Наконец, ни один институциональный международный кредитор не будет поддерживать правительство, которое застряло в инфляционной зоне 15 – 20%.  Количество наличных денег в обращении, на 1.03.2016 г., оказалось меньшим, чем на начало 2015 года. С начала 2014 г. по 1.03.2016 г. показатель М0 вырос на 10,2%. Аналогичная ситуация по денежному агрегату М1. С 01.01.2014 г. по 01.03.2016 г., он увеличился только на 6,9%. Динамика рублёвой денежной массы (М2)  следует такому же паттерну. За 2014 г. этот показатель вырос на 14,5%, за 2015 г. – сократился на 0,4%, а за период 01.01.2014 – 01.03.2016 г. – вырос на 3,6%. В истории Беларуси не было периода более жёсткой денежной политики, но, как показывает развитие кризисных процессов, этого мало. Есть ещё валютная составляющая финансового рынка Беларуси. Справиться с ней без системных, скоординированных действий со всеми властями невозможно.
 За 2014 г. широкая денежная масса (М3) увеличилась на 23,9%, в 2015 г. – на 36,5%, а за январь – февраль 2016 г. – уже на 8%. Таким образом, за время 01.01.2014 г. по 01.03.2016 г., этот показатель вырос на неприлично высокую величину – 82,6%.
 
Серьёзным препятствием на пути развития бизнеса, повышения страновой конкурентоспособности является система принятия решений и связанное с этим регуляторное бремя.  В систему принятия решений Беларуси по определению параметров экономической политики вовлечены около 30 министерств и комитетов, пять концернов, Комитет госконтроля, Национальный банк, Национальная академия наук, Администрация Президента, суды, прокуратура, НЦЗПИ и руководство семи регионов. Это значит, что каждый согласованный документ содержит, как минимум, пятьдесят подписей. Каждая из них – это результат проведения длительных переговоров с вовлечением тысяч человек.
В 2015 году Министерством экономики было поставлено на контроль более 2,5 тыс. поручений Совета Министров. Для рассмотрения и согласования в этот орган власти пришло около 400 проектов указов и декретов, 77 проектов законов, почти 700 проектов постановлений правительства. Оценим регуляторную нагрузку на налогоплательщиков от внутрибюрократических законодательных согласований.
Допустим, что над каждым проектом акта законодательства работают 30 человек (разумеется, с разным режимом вовлечения) в 50 разных структурах. Они посвящают ему в среднем два часа в день, в течение полугода (допустим, что за шесть месяцев проект документа согласовывается). Получается: ежедневно на согласование одного документа тратится 3000 человеко-часов (ч-ч) или 144 тысяч ч-ч. за полгода. Ежегодно на согласование приходит около 1200 документов. Значит, на их согласование оценочно тратится около 173 млн. ч-ч. Средний человеко-час белорусского государственного служащего, включая топ начальников, которые тоже вовлечены в этот процесс, стоит ~$6 (с учётом отчислений в ФСЗН). Это значит, что расходы налогоплательщиков только на зарплату госслужащим на согласование документов, превышают миллиард долларов в год! И это только часть затрат. Согласователи работают в обустроенных офисах, пользуются автомобилями, услугами связи, современной техникой. Самая консервативная оценка этих расходов составляет  еще ~ $350 млн.
 Таким образом, налогоплательщики Беларуси тратят на законотворческий процесс более $1,3 млрд. На выходе мы получаем акты законодательства, которые тормозят экономическое развитие страны, увеличивают издержки бизнеса по выполнению требований государства.
        Мировая экономика в конце 2015 г. – начале 2016 г. характеризуется высокой степенью неопределённости, волатильности, недоверия к правительствам, а также накоплением токсичных активов, надуванием пузырей вследствие почти восьмилетнего периода нетрадиционной политики центральных банков и правительств. Доклад Международного валютного фонда (МВФ) «Перспективы развития мировой экономики. Адаптация к снижающимся ценам на сырьё» (World Economic Outlook.Adjusting to lower commodity prices)  не обещает ничего хорошего. По сравнению с оценками 2014 – начала 2015 г., почти для всех стран пересмотрены темпы роста экономики в сторону снижения. Обострились риски ухудшения ситуации в мировой экономике. Перекачанная ликвидностью американская экономика на пару с британской демонстрируют относительно высокие темпы роста. С учётом структуры экономики и параметров монетарной политики можно сказать, что это временное явление.
Развивающиеся экономики, в свете падения цен на сырьевые товары, быстрого роста долгов и инфляции, уже борются с опасностью попасть в очередную рецессию. Беларусь и Россия там уже находятся, и перспектив выйти в плюс в 2016 году у нас практически не осталось.
МВФ продолжает повторять тезис о победе над «самой обширной и глубокой послевоенной рецессией», оправдывая действия международной и национальной бюрократии. Центральные банки и правительства проводили контрциклическую, стимулирующую политику путём вброса огромных сумм новых денег. Меры по спасению мировой экономики от грубых ошибок коммерческих организаций, которые слишком-важные-чтобы-обанкротиться, были выбраны с вопиющим нарушением законов рынка и принципа справедливости. Распорядители чужого (политики и чиновники) наднационального и национального уровней наказали дисциплинированных и ответственных участников рынка тем, что направили триллионы долларов в руки тех, кто был на грани банкротства или уже в долговой яме. Не удивительно, что за восемь посткризисных лет богатые заметно разбогатели и заняли ещё больше места на разных сегментах рынка, а средний класс ещё быстрее размывался, сливаясь с неблагополучными 20% населения.     Беларусь попала в опасную институциональную ловушку. Мы не только не догоняем передовые страны мира, но увеличиваем разрыв.
Истощение традиционных для белорусской модели источников роста ставит перед страной сложные задачи. Их решение возможно только в условиях национального консенсуса, взаимного доверия государства, бизнеса и общества, реализации научно обоснованной экономической политики нового качества. Комплексный, системный анализ внутренних параметров и внешнего контекста белорусской экономики позволяет выработать адекватные меры для противодействия негативным явлениям и тенденциям с одной стороны и актуализации сильных сторон Беларуси – с другой. Центральной частью трансформационных процессов должна быть целенаправленная работа по радикальному улучшению делового климата в стране, созданию современных институтов развития и роста. Национальная платформа бизнеса Беларуси-2016 содержит конкретные предложения в этом направлении  (см.: http://allminsk.biz/images/files/npbb%202016%20final.pdf). В Платформе представлено мнение белорусского бизнес-сообщества о том, как решать главную общую задачу: создать конкурентные, привлекательные условия для жизни человека, производства, инвестора, инноваций предпринимателя на основе современных фундаментов благополучия -  частной собственности, свободной торговли, честной конкуренции, ответственного государства и солидарного общества. 

 


                                  Программа и участники пресс конференции:
1.  Экономическое положение, деловой климат в Беларуси и мире     в 2016 году. Задачи. Проблемы.  Возможности. Точка зрения бизнес-сообщества.

Владимир Карягин,  председатель президиума СЮЛ «Республиканская конфедерация предпринимательства», председатель ОО «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей»;

 

2. Возможности  экономического взаимодействия  Кубы и Беларуси.

    Владимир Карягин, председатель президиума СЮЛ «Республиканская     конфедерация предпринимательства», председатель ОО «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей».
председатель президиума СЮЛ «Республиканская     конфедерация предпринимательства», председатель ОО «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей».