Проекты

Основные разделы сайта

Когда белорусы заживут как раньше. И заживут ли

Поскольку кризис в экономике Беларуси системный, то и выбираться из него придется достаточно продолжительное время. Какое время — можно сказать только после и по результатам детального анализа и разработки страновой стратегии и промышленной политики.

Когда сможем, как раньше?

Это только обыватель думает, что кризис приходит внезапно. Все было хорошо, но в один день (типа «черного понедельника» 1929 года) вдруг произошел обвал, и вся экономическая жизнь замерла. Между прочим, тогда — на 10 лет.

Просто правительства во всем мире принимают все возможные меры, чтобы предотвратить обвал. Бывает, если кризис не очень силен, сил у них хватает, и тогда кризис переживается в форме рецессии. А бывает — что и нет. Поскольку в рыночной экономике любые правительственные меры — что борьба с наводнением строительством дамб из мешков с песком: иногда помогает, но чаще — только для отдельных объектов.

На самом деле, экономический кризис — это процесс, а не событие. И для нас вопрос «когда?» неактуален: мы в наш кризис вползли уже давно, еще в 2009 году. И внешнее благополучие в обществе удается поддерживать только за счет российской поддержки, наращивания долгов, снижения уровня жизни населения и доедания остатков советского наследства.

Причем вполне очевидно, что этих «источников» уже надолго не хватит. Видимые черты кризиса (всплеск безработицы, закрывшиеся предприятия, лопнувшие банки, проч.) мы получим, когда у правительства не хватит ресурсов противостоять кризису. Поскольку своих ресурсов все равно для этого крайне недостаточно — при любом серьезном сбое в поступлении внешних кредитов коллапс в экономике неминуем.

В сложившихся сегодня условиях абсолютно несущественно, показывает ВВП рост на 0,5% или падение на 1%: для содержания нашей социальной сферы и государства на сложившемся уровне нам нужно иметь ВВП на уровне 80−100 млрд долларов и экспорт не менее 60 млрд долларов. А имеем ВВП на уровне 45−50 млрд и экспорт менее 30 млрд долларов Рост менее 10% в год для нас — уже плохо, бюджет придется резать. Или лезть в долги.

Но стабильный рост по 10% в год позволит нормально, без долгов выйти на сегодняшний уровень потребления не ранее чем через 8 лет при потребности в инвестициях за этот период на уровне 90 млрд долларов. Так что сегодняшний уровень потребления государства придется сокращать уже сегодня: на внешних рынках таких инвестиций мы заведомо не найдем.

Конечно, сегодня мы не имеем ни антикризисной программы, ни страновой стратегии, ни промышленной политики. Иностранный мелкий и средний инвестор (а другой к нам не пойдет по экономическим причинам) у нас имеет «все»: и воинствующую некомпетентность власти, и коррупцию, и «телефонное право» в судах. А жуликов мы уже навидались.

Для начала

Тем не менее что-то же делать надо: время уходит, конкуренты увеличивают разрыв в техническом уровне с нашими предприятиями на глазах. Тем более что предстоит сделать много такой работы, которая не требует больших инвестиций. В числе первоочередных:

1. Переход на МСФО и наведение порядка в системе учета и отчетности. Пока статистические отчеты ни о чем не говорят. А регулярные посадки директоров показывают, что в учете слишком много дыр. Возможно, стоит выдавать обязательную для применения и защищенную от взлома программу бухгалтерского учета в налоговой при регистрации. С автоматическим формированием отчетов.

2. Для предотвращения мелкой коррупции обязать все предприятия с участием госкапитала публиковать данные (цены, объемы) о всех своих закупках на специальном сайте Госимущества. Не может быть коммерческой тайны в использовании государственных средств.

3. Провести инвентаризацию основных фондов по реальной оценке. В систему оценки заложить не только физический, но и моральный износ. Придется, видимо, разработать новую инструкцию по оценке. Абсолютно необходимо знать, каким капиталом в экономике мы еще располагаем. Пришлось как-то от госпредприятия запросить другое госпредприятие о передаче много лет не работающего оборудования (вакуумные печи). Но цена, которую они выкатили, оказалась выше, чем у нового такого оборудования из Германии. Так они числились по балансу. Так что данные Белстата о том, что основные фонды у нас стоят 120 млрд долларов, мягко говоря, кажутся абсурдом. Объемами производства они не подтверждены, а предприятия, по отчетам, используют мощности на 80−90%. Кстати, в России средняя степень загрузки мощностей в промышленности составляет убогие 30%. Не думаю, что у нас существенно выше, но есть вопрос — что это за мощности, насколько комплектны и современны?

4. Провести независимый технический аудит крупных предприятий с планом вывода их на безубыточную работу. Возможно, и ценой серьезных сокращений и передачей ряда технологических операций на аутсорсинг, других неотложных структурных преобразований. Тут характерен пример НПО «Интеграл». Некогда крупнейшее предприятие своего профиля в Европе сегодня отстало безнадежно. И ситуация на мировых рынках не радует. Известно, что 45% производимых в мире микросхем потребляет Китай. Долгое время монополию на производство СБИС держали США (AMD, Intel, Apple) и Япония. К ним подключился Samsung. Затратив 14,7 млрд долларов на новый модуль, Samsung вырвался вперед. За что и получил от США максимум неприятностей. Но Китай сегодня объявил о намерении инвестировать 22 млрд долларов в собственное производство микросхем. На такой новости Toshiba выставила свое производство микросхем на продажу за 18 млрд долларов. Что делать в такой ситуации «Интегралу», собственный капитал которого 500−800 млн долларов, технический уровень на 3−4 поколения отстает от лидеров и основной рынок сбыта — ЮВА, не совсем понятно. Нужна толковая независимая (свои специалисты слишком заинтересованы) экспертиза. И состояния «Интеграла», и ситуации на рынках. Вариант есть. В мире пошла тенденция, что разработку, производство и реализацию микросхем ведут дизайн-центры, а кремниевые фабрики просто оказывают им услуги. Причем ведущие фабрики для снижения затрат иногда передают по аутсорсингу выполнение части операций на фабрики попроще. «Белмикросистемы» — вполне конкурентоспособный дизайн-центр, но производство НПО «Интеграл» для работы с другими фабриками нуждается в модернизации. Это все же много дешевле, чем пытаться конкурировать с Китаем и США. Даже в отдельных нишах, которые неизвестно, как долго будут существовать. Думаю, что ситуация на МАЗе, МТЗ, «Гомсельмаше» во многих чертах схожа с ситуацией на НПО «Интеграл». Но у каждого — свои проблемы, и абсолютно необходимо иметь объективную оценку перспектив их развития. До того, как выделять им поддержку.

5. Сократить бюджет расширенного правительства на 25%. Прекратить «торговлю бумажками», когда квазимонополисты безбожно вздули цены на экспертизы, планы и проч. Эти цены никак не соотносятся с их реальными трудозатратами. Пересмотреть список бюджетополучателей, беспощадно его сократить.

6. Приступить к преобразованию от управления предприятиями к управлению капиталом. В мире — глобализация, никакой мало-мальски серьезный бизнес не сможет существовать только в национальных границах небольшой страны. Необходимо разработать порядок принятия решения и реализации инвестиций за рубежом для предприятий с участием госкапитала. А также порядок отчетности по ним. В первую очередь это касается создания собственных сервисно-сбытовых сетей. Но приходится учитывать, что и в России, и в других странах местный капитал привык спекулировать белорусскими товарами и без борьбы места на рынке не уступит. Например, г-н Ночевкин, увидя, что «Мотовело» пытается создать собственную сбытовую сеть, быстро построил собственный велозавод в Подмосковье, серьезно потеснив «Стелсами» «Аистов» на российском рынке. Конкуренцию с ним «Мотовело» проиграло.

7. Создать на базе факультетов БНТУ отраслевые положения, научно-технические советы. Периодически готовить и публиковать анализ состояния отрасли у нас, положения на рынках, технологических новшеств в отрасли.

8. Приступить, наконец, к разработке страновой стратегии и промышленной политики.

Все это больших денег не требует, но даст для управления экономикой массу полезной информации. На основании которой уже можно что-то и планировать.

Конечно, даже эти, первичные мероприятия по подготовке к реформам вызовут ожесточенное сопротивление и директорского корпуса, и связанных с ним чиновников. Уже по холдингу деревообработки это было видно. Но в привычной для них «белорусской модели» выхода из нашего кризиса нет. Решение, которое придется принять руководству страны, решение политическое: попытаемся выбраться из нынешнего кризиса на траекторию развития, пройдя через неизбежные жертвы, или продолжим «плыть по течению», отбиваясь от текущих проблем. Которых становится все больше и больше. Будем пытаться выйти на уровень среднеразвитой страны, со своей культурой, наукой, развитой социальной сферой (без определенных жертв со стороны населения это уже не получится) или продолжим сползание в Гондурас (если сохраним «белорусскую модель»). И во весь рост встанет проблема кадров.

Товарищ Сталин в свое время говорил: «Кадры решают все!». И не только говорил: организовал отбор и обучение, в т.ч. на Западе. И молодые сталинские наркомы вытащили военную экономику. А наши кадры что-то решать могут?

Боюсь, что нет.


Читать полностью:  https://news.tut.by/economics/548062.html