Проекты

Основные разделы сайта

Экономическая газета: "Издержки конкуренции: матрица жалоб и предложений"

"Конкуренция в сфере розничной торговли обостряется, а государство уделяет этой проблеме недостаточно внимания, заявил на пресс-конференции 1 августа первый вице-председатель ОО «МССПиР» Виктор Маргелов,"-сообщает Экономическая газета.

Если судить по выступлениям спикеров пресс-конференции, между малым и крупным бизнесом, занимающимся роз­ничной торговлей, зреет нешуточная конфронтация. По мнению В. Маргелова, доля первой десятки крупных сетей в общем товарообороте страны уже превышает 60%, увеличиваясь по 2–3% в год. Пользуясь своими преимуществами, сети позволяют себе регулярно задерживать оплату поставщикам, вынуждают их предоставлять значительные (до 30–45%) скидки, что фактически стало одним из условий «попадания на полку». В результате у производителей падает рентабельность, а «внесетевые» магазины теряют покупателей, поставщиков и выручку.

КЛАССИЧЕСКАЯ модель конкурентных сил М. Портера включает 5 элементов: рыночная власть покупателей; рыночная власть поставщиков, угроза вторжения новых участников, опасность появления товаров – заменителей и уровень конкурентной борьбы или внутриотраслевая конкуренция. Теоретически чем слабее влияние конкурентных сил, тем больше возможностей у компании получать высокую прибыль в отрасли. Напротив, чем выше влияние конкурентных сил, тем выше вероятность, что ни одна компания не сможет обеспечить высокую прибыльность от своих инвестиций. При этом средняя прибыльность в любой отрасли определяется наиболее влиятельными конкурентными силами. Но когда дело доходит до реальной конкуренции между конкретными участниками рынка, оказывается, что силы слишком не равны. Представители малого и среднего торгового бизнеса не в состоянии на равных конкурировать с крупными сетевыми структурами. На стороне последних – консолидированная позиция, высокая (по сравнению с мелкими конкурентами) кредитоспособность, «эффект масштаба», позволяющий привлекать инвестиции, в т.ч. из-за рубежа, добиваться внимания властей, «выбивать» себе участки под магазины и склады в стратегически выгодных мес­тах, более низкие удельные издержки, в т.ч. управленческие, транспортно-логистические, современные дорогостоящие технологии, огромные (по нашим меркам) вложения в рекламу и т.п. Что может противопоставить этому малый бизнес: гибкость, индивидуальный клиентоориентированный подход, оригинальность сервиса? Это опять-таки в теории. На практике мелкие торговцы в последние годы все больше уступают торговым сетям. 

717Поэтому участники пресс-конференции обращаются к государству в поисках защиты. При этом они апеллируют к стратегической безопасности страны, полагая, что ничем не сдерживаемый приход в ритейл иностранного капитала рано или поздно приведет к ущемлению национальных «и прочих» интересов страны, разрушению местного предпринимательства. Но власти пока видят в крупных компаниях основных игроков, способных обеспечить рабочие места, инвестиции, низкие или более-менее стабильные цены. К тому же торговые сети легче контролировать и договариваться о реализации проектов, которые кажутся чиновникам приоритетными. Противопоставить таким настроениям остальные участники рынка могут лишь напоминание о стратегической задаче наращивания доли малого бизнеса в экономике. Но так ли важна властям эта цель, чтобы менять правила в торговле?

ПАРАДОКСАЛЬНО, но годами добивавшиеся создания рыночной конкурентной среды и ограничения государственного вмешательства в экономику представители некоторых биз­нес-союзов теперь готовы требовать введения ограничений на рынке. Мечтается даже об установлении лимита доли иностранного капитала в ритейле по примеру банковского сектора. Обоснованием такой позиции являются опасения за стратегическую безопасность, опыт некоторых стран и явное предпочтение, которое власти оказывают отдельным круп­ным компаниям, предоставляя им разнообразные преференции при выделении земельных участков, приобретении стройматериалов, привлечении материальных, финансовых и иных ресурсов. Взамен правительство и региональные влас­ти получают возможность легко отчитаться о привлеченных иностранных инвестициях, объеме строительных работ и других важных показателях. Потери малого бизнеса здесь в счет не идут.

В. Маргелов обратил внимание, что если за рубежом гипермаркеты, как правило, возводятся на окраинах городов, то у нас – едва ли не в любой точке столицы и областных центров. Да и число их в Минске куда выше, чем в европейских столицах. При этом власти надеются еще больше увеличить в республике число торговых площадей, не обращая внимания на сложившийся уровень потребительского спроса и конкуренции в ритейле.

Рискнем предположить, что если бы из-за кризиса благосостояние населения не упало столь серьезно, то накал конкуренции между сетевыми компаниями и магазинами-одиночками был бы гораздо меньше. Впрочем, вытеснение мелких форматов торговли более крупными – объективная реальность и, скорее всего, вопрос времени.

ТЕМ не менее МССПиР апеллирует к анитимонопольному законодательству и призывает уполномоченные органы применять его в полной мере и по всей строгости для создания и поддержания в республике конкурентной среды, в которой мелкий ритейл мог бы сохранить шансы на выживание. Пока, по мнению спикеров пресс-конференции, нормы законов «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» и «О государственном регулировании торговли и общественного питания» созданию такой среды не слишком способствуют. Ранее антимонопольный департамент, входивший в состав Минэкономики, в год расследовал до 10 дел, связанных с монополистическими проявлениями во всех сферах экономики. После передачи этих функций Министерству антимонопольного регулирования и торговли ситуация мало изменилась. Как заявил В. Маргелов, МАРТ, обладая «достойной законодательной базой, возможностями, ресурсами», не предпринял за это время никаких действенных мер по борьбе с очевидными монопольными проявлениями. По мнению предпринимателя, количество субъектов, занимающих доминирующее положение на рынке, а значит, требующих к себе особого внимания государства, занижается, причем довольно сильно.

В то же время многие ответственные чиновники страны мечтают о появлении в Беларуси иностранных сетей вроде Metro или Auchan. Но если это случится, то конкуренции с ними уже не выдержат наши крупные сетевые структуры, увязшие в долгах, полагает В. Маргелов. Но вряд ли от этого выиграют потребители.

В заключение В. Маргелов призвал «активных, думающих о завтрашнем дне граждан» к самому серьезному обсуждению проблем торговли и экономики в целом «на самом высшем уровне – там, где принимаются решения». Наверное, на этом уровне с удовольствием займутся решением этих проблем. Ведь весь предыдущий опыт уже обеспечил государственному сектору в целом абсолютную монополию в экономике и регулировании. А тут целая отрасль, большая часть которой, несмотря ни на что, оказалась частной, сама просит о государственной заботе. Divide et impera (разделяй и властвуй): малый бизнес обвиняет сети в недобросовестной конкуренции, сети жалуются на давление интернет-магазинов, те – на происки полулегальных «ипэшников», они – на демпингующих азиатских пришельцев. Вписаться в матрицу Портера – дело нелегкое…

Экономическая газета: https://neg.by/novosti/otkrytj/izderzhki-konkurencii-matrica-zhalob-i-predlozhenij?highlight=%D0%BC%D0%B0%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2