Проекты

Основные разделы сайта

Журнал Министерства финансов «Финансы, учёт, аудит»: читайте в ноябрьском номере интервью с вице-председателем нашего Союза Андреем Бирюковым.

«Привычный для нас мир меняется на глазах. Уже сегодня происходит цифровая трансформация глобальной экономики, которая неминуемо спровоцирует в ближайшие годы и значительные социальные изменения (если не взрывы) во многих странах. Чего в данной ситуации для Беларуси больше – возможностей или угроз?   Журнал  Министерства финансов Республики Беларусь «Финансы, учет, аудит» обратился  с этим вопросом к вице-председателю Минского столичного союза предпринимателей и работодателей Андрею  БИРЮКОВУ.

– Нравится кому-то или нет, но постепенная цифровизация экономики происходит. Однако что именно понимается под термином «цифровая экономика»?

– Термин «цифровая экономика» в принципе неправильный. Мы должны говорить о «цифровой трансформации экономики». Как только акценты расставляются подобным образом, появляется возможность корректно оценить смысл каждого слова. Здесь во главе угла стоит «экономика», затем «трансформация» и только после нужно подходить к вопросу: посредством чего мы собираемся ее совершить (то есть к инструменту), а именно «цифровым технологиям и процессам».

Следующим важным тезисом является то, что цифровая трансформация экономики – это не только оборудование и программы, а прежде всего изменение способов хозяйствования и управления стоимостью бизнеса. Так называемая уберизация экономики изменяет соотношение ценностей на рынках. При этом старые продукты становятся неконкурентоспособными просто потому, что параметры, на которых раньше основывалась конкуренция, теряют свое значение.

В качестве первого примера можно привести то, как компания Uber реализует вывод на рынок банковских и страховых услуг в не охваченный конкурентами сектор (каждая поездка в Uber – это продажа страховых полисов для пассажира, машины и водителя, а также открытие лицевого счета водителю) и применение приложения в телефоне, исключающее расходы на таксопарки, диспетчеров и пр. Результатом является модернизация финансовой отрасли и отрасли перевозок, а капитализация Uber составляет 69 млрд USD.

Другим примером «дематериализации бизнеса» является опыт компании Netflix, проведшей цифровую трансформацию бизнеса по аренде видеокассет и DVD дисков. Netflix стал сервисом телевещания через Интернет, и теперь одна копия фильма стала доступна по подписке 125 млн клиентов в 190 странах. Была реализована широкая масштабируемость и возможность бесконечного взаимодействия. Теперь бизнес Netflix больше не нуждается в физическом наращивании потенциала для масштабирования, требуется только номинальная добавочная стоимость, при этом рост выручки сохраняется. Результатом является модернизация телевещательной отрасли и повышение капитализации Netflix до 19 млрд USD.

Сегодня цифровая трансформация экономики – это переход на новые технологии во всех отраслях – от сервиса до промышленности. Начинается доминирование безлюдных технологий либо технологий с высокой производительностью и минимальным количеством работников, что уже происходит во всем мире.

– Готова ли Беларусь к этим изменениям?

– Это вопрос скорости созревания определенного круга лиц, которые в состоянии оценить перспективу, возможности и последствия (в том числе негативные) и сформировать четкую задачу по
цифровой трансформации экономики.

Ждать нельзя, надо перестать догонять! Нужно идти наперерез, предлагая принципиально новые решения передовых задач!

У нас есть преимущество, на нашем рынке превалируют технологии, которые созданы более 15-20 лет назад, отсутствуют накопленные инфраструктуры, не нужно дожидаться периода вывода устаревших активов из эксплуатации. Проще говоря, нам нечего терять. Необходимо перейти на новый технологический уклад, однако это нельзя реализовать, не разработав стратегию занятости на­ селения и не создав среду к технологическим преобразованиям.

– Способна ли трансформироваться отечественная консервативная промышленность?

Вначале нужно решить вопрос занятости высвободившихся людей. При увеличении производительности в девять раз для повышения в три раза объема производства потребуется в три раза меньше рабочей силы. Если мы посмотрим на отчеты компании BMW, то обнаружим следующие цифры: выручка корпорации составляет 94 млрд EUR в год при численности порядка 25 тысяч работников. Отметим, что ВВП всей Беларуси за 2017 год
составляет чуть меньше 50 млрд USD.

Безусловно, стоит вести речь не только о флагманах. Необходимо появление и новых производств. Но наша банковская система не готова профессионально делать технический аудит новых инновационных проектов, адекватно оценить вызовы и совместно нести коммерческие риски в проекте. Подобная ситуация складывается не везде. Ключевой особенностью экономического пути развития той же Германии является так называемый
рейнский капитализм, характеризующийся значительной ролью банков в экономике страны.

Они являются крупными акционерами промышленных компаний и компаний сферы услуг, поэтому активно вмешиваются в процесс принятия бизнес-решений и зарабатывают не на процентах от выданных
кредитов, а на дивидендах.

Отметим, что инвестирование в старое производство тормозится по иным причинам, предприятия являются заложниками излишнего количества работников и недоверия финансистов к тому, что они в состоянии создать новые качественные продукты. В итоге банки пытаются любой ценой перенести риски на правительство (чтобы оно стало гарантом по кредитам), а сами только лишь хотят получить комиссию за услугу.

Для оздоровления отечественной промышленности нужно изменить систему корпоративного управления и оценку эффективности деятельности предприятий. Здесь кроются существенные резервы, при этом не требующие больших инвестиционных затрат.

Рассчитывать на оздоровление промышленности за счет искусственной приватизации также не стоит. Под частника, каким бы гениальным он ни был, гораздо тяжелее найти заемные средства в значительных объемах. Необходимый сегодня уровень инвестиций на глубокую модернизацию, а точнее сказать, на создание новых технологий, проще организовать для госпредприятий с качественным управлением, которое финансово заинтересовано в развитии и капитализации предприятия.

Если мы хотим способствовать появлению новых малых производственных предприятий, то должны обратить внимание на проблему пустующих миллионов квадратных метров, требующих капитальных затрат на содержание. Однако государство не может запустить и программу бесплатной передачи этих помещений - как только она стартует, возникают риски коррупции. Необходимо разработать качественные механизмы вовлечения в оборот простаивающих помещений, а это миллиарды долларов и действовать необходимо быстро - здания ветшают. Вариант отсрочки на 5-7 лет по оплате может быть лучшим решением.

– Новый технологический уклад обещает оказать существенное влияние на социальную сред у общества. Что ждет рядового белоруса в ближайш ем будущем?

– Мы обладаем уникальными преимуществами перед большинством стран, где плотность населения очень высокая. У нас и наших основных партнеров достаточно свободного жизненного пространства. Это дает возможность вести речь об успешной реализации стратегии развития ландшафтно-усадебного переселения (разукрупнении городов и освоении свободных территорий). Нужно прекращать строительство городских квадратных метров, они разрослись из-за построенных крупных заводов предыдущих технологических укладов, где под них возводились микрорайоны, рассчитанные на 20-60 тыс. человек.

При производительности труда в 10-40 раз выше (а иначе мы не сможем конкурировать с технологическими странами-лидерами) на предприятиях останется работать гораздо меньше людей. Альтернативного пути для экономики просто нет.

Следовательно, нужно вернуть человека в природно-комфортную для него среду. Здесь речь не о той деревне, которую любим и из которой бежим. Никто не заставляет возвращаться в советский колхоз, где обязывали работать по 16 часов в сутки и откуда уезжала молодежь любой ценой.

Необходимо создавать особые условия проживания усадебного типа в новых поселениях, куда переберутся жители переполненных городов. Прежде всего они должны получить хороший качественный дом площадью 110-150 метров на семью, участок земли в 25 соток и современные средства мини-механизации.

– По мнению большинства экспертов, цифровая трансформация экономики перекроит рынок труда.

В то же время мы способны совершить быструю социальную эволюцию, характеризующуюся снижением пенсионного возраста до 53-55 лет и переходом на четырехдневную рабочую неделю. При ожидаемой производительности труда - это абсолютно реальные индикаторы. Данные изменения могут быть по своему масштабу и восприятию обществом соизмеримы с событиями 1917 года, но их получится достигнуть абсолютно
эволюционно, а не революционно. Для решения задачи требуется стратегия и дорожная карта по ее реализации.

В рамках ландшафтно-усадебного переселения появляется возможность решить еще один важнейший вопрос - возврат к экологически чистым продуктам. Пора слезать с «иглы» некачественной, опасной, но условно дешевой еды, с большим количеством антибиотиков и непонятных добавок, в том числе генно-модифицированных, а также реализовать масштабную программу экотуризма.

Кроме того, в новых поселениях потребуется активное внедрение средств мини-оборудования, в том числе обрабатывающего. Компанией Siemens уже разработана линейка станков для «гаражного» производства, а это еще одна возможность иметь не только сельскохозяйственный вектор развития, но и творческое ремесленничество и землепользование. Там же смогут работать инженеры и программисты, притом в комфортных
для творчества условиях.

Особой возможностью новой стратегии станет образовательная система, опирающаяся на передовые инструменты цифровой экономики, связанные с обучением в любом месте, в любое время - mobile learning & outdoor learning. Это позволит существенно обогатить учебный процесс за счет доступа к лучшим научным школам, учителям и методикам через Интернет, а также увеличить вовлеченность в программы наставничества людей, обладающих серьезным жизненным опытом, и старшего поколения. При этом малочисленность школьных классов перестанет быть недостатком, а станет открывающейся возможностью для самореализации населения в качестве учителей и воспитателей.

Также современные технологии и комфортная среда создают условия для дистанционной работы инженеров, хирургов, изобретателей и любых других специалистов.

Трудностей с трудоустройством можно избежать или их максимально минимизировать. Понятно, что реализовать такую стратегию непросто. Требуется все рассчитать до мелочей, но в современном мире альтернативы данному пути нет.

– Есть ли у Беларуси деньги на приобретение новых технологий и кто их даст?

– Отечественный рынок, в отличие от ведущих стран, может расти в разы. Этим он привлекателен для инвесторов.

При этом Беларусь не должна стесняться выстраивать систему привлечения технологий со связанным финансированием. Буквально все (Европа, Южная Корея, Япония и т.д.) готовы сотрудничать там, где есть реальный спрос, тем более в период жестких действий США по закрытию своего рынка. Необходимо воспользоваться имеющимся окном возможностей и занять на едином евразийском рынке лидирующие позиции по выбранным
направлениям, что в принципе и было во времена СССР.

Однако узкое «горлышко» банковской системы надо перенастроить - прямого финансирования европейские кредитные учреждения в рамках внутренних ограничений все равно не предложат.

Этот шаг, наряду с повышением спроса на рынках Беларуси и России (а мы легко можем в три-пять раз повысить потребление собственной продукции), позволит находить ресурсы для ежегодного возведения нескольких суперсовременных производств.

– Пустят ли Беларусь в мировые производственные цепочки в новой экономике?

Мировой рынок перенасыщен, и, как следствие, он закрывается даже для своих. Поэтому нам надо работать с евразийским потребителем. Наличие технологий позволит создать качественные и высокотехнологичные продукты, и это не только автомобили или тракторы. В первое время необходимо использовать потенциал внутреннего рынка, рост которого обеспечит ландшафтно-усадебное переселение с возможностью делать инвестиции в национальной валюте.

– Производить все не могут даж е крупные государства. На выпуске какой продукции Беларуси стоит акцентировать внимание?

Это важный вопрос. Стратегия, разработанная Академией наук, где перечислен широчайший спектр перспективных направлений, от био- до космических технологий, потребует триллионы долларов.

Мы должны сосредоточиться на ключевых направлениях, где Беларусь обладает достаточным научным потенциалом и компетенциями. Советская школа до сих пор формирует задел фундаментальных знаний. Однако мы не умеем им управлять и эффективно использовать.

Проблема в том, что между промышленностью и академическими знаниями, по сути, отсутствует звено опытно-внедренческих институтов, где доводится инновация от лабораторного образца до промышленной технологии, привлекательной предприятию.

Данная проблема решается созданием институтов по ликвидной оценке интеллектуальной собственности. У нас много компаний, которые имеют право заниматься таким видом деятельности, но никто из них не может предложить именно ликвидную оценку интеллектуальной собственности. Следовательно, их оценка не служит залогом при привлечении финансирования. Если же ее начнет проводить структура с определенным капиталом (например, 100 млн USD), которая сможет выдать ликвидную оценку (финансово подтвержденную до 1 млрд USD за счет работы мультипликатора), это обеспечит ликвидный залог и позволит привлечь ресурсы для следующего этапа реализации проекта.

Что же конкретно в Беларуси нужно развивать? Ключевыми для человека являются еда и вода. Приоритетом становится обеспечение экологически чистыми продуктами питания. Этот вопрос реально решить собственными силами без больших денежных вливаний извне.

Также перспективны энергетика и транспорт. В ближайшее время вся мировая экономика будет завязана на эффективном извлечении энергии с последующим ее оптимальным использованием. Грядет эра новых материалов и миниатюрных источников энергии, а также исключения лишних звеньев при ее передаче потребителю - локальная энергетика.

Отметим, что материаловедение сейчас в тренде нового технологического развития. Инвестиции в это направление доходят до 30-40% от совокупного объема. Рынок этих направлений измеряется триллионами долларов.

– Не секрет, что результаты интеллектуальной деятельности в Беларуси, да и во всем мире, д о ­ статочно сложно защитить. В итоге многие отечественные разработки успешно коммерциализируются в других странах.

Изучая мировой опыт формирования экономической базы, обеспечивающей увеличение объемов финансовых капиталов и 16-кратный рост экономики Японии за счет повышения стоимости и капитализации нематериальных активов (далее - НМА), к которым относится не только интеллектуальная собственность, но и человеческий капитал, секреты производства «ноу-хау» и маркетинговые активы компаний, легко сделать вывод, что и в нашей стране есть богатые интеллектуальные ресурсы, слабо вовлеченные в экономику.

Трендом последних 40-45 лет является развитие НМА интенсивных секторов экономики (intangibleintensive sectors), обеспечивающих кратное увеличение спроса на внутренних рынках и реализующих потребность в интенсивном вовлечении нематериальных активов и результатов интеллектуальной деятельности в реальный сектор экономики, финансовый сектор, сектор торговли и услуг.

Опасным заблуждением является то, что патент - это панацея от всех бед. Когда ты предлагаешь миру прорывную идею и пытаешься ее защитить за счет патента, то чаще лишь помогаешь конкурентам быстрее внедрить ее в производство. Копирование и переработка чужих идей - общепринятая практика. Применение инструментов патентной аналитики и результаты патентной технологической разведки способны нанести экономике опасный урон. Патент больше необходим как защита от встречных претензий, поэтому и создаваться он должен под эту задачу.

Экономика знаний повышает требования к науке. Достаточно ли в нашей стране научного потенциала для удовлетворения нужд субъектов хозяйствования и ка к его повысить?

Ключевой проблемой является то, что на одного талантливого ученого приходится «слоеный пирог» управленцев. В результате средств на действительно полезные исследования не хватает.

Нужно учитывать и то, что сокращается приток талантов в науку. Сегодня мы уже столкнулись с трудностями в подготовке специалистов. Беларусь отличалась достаточно сильной технической школой, способной решать серьезные задачи. Но тенденции развития университетского образования неблагоприятные. Если так пойдет дело с подготовкой кадров, то через десять лет положение вещей значительно ухудшится.

К сожалению, сейчас сложилась ситуация, при которой преподавательский состав зарабатывает деньги в основном за счет участия в НИОКР и НИР. Чтение лекций и ведение семинаров студентам приносит им лишь копейки. Соответственно, преподаватели не хотят тратить на процесс обучения время и силы. Постоянные реформы не приводят к положительному результату, что вымывает профессиональные кадры, которые все чаще отправляются за границу.

В Беларуси существует инфраструктура поддерж ки предпринимательства - бизнес-инкубаторы, технопарки, СЭЗ. Достаточно ли ее для трансформации экономики?

Полагаю, что она не только достаточная, но и чрезмерная. У нас иная проблема - отсутствие емкого рынка, в том числе и внутреннего, без которого невозможно развиваться. К наиболее платежеспособным потребителям нас не пустят, в лучшем случае дадут работать в отсталых регионах, где будем вынуждены нести большие финансовые риски.

Нужно ли разрабатывать для стимулирования необходимых изменений новые налоговые льготы?

Лично я сторонник того, чтобы на всей территории Беларуси снизить налоговое обременение в три-четыре раза для отдельных прорывных направлений. Но налоговые службы и финансисты спрашивают: а где мы возьмем деньги? Извините, но вы собираете налоги от съежившегося маленького «пирожка». Надо думать о том, как его увеличить.

В прошлом году в Беларуси принят Декрет № 8 «О развитии цифровой экономики». К а к Вы оцениваете заложенные в него нормы? Достаточно ли документа для адаптации страны к цифровизации мировой экономики?

Дело не только в декрете или указе, а в выбранном пути и вовлечении в реализацию плана максимально широкого круга людей. Необходима идея, которая сплотит всех без исключения ради ее достижения.

При принятии документа много говорилось о Big Data, криптовалютах, блокчейне...

Не стоит как недооценивать, так и переоценивать эти технологии. Big Data - сборное название различных инструментов, подходов и методов обработки как структурированных, так и неструктурированных данных для того, чтобы их использовать для конкретных задач и целей. То есть она может иметь прикладной характер в бизнесе.

Блокчейн представляет собой децентрализованную систему по учету операций. Это достаточно важная, полезная и перспективная технология.

В то же время, по моему мнению, незаконные криптовалюты были нужны лишь для ускоренного внедрения блокчейна. Сегодня их уже начинают запрещать, так как то, что связано с криптой, превратилось в поддержку не реальных проектов, а пузырей. В этой цепочке заинтересованы лица, желающие заработать минимум 200% прибыли.

В конечном итоге - это финансовые пирамиды. Впрочем, криптовалюта как государственный проект имеет право на существование. Она позволит оцифровать активы и избежать возникновения всевозможных финансовых пузырей. Я считаю, это важнейшее направление работы Нацбанка.

– Справедливы ли разговоры о том, что IT-сектор способен ежегодно приносить Беларуси д о 150 млрд USD?

Грядущие изменения в экономике позволяют рассчитывать на ежегодное получение 150 млрд USD от экспорта и внутреннего потребления. Вопрос в том, через какие направления и инструменты достичь желаемого результата. IT-сектор не принесет таких денег. Если на государственном уровне будет принята точка зрения людей (и их подходы к реформированию), доказывающих реалистичность такого пути, то через пять лет мы получим «выжженную землю» без производств и собственной еды. 

Мы не против IT, но когда нам говорят о необходимости высвобождения с промышленных предприятий 2,5 млн человек и переобучения их в айтишников - это глупость и опасная. Необходимо акцентировать внимание на развитии других отраслей и производств.

Беседовал АНТОН БОЙКО

Журнал Министерства финансов «Финансы, учёт,  аудит»: http://www.minfin.gov.by/ru/journal