Проекты

Основные разделы сайта

Силовики обыграли либералов. Произошла реинкарнация одиозного указа № 488. Читайте на TUT.BY

Один из самых одиозных белорусских документов — указ № 488 о борьбе с лжепредпринимательством — был официально отменен в апреле. Однако до этого увидела свет новая редакция Налогового кодекса (НК) со своей статьей 33. И уже тогда юристы и бизнес-сообщество насторожились. Ведь если указ № 488 карал только за сделки с лжепредпринимательскими структурами, то в ст. 33 НК перечень того, за что наказывают, значительно расширился, а критерии для признания тех или иных действий остались неясными, что в условиях токсичной правоприменительной практики означало новые санкции. Новая инструкция Комитета госконтроля лишила всяческих надежд и сомнений: произошла полная реинкарнация указа № 488, считают партнеры VERDICT Валентин Галич и Екатерина Желтонога.

Ранее отмена указа № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств» представлялась как некая веха, которая знаменует изменение подходов государства к бизнесу, победу либералов над силовиками. Вера в лучшее существовала довольно продолжительное время. Всю зиму и весну представители госорганов заверяли, что правоприменительная практика по ст. 33 НК будет лучше правоприменительной практики по указу № 488. После круглого стола, состоявшегося 22 мая с участием представителей МНС, КГК и бизнес-ассоциаций, большинство изданий вынесли в заголовки мысль о том, что негатив указа № 488 больше не повторится. Было даже опубликовано разъяснение Верховного суда «Об отдельных вопросах применения пункта 4 статьи 33 Налогового кодекса Республики Беларусь», в котором была сделана попытка сформировать подходы к правоприменительной практике. Бизнес-сообщество с интересом обсудило предлагаемые варианты, но все понимали, что основным правоприменителем в данном вопросе является другой орган, который наконец-то сделал свой сильный ход и достаточно цинично переиграл либералов, фактически вернув подходы указа № 488, считают Галич и Желтонога.

Вчера была опубликована и одновременно вступила в силу инструкция Комитета госконтроля о порядке составления и направления заключений об установлении оснований, влекущих корректировку налоговой базы и (или) суммы налога (сбора), а также оформления и направления информации. Вот какие основные посылы она содержит.

1. Для начала выявляется лжепредпринимательская структура. В отношении нее составляется заключение. Департамент финансовых расследований КГК составляет такой документ в случае установления по результатам проверки и (или) в ходе расследования уголовного дела одного или нескольких оснований, указанных в пункте 4 статьи 33 Налогового кодекса, при подтверждении фактов совершения субъектом предпринимательской деятельности правонарушения в экономической сфере и использования этого субъекта в совершении такого правонарушения по установленной форме.

Кроме оснований и фактов, указанных выше, для составления заключения также должны иметься доказательства, свидетельствующие о наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:

— на счета субъекта предпринимательской деятельности в банках, небанковских кредитно-финансовых организациях поступала выручка от реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав и при этом при наличии соответствующих объектов налогообложения в налоговые органы представлены налоговые декларации (расчеты) по налогам и сборам, уплачиваемым из выручки (валовой выручки), данные которых свидетельствуют об отсутствии этих объектов налогообложения, либо такие налоговые декларации (расчеты) не представлены в течение двух отчетных периодов подряд;

— сумма денежных средств, поступившая на счета субъекта предпринимательской деятельности в банках, небанковских кредитно-финансовых организациях за месяц, превысила 5000 базовых величин (на момент поступления денежных средств) и при этом представитель субъекта предпринимательской деятельности не располагает сведениями о фактических обстоятельствах осуществления предпринимательской деятельности, в результате которой поступили указанные средства;

— фактически от имени субъекта предпринимательской деятельности действует не уполномоченное в установленном порядке лицо или печати, бланки документов с определённой степенью защиты и платежные инструменты субъекта предпринимательской деятельности переданы лицу, не уполномоченному на их хранение и (или) использование, либо лицу, передача которому этих печатей, бланков и платежных инструментов не допускается в соответствии с законодательством.

Интересно, что даже текстуально три последних абзаца, устанавливающие критерии для выявления факта «использования субъекта предпринимательской деятельности в совершении правонарушения в экономической̆ сфере», дословно воспроизводят положения отмененного указа № 488.

2. Информация о составленном заключении в отношении «лжепредпринимательской» структуры размещается на сайте КГК. На взгляд экспертов VERDICT, информация о составленных заключениях заменяет реестр «лжепредпринимательских» структур из указа № 488, тем более что состав данной информации почти полностью дублирует сведения, которые содержались ранее в реестре.

Новеллой является лишь то, что информация включает в себя подтверждённый документами (информацией, материалами) период, в течение которого установленное заключением основание влечет корректировку налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате (зачету, возврату) налога (сбора).

3. Всем субъектам, кто заключал сделки с лжепредпринимательской структурой в определенный в заключении период, предлагается скорректировать налоговую базу.

Так, установлено, что на основании составленного заключения ДФР определяются субъекты хозяйствования, совершившие хозяйственные операции с субъектом предпринимательской деятельности в указанный в заключении период, в течение которого установленное заключением основание влечет корректировку налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате (зачету, возврату) налога (сбора).

Данным субъектам направляется соответствующая информация с предложением самостоятельно осуществить в соответствии с Налоговым кодексом корректировку налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате (зачету, возврату) налога (сбора), представив в налоговый орган по месту постановки на учет налоговую декларацию (расчет) с внесенными изменениями и (или) дополнениями, а также уплату невнесенных налогов (сборов).

Такое предложение не может быть оспорено контрагентом в суде, можно предоставить контролирующему органу пояснения по исчислению и уплате налогов, но с добровольной уплатой предложенной контролирующим органом суммы. Если субъект хозяйствования с таким подходом не согласен, то он может рискнуть и дождаться внеплановой проверки, результатом которой, очевидно, будет акт проверки и постановление по делу об административном правонарушении. Вероятность оспаривания такого постановления в суде с учетом невозможности поставить под сомнение заключение о лжепредпринимательстве, как показала практика применения указа № 488, минимальна.

На взгляд юристов, после принятия инструкции КГК получилась полная реинкарнация указа № 488. Если в п. 4 ст. 33 Налогового кодекса говорится о необходимости анализа каждой операции и при принятии НК была надежда, что подход будет выборочным и будет шанс доказать свою правоту, представив подтверждения реальности сделки, то инструкция КГК полностью меняет парадигму правоприменения. Для корректировки налоговой базы нужен лишь факт работы с лжепредпринимательской структурой в определенный промежуток времени. Как и ранее, оспорить факт того, что структура не является лжепредпринимательской, контрагент не имеет возможности. Ведь заключение о лжепредпринимательстве ДФР выносит в отношении другого субъекта и оспаривать его может лишь этот субъект. В то же время сам факт наличия заключения в отношении лжепредпринимательской структуры имеет правовое значение для всех, кто совершал с ней хозяйственные операции, и будет являться основанием для корректировки налоговой базы.

Как и ранее, правоохранителей не заставляют обеспечить минимальные стандарты доказывания в части подтверждения нарушений по каждой сделке, ограничиваясь возможностью указать просто период, в течение которого любая сделка влечет за собой корректировку налоговой базы. «Вы спросите: что поменялось? Поменялись несущественные детали. И поменялось восприятие данного состава Совета министров, который согласовал принятие инструкции», — резюмируют Валентин Галич и Екатерина Желтонога.

TUT.BY:  https://news.tut.by/economics/645974.html