Проекты

Основные разделы сайта

Индекс взяткодателей мира

 

4 октября 2006г. международный борец с коррупцией Transparency International (ТИ) опубликовал доклад «Индекс взяткодателей мира 2006». «ТИ» оценил, насколько распространен подкуп чиновников со стороны компаний, представляющий 30 ведущих стран-экспортеров мира, которые в 2005г. давали 82% экспорта мира. Выводы Доклада неутешительны. Несмотря на то, что дача взятки в большинстве богатых стран является уголовным преступлением, компании, которые дорожат своей репутацией у себя на родине, продолжают вести себя безобразно в бедных государствах, развращая местную номенклатуру и политиков. Мораль и христианские ценности, социальная ответственность и доброе имя превращаются в пыль, когда большой бизнес старается получить госзаказы, квоты или долю рынков бедных стран.

 

 

Взятки уровняли всех

 

Исследование «ТИ» показывает степень морального разложения современной политики вне зависимости от того, делается она на Востоке или на Западе, мусульманами или христианами, правыми или левыми политическими партиями. Взятки уровняли всех. Богатые компании прекрасно знают систему стимулов и уровень дохода в бедных странах. Им известно, что в большинстве из них главным собственником остается государство, а распорядителем ресурсов и активов – номенклатура. Они хорошо осведомлены о том, что правительства в развивающихся странах непрозрачны и неподотчетны. Поэтому в условиях резко ограниченной политической и экономической конкуренции ТНК и сотни тысяч других фирм ожесточенно конкурируют за то, чтобы получить часть бюджетного пирога и ресурсов бедных стран. Желательно по «социально ориентированным» ценам.


Поскольку менеджеры крупных западных корпораций отчитываются перед своими советами директоров объемом прибыли и ценой акции, а не этическими декларациями и письмами благодарности от правозащитников, то за вход и работу на бедных рынках емкостью в десятки, а часто и сотни миллиардов долларов идет ожесточенная борьба. Борьба всеми возможными инструментами и средствами, о которых стыдливо умалчивают в бизнес школах. Именно об этих способах говорят эксперты «ТИ», еще раз доказывая две непреложные теоремы мира современной экономики. Во-первых, большой бизнес во всех странах мира легко находит общий язык с политиками и номенклатурой, особенно если она работает в условиях резко ограниченного информационного поля. Во-вторых, когда речь заходит о больших деньгах, не дающих взяток корпораций и не берущих чиновников практически не бывает. Современная финансовая система устроена так, что найти факты взяток, откатов и покупки долей на рынке чрезвычайно сложно.

 

Дают все, но богатые из бедных стран – чаще

 

«ТИ» получил рейтинг взяткодателей путем «проведения интервью с более чем 11 тыс. предпринимателей из 125 стран в рамках опроса руководителей компаний, осуществленного Мировым Экономическим Форумом в 2006 г.» Респонденты отвечали на вопрос, «до какой степени, по-вашему, фирмы из обозначенных вами стран давали взятки и делали не задокументированные платежи» и ранжировали ответы по шкале от «1» (взятки – обычное дело) до «7» (никогда не было взяток). В результате странам выставлялись баллы по 10-балльной шкале, где «10» означает отсутствие взяток, а «0» – чрезвычайно высокий уровень коррупции.


Даже самая нравственная страна мира – Швейцария – набрала всего 7.8 баллов. По результатам исследования «ТИ» делает вывод: «Разница между странами есть, однако победителей рейтинга – нет». Индия, Китай и Россия занимают нижние строчки по индексу взяткодателей. Причем Китай, занимая 4-ое место в мире по объему экспорта, не особо утруждает себя рассуждениями об ответственности перед населением бедных стран. Схожим образом ведут себя турецкие продавцы, которые продают турецкие ковры, индийские и российские компании. В целом фирмы всех стран, по мнению «ТИ», демонстрируют высокую склонность к даче взяток при осуществлении операций за рубежом. Ни одна стран в мире не может считать себя сводной от взяткодателей. Австралийский совет по пшенице, компании «Даймлер-Крайслер», «Бритиш Аэроспейс» и сотни других известных корпоративных грандов были уличены в нечистоплотности, направляя «неправомерные платежи» со стороны должностных лиц ее отделений в Африке, Азии и Восточной Европе».


«ТИ» разделил 30 экспортеров на четыре кластера. В первый вошли 11 стран, компании из которых менее всего склонны к даче взяток за рубежом. В последнюю группу – пять достаточно динамично растущих стран: Тайвань, Турция, Россия, Китай и Индия. Европейские компании, несмотря на то, что ЕС непрестанно декларирует борьбу с коррупцией и социальную ответственность, ведут себя на рынке бедных стран ничуть не лучше, чем компании из Азии или Америки. Из ЕС наиболее склонны давать взятки в бедных странах итальянцы и французы, а поведение российских, китайских и индийских фирм в развивающихся странах «ТИ» вообще оценивает, как «вызывающее сильную тревогу».


В докладе этого года «ТИ» доказывает, что компании богатых стран менее склонны к даче взяток, чем их коллеги из бедных. Это объясняется тем, что богатые корпорации в богатых странах по наглости и умению найти нужного чиновника заметно уступают своим коллегам из Китая, Индии или России. К тому же, в развивающихся странах качество государственного управления и контроля над активами и ресурсами гораздо ниже. Поведение их ведущих экспортеров (как правило, они работают на мировых рынках сырьевых и энергетических ресурсов) находится вне контроля национальных СМИ и парламентов. Более того, крупный бизнес развивающихся стран зачастую является продолжением политических схем монетизации должностей и своего монопольного положения.


Тем не менее, бизнес богатых стран, особенно крупный, очень далек до тех этических стандартов, которые он публично обязуется придерживаться. «Тот факт, что компании из стран-членов ОЭСР продолжают предлагать взятки по всему миру в то время, как их правительства лишь делают вид, что претворяют в жизнь нормы антикоррупционных законов, невозможно назвать ничем иным, как лицемерием Индекс Взяткодателей Трансперенси Интернешнл ясно показывает, что они делают далеко не все, что в их силах, для противодействия подкупу иностранных должностных лиц… Невозможно не впасть в уныние, глядя на куцый список практических мер по проведению в жизнь международных антикоррупционных законов», - говорит Дэвид Нуссбаум, исполнительный директор Трансперенси Интернешнл. По его мнению, недостатка в нормативно-правовых актах и инструментах, как на уровне правительств, так и компаний нет, зато есть негласное решение игнорировать эти нормы и притворяться, что все ОК. Не спроста большой бизнес в последнее время начал так активно раскручивать тему социальной ответственности. Глядя на Индекс взяткодателей мира, понимаешь, что это всего лишь удобная PR ширма, чтобы отвлечь внимание людей от реальных механизмов взаимодействий больших корпораций и большого государства.

Выводы для Беларуси

 

Доля Беларуси в мировом экспорте составляет чуть больше 0,1%. Наши компании не входят в число крупнейших экспортеров, тем более не числятся среди серьезных иностранных инвесторов. Структура мировой торговли, состояние рынка финансов, курсов главных валют мира и правила игры, которыми руководствуются основные экспортеры, являются для нашей страны экзогенными факторами, т. е. на которые мы никакого влияния оказать не можем.


Тем не менее, из анализа состояния взяткодателей мира Беларуси полезно извлечь целый ряд уроков. Во-первых, мир большого бизнеса игнорирует такие факторы, как демократия, права человека или свобода СМИ. Он понимает и принимает предложения номенклатуры бедных стран за взятки и откаты получать доступ к их ресурсам. Напомним, что первые уроки циничного поведения постсоциалистические страны получили именно от Запада. В то время как политики учили нас демократии и правам человека, западный бизнес с удовольствием скупал все то, что постсоветская номенклатура готова была продать за гроши. Это значит, что белорусские власти никогда не будут испытывать дефицита торговых партнеров по продаже нефтепродуктов, удобрений, металлов и продуктов химической отрасли, особенно если эти товары продавать с большими дисконтами. Не будет россиян, поляков или голландцев, наверняка найдутся итальянцы или французы. Не будет их, быстро появятся оффшоры.

 

При такой высокой склонности компаний всех стран мира к коррупции Беларуси надо особо осторожно подходить к приватизации. Сегодня существует опасность, что наша номенклатура и вертикаль захотят компенсировать потери от пересмотра газовых и нефтяных цен продажей госактивов. Если не принять четкие и однозначные правила проведения приватизации, не обеспечить прозрачность системы принятия решений и распоряжения ресурсами, то Беларуси не избежать прихватизации и легализации олигархических кланов. Особенно опасным будет проведение приватизационных схем а-ля продажа пакета акций «Славнефти» с российским бизнесом. Наши восточные соседи имеют очень богатый опыт «покупки» чиновников. Денег, наглости и знания наших реалий у российского бизнеса гораздо больше, чем у немцев, итальянцев или поляков. Поэтому если проведению приватизации не будет предшествовать административная и судебная реформа, если государство не станет прозрачным, а политическая конкуренция реальностью, то олигархический, привыкший жить и работать по понятиям бизнес России при помощи своих доверенных лиц и подставных фигур в Беларуси скупит все, что имеет хоть какую-то коммерческую ценность. Это не значит, что блокировка приватизации спасет нашу страну от коррупции.

 

Наконец, Беларуси не надо копировать и слепо преклоняться ни перед Западом, ни перед Востоком. Выработка своей модели социально-экономического развития, становление национального бизнеса будет наиболее эффективным и быстрым, если мы научимся отбрасывать словесную шелуху, PR большого бизнеса и международной номенклатуры и адаптировать только те практики, следовать только тем советам, которые позволят создать экономику свободной политической и экономической конкуренции. В такой системе коррупции и взяточничеству противостоит не чиновник или контролер, а десятки конкурентов, сотни средств массовой информации и миллионы потребителей. Трансперенси Интернешнл нам такого и желает.

 

Индекс взяткодателей

 

 

Рейтинг

Страна

Средний балл

Доля в мировом экспорте % 2005

Ратификация конвенций ОЭСР

Ратификация Конвенции ООН по борьбе с коррупцией

1

Швейцария

7.81

1.2

Х

2.

Швеция

7.62

1.3

Х

3.

Австралия

7.59

1.0

Х

Х

4.

Австрия

7.5

0.5

Х

Х

5.

Канада

7.46

3.5

Х

6.

Великобритания

7.39

3.6

Х

Х

7.

Германия

7.34

9.5

Х

8.

Нидерланды

7.28

3.4

Х

9.

Бельгия

США

7.22

 

7.22

3.3

 

8.9

Х

 

Х

 

11

Япония

7.1

5.8

Х

27

Турция

5.23

0.7

Х

28

Россия

5.16

2.4

Х

29

Китай

4.94

5.5

Х

30

Индия

4.62

0.9

Источник: Bribe Payers Index (BPI) 2006, Transparency International

Интернет прочно вошел в нашу жизнь. Каждое уважающее себя предприятие считает необходимым обзавестись собственным web-сайтом или, хотя бы, web-страничкой. И конечно продвижение сайта. Это дает возможность привлечь к себе внимание и расширить свое присутствие на рынке. По данным каталога catalog.tut.by,  в нашей стране насчитывается 15-16 тысяч сайтов. И хотя число их постоянно растет, порядок бухучета расходов на создание и эксплуатацию таких объектов до сих пор не определен.

 

 

Зарегистрировано в Национальном реестре правовых актов

 

Республики Беларусь 16 марта 2001 г . N 2/363

 

 

 

ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

 

10 декабря 1992 г . N 2034-XII

 

 

О ПРОТИВОДЕЙСТВИИ МОНОПОЛИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

И РАЗВИТИИ КОНКУРЕНЦИИ

 

 

(в ред. Законов Республики Беларусь от 10.01.2000 N 364-З,

 

от 02.12.2002 N 154-З)


Настоящий Закон определяет организационные и правовые основы предупреждения, ограничения и пресечения монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции в целях обеспечения необходимых условий для создания и эффективного функционирования товарных рынков, содействия и развития добросовестной конкуренции, защиты прав и законных интересов потребителей.

(преамбула в ред. Закона Республики Беларусь от 02.12.2002 N 154-З)

(см. текст в предыдущей редакции)

 

 

Глава 1

 

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

 

(название в ред. Закона Республики Беларусь

 

от 02.12.2002 N 154-З)

 

(см. текст в предыдущей редакции)

 


Статья 1. Определение основных понятий


Если иное не вытекает из содержания настоящего Закона, для его целей применяются следующие основные понятия и их определения:


товарный рынок - сфера обращения товара, не имеющего заменителей, либо взаимозаменяемых товаров на территории Республики Беларусь или ее части, определяемой исходя из экономической возможности покупателя приобрести товар на соответствующей территории и отсутствия этой возможности за ее пределами;


хозяйствующие субъекты - физические и юридические лица, иные субъекты гражданского права, осуществляющие предпринимательскую деятельность или имеющие право ее осуществлять;


доминирующее положение на товарном рынке (доминирующее положение) - исключительное положение хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов на рынке товара, не имеющего заменителей, либо взаимозаменяемых товаров (далее - рынок определенного товара), дающее ему (им) возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке или затруднять доступ на товарный рынок другим хозяйствующим субъектам. Доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта:


1) доля которого на рынке определенного товара превышает предельную величину, установленную уполномоченным республиканским органом государственного управления, за исключением случаев осуществления государственной или естественной монополии;


2) доля которого на рынке определенного товара не превышает установленную предельную величину, если уполномоченным республиканским органом государственного управления, исходя из стабильности доли хозяйствующего субъекта на товарном рынке относительно размера принадлежащих конкурирующим хозяйствующим субъектам (далее - конкуренты) долей на товарном рынке, возможности доступа на этот рынок новых конкурентов или иных критериев, характеризующих товарный рынок, будет установлено, что положение хозяйствующего субъекта является доминирующим;


конкуренты - хозяйствующие субъекты, осуществляющие предпринимательскую деятельность на одном и том же товарном рынке;

 

(абзац 7 статьи 1 введен Законом Республики Беларусь от 02.12.2002 N 154-З)


недобросовестная конкуренция - любые направленные на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности действия хозяйствующих субъектов, которые противоречат настоящему Закону, требованиям добросовестности и разумности и могут причинить или причинили убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанести ущерб их деловой репутации;

 

 

(абзац 8 статьи 1 введен Законом Республики Беларусь от 02.12.2002 N 154-З)


монополистическая деятельность - противоречащие настоящему Закону действия (бездействие) хозяйствующих субъектов, государственных органов, направленные на недопущение, ограничение или устранение конкуренции, а также причиняющие вред правам, свободам и законным интересам потребителей;


конкуренция - состязательность хозяйствующих субъектов, при которой их самостоятельные действия эффективно ограничивают возможность каждого из них односторонне воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке;


государственная монополия - система общественных отношений, при которой исключительное право осуществлять отдельные виды деятельности (в том числе предпринимательскую) имеет государство в лице определенных государственных органов или иных специально уполномоченных субъектов права;


естественная монополия - система общественных отношений, санкционированная государством, при которой удовлетворение спроса на товарном рынке эффективнее в отсутствие конкуренции в силу технологических особенностей производства (в связи с существенным понижением издержек производства на единицу товара по мере увеличения объемов его производства), соответствующие товары не могут быть заменены в потреблении другими товарами, в связи с чем спрос на данном товарном рынке в меньшей степени зависит от изменения цены, чем спрос на другие товары;


чрезвычайная монополия - система общественных отношений на товарном рынке, санкционированная государством на определенный период, при которой конкуренция отсутствует или ограничена;

 

 

(абзац 13 статьи 1 в ред. Закона Республики Беларусь от 02.12.2002 N 154-З)

(см. текст в предыдущей редакции)


правомерная монополия - государственная, естественная или чрезвычайная монополии;


стандартные условия сделок - любые заранее сформулированные условия, предназначенные для многократного использования, которые одна договаривающаяся сторона (сторона, предлагающая условия) устанавливает для другой договаривающейся стороны при заключении договора и которые в деталях не согласовывались сторонами договора независимо от того, изложены ли эти условия во внешне обособленной составной части договора или в основном тексте договора, а также от их числа, способа оформления самого договора (в простой письменной или нотариальной форме) и соответствующих условий его;


потребитель - любой субъект гражданского права, намеревающийся заказать или приобрести товар либо заказывающий, приобретающий или использующий товар (если в последнем случае товар, в том числе составная часть другого товара, является предметом совершенных и совершаемых гражданско-правовых сделок);


цена - цена, тариф, как они понимаются в статье 3 Закона Республики Беларусь от 10 мая 1999 года "О ценообразовании" (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 1999 г ., N 37, 2/30), а также любые скидки, надбавки (доплаты), наценки;

 

(абзац 17 статьи 1 в ред. Закона Республики Беларусь от 02.12.2002 N 154-З)

(см. текст в предыдущей редакции)


товар - все виды объектов гражданских прав, могущие быть предметами сделок купли-продажи, мены, а также не запрещенные законодательством работы и услуги, которые выполняются, оказываются, могут быть выполнены, оказаны или обычно выполняются либо оказываются потребителям на возмездной основе.

 

Статья 2. Антимонопольное законодательство


Антимонопольное законодательство в Республике Беларусь состоит из настоящего Закона и других актов законодательства, а также международных договоров, участницей которых является Республика Беларусь.

 

Статья 3. Применение положений настоящего Закона


1. Настоящий Закон действует на всей территории Республики Беларусь и распространяется на отношения, в которых участвуют хозяйствующие субъекты, государственные органы, их должностные лица в процессе деятельности на товарных рынках. Настоящий Закон применяется к тем правоотношениям, в которых участвуют хозяйствующие субъекты, государственные органы, их должностные лица, которые имеют или могут иметь своими последствиями ограничение конкуренции на товарных рынках, в том числе в результате совершения сделок с акциями (долями), приобретения имущественных паевых взносов в имущество кооперативов (паев), долей уставных фондов хозяйствующих субъектов.


2. Действие настоящего Закона не распространяется на отношения, вытекающие из охраны изобретений, промышленных образцов, топологий интегральных микросхем, нераскрытой информации, товарных знаков и авторских прав, за исключением случаев, когда права, связанные с этими отношениями, используются их обладателями в целях ограничения конкуренции, а также на отношения, связанные с товарами, изъятыми из гражданского оборота в Республике Беларусь.


3. Отношения, связанные с монополистической деятельностью и недобросовестной конкуренцией на рынках ценных бумаг и финансовых услуг, за исключением случаев, когда складывающиеся на этих рынках отношения оказывают влияние на конкуренцию на товарных рынках, регулируются иными актами законодательства.


Правила настоящего Закона применяются к отношениям, связанным с монополистической деятельностью на товарных рынках, где товары имеют ограниченную гражданскую оборотоспособность лишь постольку, поскольку иное не установлено законодательными актами, содержащими правовые нормы об обращении этих видов товаров, а также если иное не определено соответствующими нормами международного права.


4. Если иное не установлено в соответствии с нормами международного права, положения настоящего Закона применяются также в тех случаях, когда субъекты права, указанные в пункте 1 настоящей статьи, совершают действия (бездействие) за пределами территории Республики Беларусь, которые приводят или могут привести к ограничению конкуренции либо влекут за собой другие неблагоприятные последствия на товарных рынках.


Актами законодательства в соответствии с нормами международного права могут устанавливаться изъятия по отнесению иностранных государств, международных организаций, физических и юридических лиц, лиц без гражданства и других субъектов права к числу потребителей.


Деятельность хозяйствующих субъектов Республики Беларусь, занимающих доминирующее положение на товарных рынках других государств (групп государств, международных организаций), а также хозяйствующих субъектов других государств, осуществляющих монополистическую деятельность на товарных рынках или в отношении потребителей, хозяйствующих субъектов Республики Беларусь, регулируется на основании норм внутригосударственного права, а также норм международных договоров и иных норм международного права.


Доминирующее положение хозяйствующих субъектов Республики Беларусь на товарных рынках других государств (групп государств, международных организаций) и хозяйствующих субъектов других государств на товарных рынках Республики Беларусь определяется в соответствии с нормами международных договоров, действующих для Республики Беларусь, и иными нормами международного права.

 

Статья 4. Антимонопольные органы


1. Выполнение основной части функций по реализации в соответствии с законодательством государственных мер по обеспечению условий для создания и эффективного функционирования товарных рынков, содействию и развитию добросовестной конкуренции и защите прав потребителей, в том числе по предупреждению, ограничению и пресечению монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, принятию иных мер по обеспечению исполнения антимонопольного законодательства, включая формирование и ведение Государственного реестра хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарных рынках, осуществляется уполномоченным республиканским органом государственного управления (далее - антимонопольный орган), если иное не установлено законодательством.

 

(пункт 1 статьи 4 в ред. Закона Республики Беларусь от 02.12.2002 N 154-З)

(см. текст в предыдущей редакции)


2. Антимонопольный орган, в том числе органы, входящие в его состав, создаются, реорганизуются и упраздняются в соответствии с Конституцией Республики Беларусь и иными актами законодательства.


В соответствии с Конституцией Республики Беларусь и иными актами законодательства компетенцией антимонопольного органа или ее частью могут наделяться несколько субъектов права.

 

 

Глава 2

 

ОСНОВНЫЕ ВИДЫ МОНОПОЛИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

(название в ред. Закона Республики Беларусь

 

от 02.12.2002 N 154-З)

 

(см. текст в предыдущей редакции)

 


Статья 5. Злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением на товарном рынке


1. Запрещается и признается в установленном порядке неправомерной деятельность (действия или бездействие) хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение на товарном рынке, в том числе совместно с другими хозяйствующими субъектами, если эта деятельность имеет или может иметь своим результатом ограничение конкуренции либо причинение вреда правам, свободам и законным интересам других хозяйствующих субъектов или потребителей, посредством:


создания препятствий для доступа на товарный рынок (ухода с товарного рынка) другим хозяйствующим субъектам или ограничений свободы их конкуренции;


изъятия товаров из обращения, ограничения производства, имеющих целью создание или поддержание дефицита на товарном рынке, необоснованного и преднамеренного повышения (снижения) цен, а также принятия иных мер, искусственно вызывающих их рост или падение;


установления (поддержания) цены для получения монопольно высокой прибыли или устранения конкурентов;


заключения и (или) исполнения договора при условии принятия контрагентом обязательств, не относящихся к предмету договора или невыгодных для данного контрагента при добросовестном исполнении договора, а также любое иное навязывание таких условий или отказ от заключения договора по причине отказа их принятия возможным контрагентом;


заключения соглашений, которые ограничивают свободу участников этих соглашений определять цены и (или) условия предоставления (поставок) товаров в договорах с третьими лицами, а также навязывание таких условий или отказ от заключения договоров по причине отказа принятия возможным контрагентом названных условий;


заключения соглашений, влекущих ограничение или установление контроля над производством, рынками сбыта товаров или развитием технического прогресса;


применения к хозяйственным партнерам неравного подхода при равных условиях, что создает для них неравные условия конкуренции, в том числе включения в договоры дискриминирующих условий, которые ставят контрагента в неравное положение по сравнению с другими хозяйствующими субъектами;


согласия заключить договор лишь при условии внесения в него положений, касающихся товаров, в которых контрагент (потребитель) не заинтересован;


осуществления иных действий (бездействия), приводящих к указанным результатам.


2. В исключительных случаях деятельность хозяйствующего субъекта, указанная в пункте 1 настоящей статьи, может быть признана правомерной антимонопольным органом в порядке, определяемом Президентом Республики Беларусь или по его поручению - иным государственным органом и (или) судом, если хозяйствующий субъект докажет, что осуществление названной деятельности необходимо для исполнения предписаний актов законодательства, принятых (изданных) в соответствии с Конституцией Республики Беларусь, а ограничение конкуренции осуществляется лишь в той мере, в какой оно неизбежно или необходимо для точного и неукоснительного исполнения соответствующих актов законодательства.

 

 

Статья 6. Соглашения и действия хозяйствующих субъектов, ведущие к ограничению конкуренции

 

 

1. Запрещаются и в установленном порядке признаются недействительными вступление в объединения или их создание (существование), заключение и осуществление в любой форме соглашений (согласованных действий) между хозяйствующими субъектами, договоренность осуществлять или осуществление других видов координированной деятельности, если это имеет целью или результатом (может иметь своим результатом):


раздел товарного рынка по территориальному принципу; по видам, объемам сделок; по видам, объемам товаров и их ценам; по кругу потребителей;


исключение или ограничение доступа на товарный рынок других хозяйствующих субъектов;


необоснованное (искусственное) повышение, снижение или поддержание цен, в том числе на аукционах и торгах;


необоснованное ограничение производства товаров, а также подконтрольность реализации товаров на товарном рынке;


осуществление операций с ценными бумагами, кредитными ресурсами, в том числе с иностранной валютой, целью или результатом которых являются достижение, сохранение или усиление доминирующего положения на товарных рынках;


отказ от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками);


иные последствия, которые устраняют или могут ограничивать конкуренцию, препятствуют ее установлению или развитию (могут повлечь устранение, ограничение конкуренции или воспрепятствовать ее установлению или развитию).


2. Запрещаются и в установленном порядке признаются недействительными полностью или частично достигнутые в любой форме соглашения (согласованные действия) хозяйствующих субъектов, один из которых занимает доминирующее положение на товарном рынке, а другой является его контрагентом, если такие соглашения (согласованные действия) имеют либо могут иметь своим результатом устранение, ограничение конкуренции или воспрепятствование ее установлению или развитию.


3. В исключительных случаях соглашения (согласованные действия) хозяйствующих субъектов, предусмотренные настоящей статьей, за исключением прямо перечисленных в пункте 1 настоящей статьи, могут быть признаны правомерными антимонопольным органом в порядке, определяемом Президентом Республики Беларусь или по его поручению - иным государственным органом и (или) судом, если хозяйствующие субъекты докажут, что положительный эффект от их действий, в том числе в социально-экономической сфере, превысит негативные последствия для рассматриваемого товарного рынка или Республики Беларусь в целом, а ограничение конкуренции должно осуществляться лишь в той мере, в какой названные ограничения неизбежны для достижения данного эффекта, или если их совершение непосредственно предписано актами законодательства, принятыми (изданными) в соответствии с Конституцией Республики Беларусь.


4. Хозяйствующие субъекты, намеревающиеся заключить соглашения, в которых имеются признаки, указанные в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, вправе запросить заключение антимонопольного органа о соответствии положений этих соглашений антимонопольному законодательству. В соответствии с законодательством к запросу (заявлению) об установлении соответствия положений соглашений антимонопольному законодательству прилагается информация, необходимая для подготовки соответствующего заключения.


Антимонопольный орган в порядке, установленном законодательством, исходя из результатов рассмотрения запроса (заявления) об установлении соответствия положений соглашений антимонопольному законодательству дает заключение об удостоверении соответствия соглашений хозяйствующих субъектов антимонопольному законодательству или об отказе признать их соответствующими антимонопольному законодательству.


Заключения антимонопольного органа о признании соглашений соответствующими антимонопольному законодательству или об отказе признать их соответствующими антимонопольному законодательству могут быть обжалованы, аннулированы, а соответствующие сделки признаны недействительными в порядке, установленном законодательством, в том числе в случаях, если хозяйствующие субъекты совершили действия, предусмотренные пунктами 1 и 2 настоящей статьи.


Требования к содержанию и форме представления необходимых сведений, а также порядок рассмотрения запросов (заявлений) об установлении соответствия положений соглашений антимонопольному законодательству определяются правилами, утверждаемыми антимонопольным органом.


5. Запрещаются любая монополизация производства или реализации товаров, осуществление полномочий, которые имеют либо могут непосредственно иметь своим результатом незаконное ограничение конкуренции, в том числе создание (существование) холдинговых компаний, союзов, ассоциаций и других объединений хозяйствующих субъектов, имеющее целью или результатом монополизацию производства или реализации товаров либо иное ограничение конкуренции. Указанные ограничения не распространяются на случаи установления и осуществления государственной и иной правомерной монополии, устанавливаемой в Республике Беларусь в соответствии с требованиями законодательства.

 

Статья 7. Стандартные условия сделок

 

 

1. Использование стандартных условий сделок может быть запрещено полностью или частично в соответствии с законодательством. Законодательством также могут устанавливаться запреты и ограничения на отнесение отдельных условий сделок к числу стандартных.


2. Условия сделок, выработанные непосредственно сторонами договора или детально ими согласованные и содержащиеся в договорах, имеющих стандартные условия сделок, являются обязательными для выполнения сторонами, если иное не установлено законодательством или договором.

 

 

Глава 3

 

СИСТЕМА ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ, ОГРАНИЧЕНИЯ И ПРЕСЕЧЕНИЯ

 

МОНОПОЛИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

(название в ред. Закона Республики Беларусь

 

от 02.12.2002 N 154-З)

 

(см. текст в предыдущей редакции)


Статья 8. Основные меры государственного антимонопольного регулирования

 

 

Государство в лице уполномоченных органов осуществляет меры по предупреждению, ограничению и пресечению монополистической деятельности хозяйствующих субъектов, государственных органов, а также по финансовому, информационному и иному обеспечению условий для развития конкуренции и товарных рынков посредством:


осуществления государственного контроля за деятельностью хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарном рынке;


принятия в установленном порядке мер по реорганизации и ликвидации хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарном рынке;


осуществления государственного контроля за реорганизацией и ликвидацией хозяйствующих субъектов;


осуществления государственного контроля за сделками с акциями, имущественными паевыми взносами в имущество кооперативов (паями), долями уставных фондов хозяйствующих субъектов;


оказания содействия осуществлению общественного контроля за соблюдением антимонопольного законодательства;


принятия иных мер.

 

Статья 9. Государственный контроль за деятельностью хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарном рынке


Государственный контроль за исполнением антимонопольного законодательства осуществляется антимонопольным органом и иными уполномоченными органами в пределах своей компетенции. В случае, когда положение на товарном рынке хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов признается доминирующим, устанавливается специальный государственный контроль за объемом производства и качеством товаров, уровнем цен и иными показателями деятельности данного хозяйствующего субъекта (субъектов) с целью установления факта злоупотребления таким положением.

 

(статья 9 в ред. Закона Республики Беларусь от 02.12.2002 N 154-З)

(см. текст в предыдущей редакции)

 

 

Статья 10. Принятие мер для осуществления реорганизации хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарном рынке

 

 

1. Принятие мер для осуществления реорганизации хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарном рынке, в том числе в процессе приватизации, осуществляется с учетом одного или нескольких следующих условий:


возможности организационного и (или) территориального обособления предприятий, структурных подразделений или структурных единиц;


отсутствия тесной технологической взаимосвязи предприятий, структурных подразделений или структурных единиц;


разграничения сфер деятельности предприятий, структурных подразделений или структурных единиц в рамках узкой предметной специализации;


невозможности в силу причин экономического или политического характера привлечения других контрагентов на соответствующие товарные рынки.


2. Антимонопольный орган вправе в целях развития конкуренции принять в установленном законодательством порядке решение о принудительной реорганизации хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение на товарном рынке.


3. В случае, если доминирующее положение на товарном рынке возникло в результате организации выпуска товара, свойства которого превосходят уровень аналогичных товаров, решение антимонопольного органа о принудительной реорганизации может быть принято не ранее одного года с момента появления на товарном рынке данного товара, если иное не установлено законами или актами Президента Республики Беларусь.

 

Статья 11. Государственный контроль за созданием, реорганизацией и ликвидацией хозяйствующих субъектов

 

 

1. В целях предупреждения возникновения и предотвращения усиления доминирующего положения на товарных рынках в Республике Беларусь антимонопольным органом и другими государственными органами в пределах их компетенции осуществляется государственный контроль за созданием, реорганизацией и ликвидацией хозяйствующих субъектов, в том числе дочерних, зависимых обществ, холдинговых компаний, союзов, ассоциаций и других объединений хозяйствующих субъектов, за преобразованием государственных органов и хозяйствующих субъектов в объединения, если это может привести к возникновению или усилению доминирующего положения на товарных рынках.


2. Государственная регистрация холдинговых компаний, союзов, ассоциаций и других объединений хозяйствующих субъектов осуществляется регистрирующим органом только после получения надлежащим образом оформленного согласия антимонопольного органа.


Часть утратила силу. - Закон Республики Беларусь от 02.12.2002 N 154-З.

 

(см. текст в предыдущей редакции)


3. Для получения согласия на создание, реорганизацию холдинговых компаний, союзов, ассоциаций и других объединений хозяйствующих субъектов учредители представляют в антимонопольный орган ходатайство о даче соответствующего согласия, а также сведения об основных видах деятельности каждого из объединяющихся хозяйствующих субъектов, их доле на соответствующем товарном рынке и документы, подтверждающие согласие учредителей на вхождение в объединение, и иные документы, перечень которых устанавливается антимонопольным органом.


4. Антимонопольный орган вправе по рассмотрении ходатайства, заявленного согласно положениям пунктов 3 и 5 настоящей статьи:


дать согласие на создание, реорганизацию холдинговых компаний, союзов, ассоциаций и других объединений хозяйствующих субъектов, если это не приведет к возникновению или усилению их доминирующего положения на товарном рынке и (или) ограничению конкуренции;


принять мотивированное решение об отказе в вынесении решения о согласии на создание, реорганизацию холдинговых компаний, союзов, ассоциаций и других объединений хозяйствующих субъектов, если данные действия могут привести к возникновению или усилению доминирующего положения на товарном рынке и (или) ограничению конкуренции, а также если при рассмотрении представленных документов обнаружено, что содержащаяся в них информация, имеющая значение для принятия решения о возможности создания, реорганизации или ликвидации указанных хозяйствующих субъектов, является недостоверной.


5. Учредители (участники) хозяйствующих субъектов или уполномоченные ими органы, принимающие решение о реорганизации хозяйствующих субъектов, создании холдинговых компаний, союзов, ассоциаций и других объединений хозяйствующих субъектов, должны получить на это согласие или мотивированный отказ антимонопольного органа в течение 30 дней со дня получения им соответствующего ходатайства.


В случае необходимости срок, указанный в части первой настоящего пункта, может быть продлен антимонопольным органом, но не более чем на 15 дней с уведомлением об этом заявителей ходатайства.


6. Положения настоящей статьи не применяются при ликвидации хозяйствующих субъектов, осуществляемой по вступившему в законную силу судебному решению.

 

 

Статья 12. Государственный контроль за сделками с акциями, имущественными паевыми взносами в имущество кооперативов (паями), долями уставных фондов хозяйствующих субъектов

 

 

1. Антимонопольный орган осуществляет контроль за сделками с акциями, принадлежащими хозяйствующим субъектам и (или) выпущенными ими, имущественными паевыми взносами в имущество кооперативов (паями), долями уставных фондов хозяйствующих субъектов в целях предотвращения возникновения или усиления доминирующего положения хозяйствующих субъектов на товарном рынке.


2. Согласие антимонопольного органа требуется в случаях:


приобретения хозяйствующим субъектом, охватывающим более 30 процентов рынка определенного товара, имущественных паевых взносов в имущество кооперативов (паев) или доли уставного фонда другого хозяйствующего субъекта, совершающего операции на товарном рынке с аналогичным товаром;


совершения хозяйствующим субъектом, охватывающим более 30 процентов рынка определенного товара, сделок с акциями другого хозяйствующего субъекта, совершающего операции на товарном рынке с аналогичным товаром;


приобретения любым юридическим или физическим лицом, иностранным государством, международной организацией или их органами более 25 процентов имущественных паевых взносов в имущество кооперативов (паев) или доли уставного фонда хозяйствующего субъекта, а равно иных сделок, в результате которых у названных субъектов права появляется возможность оказывать реальное влияние на принятие решений какого-либо хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение на товарном рынке;


совершения любым юридическим или физическим лицом, иностранным государством, международной организацией или их органами сделок с более чем 25 процентами акций, а равно иных сделок, в результате которых у названных субъектов права появляется возможность оказывать реальное влияние на принятие решений какого-либо хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение на товарном рынке;


приобретения юридическим или физическим лицом, их группами, а также иностранным государством, международной организацией или их органами прав, позволяющих реально определять условия ведения хозяйствующим субъектом его предпринимательской деятельности либо осуществлять функции его уставного (руководящего) органа.


3. Для совершения сделок, указанных в пункте 2 настоящей статьи, юридические и физические лица обязаны заявить в антимонопольный орган ходатайство о даче согласия на их совершение и представить информацию, необходимую для вынесения решения.


Требования относительно характера и формы представления необходимой информации, а также порядок рассмотрения ходатайств о совершении сделок, могущих привести к доминирующему положению на товарном рынке или его изменению, определяются правилами, утверждаемыми антимонопольным органом.


4. Антимонопольный орган вправе принять мотивированное решение об:


отклонении ходатайства, заявленного в соответствии с положениями пункта 3 настоящей статьи, если его удовлетворение может привести к возникновению или усилению доминирующего положения хозяйствующего субъекта на товарном рынке и (или) ограничению конкуренции;


удовлетворении ходатайства, заявленного в соответствии с положениями пункта 3 настоящей статьи, в случае выполнения требований, направленных на обеспечение конкуренции. При этом в его решении о согласии на совершение сделок, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи, должны содержаться необходимые требования, направленные на обеспечение конкуренции, а также сроки их исполнения.


5. В случае вхождения (избрания, назначения) физического лица в уставные (руководящие) органы двух и более хозяйствующих субъектов, внесенных в Государственный реестр хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарных рынках по одной и той же товарной группе либо по группам товаров различных стадий одного и того же производственно-сбытового процесса, данное лицо обязано подать заявление об этом в антимонопольный орган в 15-дневный срок после вхождения (избрания, назначения) в указанные органы хозяйствующего субъекта. При подаче заявления названное лицо представляет в антимонопольный орган информацию, необходимую для вынесения решения.


Решение о возможности или невозможности вхождения (избрания, назначения) физического лица в уставные (руководящие) органы двух и более хозяйствующих субъектов принимается антимонопольным органом в течение 30 дней со дня получения соответствующего заявления, о чем заявителю сообщается в письменной форме.


В случаях, предусмотренных настоящим пунктом, физические лица вправе предварительно запросить согласие на совершение указанных действий у антимонопольного органа, который обязан рассмотреть соответствующие заявления в течение 30 дней со дня их получения и сообщить заявителям о принятом решении в письменной форме.


6. Сделки, совершенные в нарушение порядка, установленного настоящей статьей, приводящие к возникновению или усилению доминирующего положения на товарном рынке и (или) ограничению конкуренции, могут быть признаны недействительными в судебном порядке по иску антимонопольного органа или иных заинтересованных.

 

Статья 13. Содействие развитию товарных рынков и конкуренции

 

 

В целях содействия развитию товарных рынков и конкуренции антимонопольный орган может направлять соответствующим государственным органам, хозяйствующим субъектам и иным субъектам права предложения об (о):


изменении сфер применения свободных или регулируемых цен, в том числе об установлении предельных цен либо предельного норматива рентабельности товаров, производимых или реализуемых хозяйствующими субъектами, злоупотребляющими своим доминирующим положением на товарном рынке;


создании параллельных структур в сферах производства и обращения, в том числе за счет государственных инвестиций;


привлечении иностранных инвестиций;


финансировании мероприятий по расширению выпуска дефицитных товаров в целях устранения доминирующего положения на товарном рынке отдельных хозяйствующих субъектов и других мер экономического протекционирования;


лицензировании экспортно-импортных операций;


внесении изменений в перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию;


принятии в пределах своей компетенции иных мер, содействующих развитию товарных рынков и конкуренции.

 

Статья 14. Общественный контроль за соблюдением антимонопольного законодательства

 

 

1. Общественные организации (объединения) потребителей, другие общественные объединения, уставы которых ставят своей целью защиту потребителей от злоупотреблений хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарном рынке, могут осуществлять общественный контроль за соблюдением антимонопольного законодательства.


2. Общественные объединения, осуществляющие общественный контроль за соблюдением антимонопольного законодательства, вправе:


подавать в антимонопольный орган заявления о фактах нарушения антимонопольного законодательства и вносить предложения по их устранению;


обращаться в суд с исками в защиту прав, свобод и законных интересов своих членов и других лиц от деяний, нарушающих антимонопольное законодательство;


проводить собственную экспертизу принятия и осуществления решений о создании, реорганизации и ликвидации хозяйствующих субъектов на соответствие этих действий требованиям антимонопольного законодательства и информировать общественность о результатах экспертизы;


осуществлять иные действия, не противоречащие законодательству.

 

 

Глава 4

 

НЕДОБРОСОВЕСТНАЯ КОНКУРЕНЦИЯ

 

(глава 4 введена Законом Республики Беларусь

 

от 02.12.2002 N 154-З)

 


Статья 14-1. Недопущение недобросовестной конкуренции

 

 

Любые действия, направленные на ограничение или устранение конкуренции путем нарушения прав других хозяйствующих субъектов на свободную конкуренцию, а также нарушающие права и законные интересы потребителей, не допускаются.

 

 

Статья 14-2. Формы недобросовестной конкуренции

 

 

1. Запрещаются и признаются в установленном порядке неправомерными все действия, способные вызвать смешение в отношении хозяйствующих субъектов, товаров или предпринимательской деятельности конкурентов, в том числе:


незаконное использование хозяйствующим субъектом не принадлежащего ему фирменного наименования, регистрация товарного знака (знака обслуживания), наименования места происхождения товара на товарах, их упаковке, на вывесках, при демонстрации экспонатов на выставках и ярмарках, в рекламных материалах, печатных изданиях и иной документации;


введение в гражданский оборот товаров с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности, средств индивидуализации участников гражданского оборота или их товаров;


незаконное копирование внешнего вида товара другого хозяйствующего субъекта, за исключением случаев, когда копирование товара или его частей (узлов, деталей) обусловлено исключительно их техническим применением;


введение в гражданский оборот товаров другого хозяйствующего субъекта с использованием собственных средств индивидуализации товара, если иное не предусмотрено договором, заключенным между хозяйствующими субъектами.


2. Запрещаются и признаются в установленном порядке неправомерными утверждения при осуществлении предпринимательской деятельности, способные дискредитировать хозяйствующий субъект, товары или предпринимательскую деятельность конкурента, в том числе в результате:


распространения хозяйствующим субъектом непосредственно или через других лиц в средствах массовой информации, рекламных и иных изданиях, через любые электронные средства массовой информации и иными способами ложных, недостоверных, искаженных сведений о предпринимательской деятельности, финансовом состоянии, научно-технических и производственных возможностях, товарах конкурента;


распространения хозяйствующим субъектом непосредственно или через других лиц в любой форме и любыми способами заявлений, которые содержат информацию, порочащую деловую репутацию хозяйствующего субъекта либо его учредителя (участника, собственника имущества) или работника, и могут подорвать доверие к хозяйствующему субъекту как производителю товаров.


3. Запрещаются и признаются в установленном порядке неправомерными указания или утверждения при осуществлении предпринимательской деятельности, которые могут ввести в заблуждение относительно характера, свойств, способа и места изготовления, пригодности к применению или количества товаров конкурента, в том числе осуществляемые посредством некорректного сравнения производимого хозяйствующим субъектом товара с товаром конкурента путем распространения хозяйствующим субъектом в любой форме и любыми способами сведений, содержащих ложные или неточные сопоставительные характеристики собственного товара и товара конкурента, способные повлиять на свободу выбора потребителя при приобретении товаров или заключении сделки.


4. Запрещаются и признаются в установленном порядке неправомерными также действия, противоречащие требованиям настоящего Закона и иных актов законодательства о конкуренции, при осуществлении предпринимательской деятельности, в том числе:


призывы, обращения к другим хозяйствующим субъектам, иные действия или угроза действием со стороны хозяйствующего субъекта непосредственно или через других лиц в целях бойкотирования или препятствования предпринимательской деятельности конкурента, действующего на данном рынке или стремящегося в него вступить;


распространение хозяйствующим субъектом в любой форме и любыми способами ложных заявлений и сведений о собственном товаре в целях сокрытия несоответствия его своему назначению или предъявляемым к нему требованиям в отношении качества, потребительских и иных свойств;


действия хозяйствующего субъекта непосредственно или через других лиц, направленные на препятствование формированию деловых связей конкурента, на их нарушение или расторжение, в том числе в целях вступления в деловые отношения с его деловым партнером;


действия хозяйствующего субъекта непосредственно или через других лиц, направленные на внутреннюю дезорганизацию предпринимательской деятельности конкурента и (или) его делового партнера, в том числе на получение, использование, разглашение, склонение к разглашению информации, составляющей коммерческую тайну конкурента, без его согласия либо предоставление работникам конкурента различных имущественных и иных благ с целью склонения этих работников к невыполнению трудовых обязанностей или переходу на предполагающую такие блага работу.

 

 

Глава 5

 

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ И ИХ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ

 

(название в ред. Закона Республики Беларусь

 

от 02.12.2002 N 154-З)

 

(см. текст в предыдущей редакции)

 


Статья 15. Соглашения (согласованные действия), иные акты государственных органов, ограничивающие конкуренцию

 

 

1. Запрещаются и в установленном порядке признаются недействительными полностью или частично достигнутые в любой форме соглашения (согласованные действия) государственного органа с другим государственным органом либо с хозяйствующим субъектом, которые имеют либо могут иметь своим результатом ограничение конкуренции и (или) причинение вреда правам, свободам и законным интересам хозяйствующих субъектов или граждан, в том числе соглашения (согласованные действия), направленные на:


раздел товарного рынка по территориальному принципу; по видам, объемам сделок; по видам, объемам товаров и их ценам; по кругу потребителей;


исключение или ограничение доступа на товарный рынок других хозяйствующих субъектов;


незаконное повышение, снижение или поддержание цен, в том числе на торгах.

 

(абзац 4 пункта 1 статьи 15 в ред. Закона Республики Беларусь от 02.12.2002 N 154-З)

(см. текст в предыдущей редакции)


2. Государственным органам запрещается, если иное не

 

установлено законами и (или) актами Президента Республики Беларусь, принятыми (изданными) в соответствии с Конституцией Республики Беларусь, принимать (издавать) акты, заключать соглашения, совершать иные действия, которые ограничивают самостоятельность хозяйствующих субъектов, создают дискриминационные условия деятельности для отдельных хозяйствующих субъектов, если такие акты или действия имеют либо могут иметь своим результатом ограничение конкуренции и (или) причинение вреда правам, свободам и законным интересам хозяйствующих субъектов или граждан, в том числе:


необоснованно препятствовать созданию новых хозяйствующих субъектов в какой-либо сфере деятельности;


устанавливать запреты на осуществление определенных видов деятельности хозяйствующими субъектами, в том числе на производство определенных видов товаров, за исключением случаев, предусмотренных законодательством;


незаконно ограничивать право хозяйствующих субъектов заключать сделки;


давать хозяйствующим субъектам указания о первоочередной поставке товаров определенному кругу покупателей (заказчиков) или о приоритетном заключении договоров, не предусмотренных законодательством;


необоснованно предоставлять отдельным хозяйствующим субъектам налоговые или другие льготы, ставящие их в преимущественное положение по отношению к другим хозяйствующим субъектам на товарном рынке того же товара.


Решения государственных органов по вопросам предоставления льгот отдельному хозяйствующему субъекту или нескольким хозяйствующим субъектам подлежат согласованию с антимонопольным органом, если иное не предусмотрено законодательными актами.

 

 

 

Глава 6

 

ОТДЕЛЬНЫЕ МЕРЫ, ПРИНИМАЕМЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫМИ ОРГАНАМИ,

 

ПО ПРЕДОТВРАЩЕНИЮ И УСТРАНЕНИЮ НАРУШЕНИЙ НАСТОЯЩЕГО

 

ЗАКОНА

 

(название в ред. Закона Республики Беларусь

 

от 02.12.2002 N 154-З)

 

(см. текст в предыдущей редакции)

 


Статья 16. Общие условия применения антимонопольным органом мер, направленных на устранение совершения противоправных деяний, нарушающих требования настоящего Закона


1. В случае совершения хозяйствующими субъектами, государственными органами, их должностными лицами противоправных деяний, нарушающих требования настоящего Закона, антимонопольный орган:


выносит предписания о прекращении противоправной деятельности и об устранении вредных последствий, возникших в ее результате;


составляет протоколы об административных правонарушениях;

 

 

(абзац 3 пункта 1 статьи 16 в ред. Закона Республики Беларусь от 02.12.2000 N 154-З)

(см. текст в предыдущей редакции)


принимает в пределах своей компетенции иные необходимые меры.


2. Предписания антимонопольного органа подлежат исполнению в установленный им срок.


3. Прибыль, незаконно полученная хозяйствующим субъектом, действующим на товарном рынке, в результате нарушения статей 5, 6 и 14-2 настоящего Закона, взыскивается судом и направляется в установленном порядке в республиканский (местные) бюджет.

 

(пункт 3 статьи 16 в ред. Закона Республики Беларусь от 02.12.2002 N 154-З)

(см. текст в предыдущей редакции)


4. Возмещение убытков (вреда), причиненных хозяйствующему субъекту, потребителям или гражданам в результате нарушения статей 5, 6 и 14-2 настоящего Закона, осуществляется в порядке, установленном законодательством.

 

(пункт 4 статьи 16 в ред. Закона Республики Беларусь от 02.12.2002 N 154-З)

(см. текст в предыдущей редакции)

 

 

Статья 17. Обеспечение законности получения, хранения и распространения (передачи) информации при осуществлении антимонопольным органом своих прав и обязанностей

 

 

1. Хозяйствующие субъекты, государственные органы, их должностные лица, не представившие в установленный срок по запросу антимонопольного органа информацию (документы, письменные и устные объяснения и т.п.), необходимую для осуществления им функций, предусмотренных настоящим Законом, а также препятствующие своими действиями осуществлению его полномочий и не выполняющие его законных указаний, несут ответственность, установленную настоящим Законом и иными актами законодательства.

 

 

(пункт 1 статьи 17 в ред. Закона Республики Беларусь от 02.12.2002 N 154-З)

(см. текст в предыдущей редакции)


Должностные лица антимонопольного органа при исполнении своих служебных обязанностей имеют право доступа в установленном законодательством порядке в государственные органы и хозяйствующие субъекты в целях ознакомления в пределах своей компетенции со всеми документами, необходимыми для осуществления ими своих должностных полномочий, а также получения в установленном порядке копий названных документов на безвозмездной основе.


2. Антимонопольный орган обязан в соответствии с законодательством сохранять в тайне полученные сведения, относимые к информации, составляющей государственные секреты, иной информации, охраняемой в соответствии с законодательством, в том числе составляющей коммерческую или служебную тайну хозяйствующего субъекта.

 

Статья 18. Ответственность за нарушение антимонопольного законодательства. Обжалование актов антимонопольного органа и решений суда о наложении административных взысканий

 

 

1. За уклонение от исполнения или несвоевременное исполнение законных решений (предписаний) антимонопольного органа по решению суда с виновных хозяйствующих субъектов взыскивается штраф в размере до 10 процентов дохода за год, предшествующий совершению правонарушения.


2. Государственные органы, хозяйствующие субъекты, их должностные лица в соответствии с законодательством несут ответственность за нарушение настоящего Закона и иных актов законодательства.


3. Обжалование решений (предписаний, заключений) антимонопольного органа осуществляется в судебном и (или) ином порядке, установленном законодательством.


Полное или частичное обжалование в судебном порядке решений (предписаний) антимонопольного органа, а также решений суда о наложении административных взысканий приостанавливает их исполнение в обжалуемой части до момента окончательного вступления в силу судебного решения.

 

Председатель Верховного Совета

Республики Беларусь С.ШУШКЕВИЧ

ВЫСТУПЛЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ КУБА ФИДЕЛЯ  КАСТРО РУСА
НА МИТИНГЕ В ЧЕСТЬ МЕЖДУНАРОДНОГО ДНЯ ТРУДЯЩИХСЯ, СОСТОЯВШЕМСЯ НА ПЛОЩАДИ РЕВОЛЮЦИИ
1  МАЯ 2006 ГОДА - "ГОДА ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ НА КУБЕ"

 

 

БОЛЬШОЙ БИЗНЕС - ПРЕСЛЕДУЕМОЕ МЕНЬШИНСТВО
АМЕРИКАНСКОГО ОБЩЕСТВА

 

 

Если некая маленькая группа людей всегда считается виновной стороной в случае всякого ее столкновения с любой другой группой, невзирая на реальную суть и обстоятельства конфликта, - разве это не преследование? Если эту группу всегда заставляют расплачиваться за грехи, ошибки или недостатки любой другой группы, разве это не преследование? Если эта группа вынуждена жить под пятой молчаливого террора, по особым законам, которым неподсудны все остальные люди на свете, по законам, которых обвиняемый не в силах ни понять, ни предугадать заранее, по законам, которые обвинитель может трактовать, как ему только заблагорассудится, - разве это не преследование? Если эту группу карают не за ее недостатки, но за достоинства, не за бездарность, но за способности, не за неудачи, но за успехи, и чем крупнее успех, тем суровее кара - разве это не преследование?

 

Если вы ответили "да" - спросите себя, какую чудовищную несправедливость вы допускаете, поддерживаете или совершаете сами. Группа, о которой я говорю, - это бизнесмены Америки.

 

В наши дни защита прав меньшинств практически единогласно провозглашена нравственным принципом высочайшей пробы. Но этот принцип, запрещающий дискриминацию, большинство "либеральных" интеллектуалов воплощает в жизнь дискриминационным образом: исключительно в приложении к расовым либо религиозным меньшинствам. К маленькому, эксплуатируемому, очерняемому, беззащитному меньшинству, которое состоит из бизнесменов, он не применяется.

 

Но все беззакония, творимые по отношению к расовым или религиозным меньшинствам, имеют свои столь же некрасивые, бесчеловечные параллели в том, чему подвергаются бизнесмены. Задумайтесь, к примеру, какая это подлость - никого не выслушав, невзирая на факты, одних людей проклинать, а других прощать. Нынешние "либералы" считают бизнесмена виновной стороной в любом конфликте с профсоюзом, без учета фактов и обстоятельств дела, и кичатся тем, что не отступятся от пикетчиков "никакими правдами и неправдами". Задумайтесь, какая это подлость - судить людей по двойным стандартам и отказывать одним в правах, дарованных другим. Нынешние либералы признают право трудящихся (большинства) зарабатывать на жизнь (получать зарплату), но отказывают бизнесменам (меньшинству) также зарабатывать на жизнь (извлекать прибыль). Если рабочие борются за повышение зарплаты, это приветствуется как "общественный прогресс"; если бизнесмены стремятся повысить прибыль, это охаивается как "эгоистическая алчность". Если уровень жизни рабочих низок, "либералы" винят в этом бизнесменов; но если бизнесмены пытаются увеличить экономическую эффективность своей фирмы, расширить рынки сбыта, наращивать финансовую окупаемость своих проектов, что позволяет понизить цены и повысить зарплату, те же самые "либералы" клянут их за "торгашество". Если некоммерческий фонд - то есть, подчеркиваю, организация, которая не сама заработала свой капитал - спонсирует какую-то телепередачу, пропагандируя свою конкретную позицию, "либералы" объявляют это "просвещением", "образованием", "искусством" и "службой на благо общества"; если же бизнесмен спонсирует телепередачу и хочет, чтобы та отражала его позицию, "либералы" вопят, что это "цензура", "давление" и "диктаторский режим". Когда три местных отделения Международного братства водителей грузовиков пятнадцать дней отказывались возить в город Нью-Йорк молоко - со стороны "либералов" не было слышно ни криков возмущения этим аморальным поступком, ни проклятий; но только вообразите, что начнется, если поставки молока, пусть даже на час, прекратят бизнесмены - с ними быстро расправятся при помощи такой узаконенной разновидности погромов и судов Линча, как "трастовые аресты".

 

Сталкиваясь где бы то ни было, в любой культуре, в любую эпоху, в любом обществе с феноменом предвзятости, несправедливости, преследования и слепой, безрассудной ненависти к некому меньшинству - ищите шайку, которой эта травля приносит выгоду, ищите тех, чьим тайным интересам служит освященное жертвоприношение данных конкретных лиц. Вы непременно обнаружите, что преследуемое меньшинство служит козлом отпущения для неких сил, которые стараются не разглашать свои собственные цели. Каждое общественное движение, планирующее поработить страну, каждая диктатура или потенциальная диктатура нуждаются в меньшинстве, которое можно превратить в козла отпущения, виновного в невзгодах народа, и под этим предлогом оправдать свои собственные претензии на диктаторскую власть. В Советской России таким козлом отпущения стала буржуазия; в нацистской Германии - евреи; в Америке - бизнесмены.

 

На этап диктатуры Америка еще не перешла. Но дорога к нему прокладывается уже не одно десятилетие - американские бизнесмены служат козлами отпущения для "государственнических" движений самого разного толка: коммунистических, фашистских, сторонников "всеобщего благосостояния". За чьи грехи и злодейства спрашивают с бизнесменов? За грехи и злодейства чиновников.

 

Отождествление экономической власти с властью политической - это отравленный "комплексный обед" из идей, навязываемый нам теоретиками этатизма. Вы все знакомы с ним по таким избитым афоризмам, как "голодный человек - человек несвободный" или "рабочему без разницы, кто ему отдает приказы - бизнесмен или чиновник". Большинство людей принимает эти заблуждения за чистую монету - в то же самое время зная, что беднейший батрак в Америке пользуется куда большей свободой и безопасностью, чем богатейший комиссар в Советской России. Каков же основной, фундаментальный, ключевой принцип, отличающий свободу от рабства? Это принцип добровольного действия, противопоставляемого физическому насилию или принуждению.

 

Разница между властью политической и всеми другими видами "власти" над обществом, между правительством и любой частной организацией, состоит в том факте, что правительству принадлежит узаконенная монополия на применение физической силы. Этот отличительный признак так важен, а его значение в наши дни так редко признается, что я просто вынуждена заострить на нем ваше внимание. Позвольте повторить: правительству принадлежит узаконенная монополия на применение физической силы.

 

По закону ни один индивид, ни одна группа граждан, ни одна частная организация не имеют права первыми применить физическую силу против других индивидов или групп, а также принуждать их действовать в противоречии с их собственным добровольным выбором. Такую власть имеет только правительство. Действия правительства по самой своей природе направлены на принуждение. Политическая власть по природе своей есть власть принуждать к подчинению под угрозой телесного и материального урона: угрозой экспроприации собственности, заключения под стражу или смерти.

 

Туманные метафоры, наспех выдуманные образы, набросанные беспечной рукой, а также заблуждения (вроде "голодный человек - человек несвободный") не меняют того факта, что властью физического насилия является исключительно политическая власть, а слово "свобода" в политическом контексте имеет лишь один смысл - отсутствие физического насилия.

 

Правительству свободной страны приличествует выполнять одну-единственную функцию - осуществлять защиту прав личности, то есть, подчеркиваю, защищать индивида от физического насилия. Подобное правительство не имеет права первым применять физическую силу к кому бы то ни было - ведь индивид тоже лишен этого права и, соответственно, не может никому его делегировать. Но индивид наделен другим правом - правом самозащиты; его-то он и делегирует правительству, которое должно осуществлять это право в упорядоченной, детерминированной законом форме. Справедливое правительство имеет право применять физическую силу только в качестве меры воздействия и только против тех, кто применяет ее первыми. Функции справедливого правительства таковы: полиция защищает граждан от преступников; вооруженные силы - от иноземных захватчиков; судебные учреждения оберегают собственность граждан и заключенные ими договора от нарушений посредством насилия или мошенничества, а также улаживают конфликты между гражданами в соответствии с объективно сформулированными законами.

 

Эти-то политические принципы и стали основой Конституции США; основой, которая подразумевается, но не излагается открытым текстом. В Конституции имелись противоречия, позволившие государственникам найти лазейку и, расширив ее, постепенно разрушить все здание.

 

Государственник - это человек, считающий, что некоторые люди имеют право принуждать, подвергать насилию, порабощать, обкрадывать и убивать других людей. Чтобы воплотиться в жизнь, эта позиция должна быть укомплектована политической доктриной, признающей за правительством - государством - право первым применять физическую силу против собственных граждан. Как часто следует применять силу, против кого, до какой степени, с какой целью и в чьих интересах - это уже неважно. Фундаментальный принцип и конечные результаты всех государственнических доктрин одни и те же: диктатура и разрушение. Остальное - лишь дело времени.

 

Теперь рассмотрим вопрос об экономической власти. Что такое экономическая власть? Это власть производить и торговать произведенным продуктом. В свободной экономической системе, где ни один человек и ни одна группа людей не могут использовать физическое насилие против кого-либо, экономической власти можно достичь лишь добровольным путем: по добровольному выбору и согласию всех, кто участвует в процессе производства и торговли. В свободной рыночной экономике все цены, зарплата и прибыли детерминированы - не капризами богачей либо бедняков, ни чьей бы то ни было "алчностью" либо нуждой - но законом спроса и предложения. Механизм свободного рынка отражает и суммирует все экономические предпочтения и решения всех участников. Люди торгуют своими товарами и услугами по обоюдному согласию к обоюдной выгоде, в соответствии со своей личной, никем не навязываемой оценкой ситуации. Человек может разбогатеть лишь в том случае, если он в состоянии предложить лучшие ценности - усовершенствованные товары или услуги по более низкой цене - чем ценности, предлагаемые другими.

 

В условиях свободного рынка богатство приобретается путем свободного, всеобщего, "демократического" голосования - через продажи и покупки, совершаемые каждым индивидом, который принимает участие в экономической жизни страны. Предпочитая купить данный продукт, а не какой-то иной, вы голосуете за преуспеяние его производителя. При голосовании такого рода каждый голосует лишь в тех областях, о которых компетентен судить: по поводу того, что он сам предпочитает, чем интересуется, в чем нуждается. Никто не властен решать за других или подменять чужое мнение своим; никто не властен сам себя назначить "голосом народа", сделав народ безгласным и бесправным.

 

А теперь позвольте сообщить, чем отличается экономическая власть от политической: экономическая власть осуществляется позитивными средствами, предлагая людям вознаграждение, стимул, плату, ценность; политическая власть осуществляется негативными средствами, зиждясь на угрозе наказания, физического вреда, заключения под стражу, умерщвления. Орудие бизнесмена - ценности; орудие чиновника - страх.

 

Индустриальный прогресс, которого добилась Америка за краткий полуторавековой период, стал легендой: ему нет аналогов ни в одном другом уголке Земли ни в какую другую эпоху. Американские бизнесмены как класс проявили величайшую гениальность в области производства и достигли самых блестящих успехов, какие только отмечены в экономической летописи человечества. Как же их вознаградила наша культура и ее столпы-интеллектуалы? Поставила в положение ненавистного, преследуемого меньшинства. В положение козла отпущения за злодеяния чиновников.

 

Чистого, нерегулируемого капитализма, верного принципу "laissez-faire", на свете не существует и еще не существовало нигде и никогда. Существовали лишь так называемые "экономические системы смешанного типа", то есть смесь, в той или иной пропорции, свободы и контроля, добровольного выбора и правительственного насилия, капитализма и этатизма. Америка была самой свободной страной на свете, но элементы этатизма присутствовали в ее экономике с самого начала. Эти элементы пошли в рост под влиянием американских интеллектуалов, в большинстве своем приверженных философии этатизма. Интеллектуалы - идеологи, интерпретаторы, оценщики событий общественной жизни - соблазнились возможностью захватить политическую власть, от которой отказались все остальные слои общества, и установить отвечающий их представлением "хороший" общественный строй под дулом пистолета, то есть, подчеркиваю, посредством узаконенного физического насилия. Свободных бизнесменов они проклинали, видя в них образчик "эгоистичной алчности", а чиновников восславляли, провозглашая "слугами народа". Анализируя социальные проблемы, эти интеллектуалы постоянно хулили "экономическую власть" и обеляли власть политическую, тем самым сваливая бремя вины с политиков на бизнесменов.

 

Все злодейства, злоупотребления и несправедливости, традиционно приписываемые бизнесменам и капитализму, имели своей причиной отнюдь не свободный рынок или нерегулируемую экономику, но вмешательство правительства в экономическую жизнь. Гиганты американской промышленности - например, Джеймс Джером Хилл, Коммодор Вандербильт, Эндрю Карнеги, Дж.П. Морган - "сделали себя сами", сколотив капитал благодаря личным способностям, а также свободному товарно-денежному обмену на свободном рынке. Но существовала и другая порода бизнесменов: плоды смешанной экономики, люди с политическими связями, которые делали деньги благодаря полученным от правительства особым привилегиям, - такова была "Большая Четверка" Центрально-Тихоокеанской железной дороги. Именно стоявшая за действиями подобных бизнесменов политическая власть - власть искусственных, незаслуженных, экономически несправедливых привилегий - вызывала неурядицы в экономике страны, трудности, спады и все усиливающиеся протесты масс. Но виновниками всего этого считались свободный рынок и свободные бизнесмены. Любое катастрофическое последствие правительственного контроля использовалось как оправдание для расширения контроля и власти правительства над экономикой.

 

Если бы меня попросили выбрать дату, которая знаменует роковой поворот на дорогу, ведущую к окончательной гибели американской промышленности, а также самый позорный законодательный акт, я выбрала бы 1890-й год и Закон Шермана* - этот зародыш, из которого выросла гротескная, иррациональная, злокачественная опухоль, состоящая из не имеющих исковой силы, неисполнимых, не подлежащих рассмотрению в суде противоречий под названием "антитрестовские законы" (они же - антимонопольные).

 

Согласно антимонопольным законам, человек становится преступником в тот же миг, как начинает заниматься бизнесом, что бы он ни делал. Если он исполняет один из этих законов, ему угрожает уголовная ответственность по нескольким другим. Например, если он устанавливает цены, которые покажутся каким-то чиновникам слишком высокими, его можно будет привлечь за монополию, а точнее, за успешное "намерение монополизировать рынок"; если установленные им цены ниже, чем у его конкурентов, его можно привлечь за "нечестную конкуренцию" или "ограничение свободы торговли"; если же он устанавливает те же цены, что и его конкуренты, его можно привлечь за "тайное соглашение" или "сговор".

 

Рекомендую вам ознакомиться с замечательной книгой под названием "Антитрестовские законы США", написанную Э.Д. Нилом . Это научное, бесстрастное, объективное исследование; автор, английский государственный служащий, не является приверженцем идей свободного предпринимательства; судя по всему, его скорее можно отнести к "либералам". Но он не путает факты с интерпретациями, а тщательно разделяет их; а факты, которые он излагает, - это просто роман ужасов.

 

Мистер Нил подчеркивает, что стержнем антимонопольных законов является запрет на "ограничение свободы торговли" - и что точно сформулировать, в чем, собственно, состоит "ограничение свободы торговли", невозможно. Соответственно, никто не в силах сказать, что именно запрещает или разрешает человеку этот закон; интерпретация всецело остается на совести судебных учреждений. Чтобы уяснить для себя современный смысл этих законов хотя бы в общих чертах, бизнесмен или его поверенный должен изучить весь корпус так называемого прецедентного права - полные материалы судебных дел, прецедентов и решений; вот только завтра, на следующей неделе или в будущем году прецеденты могут быть попраны, а решения - аннулированы. "С 1890 года суды США постоянно пытаются на примере каждого отдельного дела определить, что именно запрещает данный закон. Ни одно широкое определение, по сути, не в состоянии раскрыть смысл этого статута…" .

 

Это значит, что бизнесмен никак не может узнать заранее, являются ли его действия законными или противозаконными, виновен он или нет. Это значит, что бизнесмен должен жить под дамокловым мечом внезапной, непредсказуемой катастрофы, под риском потерять все имущество или быть приговоренным к тюремному заключению; его карьера, репутация, собственность, капитал, труды всей его жизни отдаются на милость любого амбициозного молодого чиновника, который по любой причине, будь то интересы общества или что-то личное, властен возбудить против бизнесмена дело.

 

Законы с обратной силой (или ex post facto) - иными словами, подчеркиваю, законы, карающие человека за деяние, которое в момент его совершения не считалось по закону преступным - не признаны всей традицией англосаксонской юриспруденции и, более того, прямо противоречат ей. Это форма преследования, практикуемая только диктаторскими режимами и запрещенная всеми цивилизованными кодексами законов. Она особо запрещена и Конституцией США. Считается, что в Соединенных Штатах законов с обратной силой не существует и их ни к кому не применяют - ни к кому, кроме бизнесменов. Ситуация, когда человек вплоть до вынесения ему приговора не имеет способа узнать, законно или противозаконно он поступил когда-то, очевидно, является примером применения закона с обратной силой.

 

Рекомендую вам блестящую маленькую книжицу Гарольда Флеминга под названием "Десять тысяч заповедей" . Она написана общедоступным языком и - ясно, просто, логично, с множеством подробных, документированных примеров из жизни - рисует такую яркую картину антимонопольных законов, что слово "кошмар" в применении к ним кажется слишком слабым определением.

 

"Одна из опасностей, - пишет мистер Флеминг, - которых должны остерегаться нынешние менеджеры по продажам, состоит в том, что некая политика, которой вы сегодня решили придерживаться по совету самых компетентных юристов, в будущем году может быть объявлена противоправной. В таком случае преступление и наказание возникают "задним числом"… Другая опасность - возможность исков о возмещении убытков в тройном размере, которые также могут быть поданы задним числом. Фирмы, которые с самыми благими намерениями нарушили закон в силу вышеописанных обстоятельств, подлежат искам о троекратном возмещении убытков по антимонопольным законам, даже когда их преступление - это деяние, которое в момент его совершения единодушно считалось вполне законным и этичным, а противоправным оказалось лишь вследствие обновленной интерпретации закона".

 

Что говорят на эту тему бизнесмены? В докладе под названием "Презумпция виновности" (18 мая 1950 года) Бенджамин Ф. Фейрлесс, тогдашний президент "Юнайтед Стейтс Стил Корпорейшен", сказал: "Джентльмены, вам и без меня известно, что в случае, если у нас сохранится существующая система законов - и если мы беспристрастно будем применять ее ко всем нарушителям - управление практически всеми фирмами Америки, как крупными, так и мелкими, будет осуществляться на расстоянии, из Атланты, Синг-Синга, Ливенуорта и Алькатраса*".

 

Правовая оценка действий настоящих преступников значительно справедливее той, которой удостаиваются действия бизнесменов. Права преступника защищены объективным законодательством, объективными процессуальными нормами, объективными нормами доказательственного права. Пока его вина не доказана, преступник наделен презумпцией невиновности. Только бизнесмены - производители, добытчики, кормильцы, атланты, несущие на своих плечах всю нашу экономику - считаются виновными от природы; только от них требуют доказательств их невиновности в отсутствие каких бы то ни было четких критериев невиновности либо доказательств вины, только их отдают на волю капризов, благосклонности или злого умысла любого политика, который жаждет саморекламы, любого расчетливого государственника, любой завистливой посредственности, которая, случайно пробравшись в государственный аппарат, просто пожелает развлечься борьбой с монополиями.

 

Лучшие или просто более-менее порядочные государственные служащие много раз протестовали против необъективного характера антимонопольных законов. В том же докладе мистер Фейрлесс цитирует заявление Лоуэлла Мейсона, тогдашнего члена Федеральной комиссии по делам торговли: "Американский деловой мир подвергается преследованиям, издевательствам и даже, можно сказать, избиениям со стороны абсурдно-лоскутной правовой системы; многие из ее законов несправедливы, непонятны и не имеют исковой силы. В законах, регулирующих торговлю между разными штатами, царит такой сумбур, что Правительство может подобрать обвинение буквально против любого концерна, который оно захочет привлечь к суду. Заявляю - эта система возмутительна".

 

Далее мистер Фейрлесс цитирует письменное замечание члена верховного суда США Джексона, сделанное в тот период, когда последний возглавлял антитрестовское отделение Департамента юстиции: "Юристы не имеют возможности определить, какое деяние в сфере бизнеса будет квалифицировано судом как законное. Эта ситуация приводит в замешательство как бизнесменов, желающих подчиняться закону, так и правительственных чиновников, пытающихся исполнять закон".

 

Однако не все представители власти разделяют это замешательство. В книге мистера Флеминга цитируется нижеследующее заявление Эммануэля Селлера, председателя юридического комитета палаты представителей, сделанное им на симпозиуме Ассоциации адвокатов штата Нью-Йорк в январе 1950 года: "Я хочу открыто заявить, что буду энергично бороться против любых антитрестовских законов, для которых будет характерно подробное перечисление нарушений и замена общих принципов перечнями частностей. Дабы обеспечивать динамичность общества, закон должен оставаться пластичным, как вода".

 

А я, в свою очередь, хочу открыто заявить, что "пластичный закон" - это эвфемизм для "произвола власти" (ведь "пластичность" - основная черта права при всякой диктатуре) и что "динамичное общество", чьи законы, пластичные как вода, выходят из берегов и затопляют всю страну (кстати, вы можете произвести оценку ущерба от залива), можно найти в нацистской Германии либо в Советской России.

 

Трагическая ирония всей этой истории в том, что антимонопольные законы были созданы и доселе поддерживаются так называемыми "консерваторами", якобы защищающими свободу предпринимательства. Это прискорбное доказательство того факта, что у капитализма никогда не было истинных защитников среди философов. Отсюда также ясно, что у людей, провозглашавших себя защитниками капитализма, напрочь отсутствовали политическая принципиальность, знания об экономике и способность понимать характер политической власти. Концепция свободной конкуренции, осуществляемой по закону, - это абсурдное противоречие. Это значит: под дулом пистолета принуждать людей к свободе. Это значит: отдать защиту свободы личности в руки деспотической власти железных бюрократических циркуляров.

 

Каковы были исторические предпосылки, приведшие к принятию Закона Шермана? Процитирую книгу мистера Нила:

 

"В 70-80-е годы XIX века силы, стоявшие за движением, которое добивалось срочного принятия этих законов, все крепли и крепли… После Гражданской войны основной мишенью подозрений и враждебности стали железные дороги с их привилегиями, чартерами и субсидиями. Возникло много организаций с такими откровенными названиями как "Национальная антимонопольная лига за удешевление грузовых железнодорожных перевозок"" .

 

Вот красноречивый пример ситуации, когда бизнесмены становились козлом отпущения за грехи политиков. Люди бунтовали именно против привилегий, дарованных политиками: чартеров и субсидий для железных дорог; именно эти привилегии поставили железные дороги Запада вне конкуренции и наделили их монопольной властью, со всеми вытекающими из этого возможностями злоупотреблений. Но средство против этого, внесенное в свод законов республиканским конгрессом, состояло в попрании свободы бизнесменов и расширению власти политиков над экономикой.

 

Если вы хотите увидеть подлинную трагедию Америки, сравните идеологическую мотивировку антимонопольных законов с их реальными результатами. Вновь процитирую книгу мистера Нила: "По-видимому, недоверие американцев ко всем носителям неограниченной власти - это и есть сокровенная, извечная причина принятия антитрестовской политики, более серьезная, чем все экономические позиции или радикальные политические тенденции. Это недоверие можно наблюдать в разных сферах жизни американцев… Оно отражено в теориях "регуляторов и противовесов" и "разделения властей". В США тот факт, что некоторые люди имеют власть над действиями и капиталами других, иногда признается неизбежным, но никогда не считается чем-то положительным. Всегда существует надежда, что любой конкретный носитель власти - и политической, и экономической (курсив мой. - А.Р.). - не защищен от угрозы посягательств со стороны других властей…

 

С этой фундаментальной мотивацией антитрестовского законодательства вполне согласуется его опора не на административные регулятивные механизмы, а на юридический процесс и средства судебной защиты. Знаменитый принцип, закрепленный в Декларации прав жителей республики Массачусетс, - "это будет правление на основании закона, а не по воле людей" - этот любимый афоризм американцев, представляет собой ключ к смыслу антимонопольных законов. Без него невозможно объяснить, почему, на диво всем зарубежным наблюдателям, в США так спокойно мирятся с антитрестовским курсом те же самые слои, особенно "большой бизнес", которые часто и дорогой для себя ценой попадают под его бич".

 

Вот в чем трагедия. Вот к чему приводят людские намерения в отсутствие четкой философской теории, которая руководила бы их практическим осуществлением. Первое свободное общество в истории человечества уничтожило свою свободу - во имя ее защиты. Неумение отличить политическую власть от экономической позволило людям предположить, что насилие может стать подходящим "противовесом" производства, что первое и второе - действия одного порядка, могущие служить взаимными регуляторами, что "авторитет" бизнесмена и "авторитет" чиновника - взаимозаменяемые вещи, соперничающие за одну и ту же социальную роль. Стремясь к "правлению на основании закона, а не по воле людей", сторонники антитрестовских законов предали всю экономику Америки во власть самой капризной воли людей, до которой далеко любой диктатуре.

 

В отсутствие каких бы то ни было рациональных оценочных критериев люди пытались судить о бесконечно сложных проблемах свободного рынка, руководствуясь поверхностной идеей "большого". Это можно слышать и по сей день: "большой бизнес", "большое правительство", "большие профсоюзы" осуждаются как враги общества без учета характера, причин и функций их "большой величины", словно быть большим само по себе уже дурно. Рассуждая в таком духе, можно заключить, что "большой гений" - например, Эдисон - и "большой гангстер" - например, Сталин - злодеи одного и того же порядка: один заполонил мир бессчетными ценностями-изобретениями, а второй - бесчисленными могилами, но оба делали свое дело в очень большом масштабе. Сомневаюсь, что найдется человек, который поставит знак равенства между Эдисоном и Сталиным - но между ними та же разница, что и между большим бизнесом и большим правительством. Единственное средство, благодаря которому правительство может стать большим, - это физическая сила; единственное средство, благодаря которому бизнес может стать большим в условиях свободной экономики, - это успешный производительный труд.

 

В реальности для существования свободной конкуренции необходим один-единственный фактор: чтобы механизм свободного рынка работал беспрепятственно, не стесняемый ничем. Единственная мера, которую может принять правительство, чтобы защитить свободу конкуренции, это соблюдать принцип "Laissez-faire!" (это выражение можно вольно перевести как "Руки прочь!"). Но антимонопольные законы создали прямо противоположные условия - и дали результаты, прямо противоположные задуманным.

 

С помощью законов конкуренцию регулировать нельзя; нет критериев, которые позволяли бы установить, кто с кем вправе конкурировать, сколько конкурентов должно существовать в каждой данной отрасли; какова должна быть их относительная мощь или их так называемые "важнейшие рынки", какие цены они должны устанавливать, какие методы конкуренции "справедливы", а какие "несправедливы". Ни на один из этих вопросов нельзя ответить - это все вопросы того рода, на какие в силах ответить только механизм свободного рынка.

 

В отсутствие принципов, стандартов или критериев, которыми можно было бы руководствоваться, антимонопольное прецедентное право представляет собой летопись семидесяти лет софистики, казуистики и мелочного педантизма, нелепого, оторванного от действительности не менее, чем диспуты средневековых схоластов. Разница только одна: у схоластов было больше резонов для вопросов, которые они поднимали, да и от исхода их диспутов не зависели жизнь и судьбы конкретных людей.

 

Позвольте привести несколько примеров антитрестовских судебных процессов. В деле "Ассошиэйтед-пресс против США" 1945 года агентство "Ассошиэйтед-пресс" было признано виновным, так как его уставные нормы ограничивали количество членов агентства и очень затрудняли процесс приема в него новоучрежденных изданий. Процитирую книгу мистера Нила: "В защиту "Ассошиэйтед пресс" был высказан аргумент, что существуют и другие агентства новостей, от которых новые издания могут получать информацию… Суд решил, что… "Ассошиэйтед пресс" коллективно организовано таким образом, что его члены оказываются в более выгодном положении и более конкурентоспособны, чем не-члены, и, следовательно, оно тем самым ограничивает свободу торговли, хотя на не-членов и не оказывается принуждение к отказу от конкуренции. [Служба новостей "Ассошиэйтед пресс" расценивается как столь ценное учреждение, что] сделав ее услуги эксклюзивными для себя, члены ассоциации создают реальные трудности для потенциальных конкурентов (курсив здесь и далее мой. - А.Р.)… Тот факт, что члены создали это учреждение… для себя, не является оправданием; новые издания все равно должны получить возможность пользоваться им на разумных условиях, если только для них не будет эффективнее участвовать в конкурентной борьбе без пользования им" .

 

Чьи, собственно, права тут попраны? И чей, собственно, каприз осуществляется властью закона? Что нужно для того, чтобы удостоиться статуса "потенциального конкурента"? Если завтра я вздумаю конкурировать с "Дженерал моторс", какими своими учреждениями эта компания будет вынуждена со мной поделиться, чтобы мне было "эффективно" с ними конкурировать?

 

В деле "Милгрэм против Лоуз" 1951 года тот факт, что некий кинотеатр типа "драйв-ин" безуспешно пытался получить от крупных дистрибьюторов кинофильмов картины из категории премьерных, был квалифицирован как доказательство сговора дистрибьюторов. Каждая из фирм, очевидно, имела веские причины для отказа кинотеатру, и защита заявила, что каждый дистрибьютор принимал свое решение самостоятельно, не зная о решениях других. Но суд постановил, что "явно схожие методы ведения дел" являются достаточным доказательством сговора и что "дополнительные доказательства существования реального соглашения между ответчиками не требуются". Апелляционный суд поддержал это решение, постановив, что такая улика, как схожие деяния, позволяет возложить заботу о доказательствах на самих ответчиков: те, дескать, должны "предоставить объяснения своих предполагаемых согласованных действий", будто они и так этих объяснений не предоставили.

 

Задумаемся, на какие выводы наталкивает данное дело. Если три бизнесмена независимо друг от друга приходят к одному и тому же очевидному, лежащему на поверхности решению - они, что же, должны доказывать отсутствие сговора между собой? А если два бизнесмена замечают, что третий осуществляет некую разумную идею - должны ли они бояться ее перенять, из страха быть обвиненными в сговоре? Допустим, идею переняли - не потащат ли ее автора в суд, чтобы обвинить в сговоре на основании действий двух людей, о которых он в жизни не слыхивал? И как он должен "предоставлять объяснения" своего гипотетического проступка и доказывать свою невиновность?

 

В том, что касается патентов, антимонопольные законы вроде бы уважают права владельца патента - до той поры, пока он пользуется этим патентом в одиночку, ни с кем не делясь. Но если он предпочитает не ввязываться в патентную войну с конкурентом, который владеет патентами той же широкой категории - если они оба отказываются от политики "человек-человеку-волк", в которой так часто обвиняют бизнесменов, - если они решают создать патентный пул и предоставить лицензии на его использование кучке других производителей, которых выберут сами - тогда антимонопольные законы возьмутся за них обоих. В случае патентного пула наказание предполагает принудительное предоставление лицензий на патенты всякому, кто только пожелает - либо решительную конфискацию патентов.

 

Процитирую книгу мистера Нила: "Принудительное предоставление лицензий на патенты - даже действительные патенты, приобретенные законным образом благодаря изобретательской деятельности служащих самой этой компании - применяется не для наказания фирм, а для того, чтобы впустить на рынок конкурирующие компании… Например, в деле "Ай-Си-Ай и Дюпон" в 1952 году судья Райан… принял решение о принудительном предоставлении лицензий на существующие патенты в отраслях, к которым относились их ограничительные соглашения, а также на патенты на улучшения, но не на новые патенты в этих отраслях. В данном случае была принята еще одна дополнительная мера, которая в последнее время получила широкое распространение: и "Ай-Си-Ай", и "Дюпону" было вменено в обязанность снабжать всех желающих по разумной цене техническими руководствами с подробным изложением методов практического использования патентов".

 

Обратите внимание - это не расценивается как "карательная мера"! Чей, собственно, разум, таланты, достижения и права приносятся тут в жертву - и ради чьей незаслуженной выгоды? Самое шокирующее решение суда в этой мрачной череде (вплоть до, но не включая, 1961 года) было вынесено - как, в сущности, и следовало ожидать - видным "консерватором", судьей Лернедом Хэндом. Его жертвой была "ALCOA". Это было дело "Соединенные штаты против Алюминиум-Компани-оф-Америка" 1945 года. По антитрестовским законам монополия как таковая еще не противоправна; противоправно "намерение монополизировать". Чтобы признать "ALCOA" виновной, судья Лернед Хэнд должен был найти доказательства того, что "ALCOA" агрессивными мерами старалась вытеснить конкурентов с рынка. Вот какие улики он нашел и взял за основу решения, которое перекрыло кислород одному из крупнейших промышленных концернов Америки.

 

Процитирую мнение судьи Хэнда: "Не было неизбежным фактом, что она ["ALCOA"] будет всегда предвосхищать заранее повышение спроса на металл в слитках и окажется готова удовлетворять его. Ничто не заставляло ее удваивать и учетверять свои мощности прежде, чем на рынок выйдут другие. Она настаивает, что никогда не вытесняла конкурентов; но мы не можем и помыслить о более эффективном способе вытеснения, чем постоянное стремление использовать любую новую благоприятную возможность, как только она появляется, и противопоставлять всякому новичку новые мощности, уже включенные в огромную структуру, имея на своей стороне преимущество опыта, связей с торговыми партнерами и элитарные кадры".

 

Здесь беззастенчиво обнажаются смысл и цели антимонопольных законов - единственный смысл и цели, какие эти законы могут иметь, каковы бы ни были намерения их авторов: наказать талант за талантливость, наказать успех за успешность, и принести плодотворный гений в жертву требованиям завистливой посредственности. Если приложить этот принцип к любой производительной деятельности, если запретить умному человеку "использовать любую новую благоприятную возможность, как только она появляется", чтобы не дай бог, не отбить охоту у какого-нибудь дурня или труса, который вздумает с ним соперничать; это будет означать, что никто из нас, вне зависимости от его профессии, не должен вырываться вперед, совершенствоваться, расти, поскольку личное совершенствование в любой его форме - будь то повышенная скорость машинистки, лучшая картина художника, повышенный процент исцеленных у врача - может отбить охоту у новичков, которые еще не принялись за дело, но рассчитывают состязаться с лучшими.

 

В качестве последнего, завершающего штриха я процитирую примечание мистера Нила к его отчету об деле "ALCOA": "Интересно отметить, что главным доводом, на основании которого экономические обозреватели бранили алюминиевую монополию, был именно тот факт, что "ALCOA" постоянно упускала возможности для экспансии и так недооценила спрос на металл, что на заре обеих мировых войн Соединенные Штаты испытывали острую нехватку производственных мощностей".

 

А теперь я попрошу вас держать в голове характер, суть и реальные результаты антимонопольных законов, пока я буду описывать кульминацию, по сравнению с которой меркнут прочие страницы этой отвратительной летописи: дело "Дженерал Электрик" от 1961 года. Перечень обвиняемых по этому делу читается как список героев отрасли производства электротехнического оборудования и электротехнические работы: "Дженерал Электрик", "Вестингхауз", "Оллис-Чэлмерс" и еще двадцать шесть компаний поменьше. Их преступление состояло в том, что они снабдили вас всеми незаменимыми удобствами и благами электрической эры, от тостеров до генераторов. Именно за это преступление их и покарали - поскольку они не могли снабжать нас всем этим и вообще заниматься бизнесом, не нарушая антимонопольных законов.

 

Против них было выдвинуто обвинение в заключении тайных соглашений по установлению цен на свою продукцию и в мошенничестве с ценами на торгах. Но в отсутствие таких соглашений крупные компании могли так сбить цены, что мелкие производители, не имея возможности с ними соперничать, разорились бы, в то время как те же самые крупные компании, согласно все тем же антимонопольным законам, угодили бы под суд по обвинению в "намерении монополизировать".

 

Процитирую статью Ричарда Остина Смита под названием "Невероятный электрический заговор" в журнале "Форчун" (апрель и май 1961 года): "Если "Дженерал Электрик" решит занять 50 процентов рынка, это нанесет смертельную рану даже таким сильным компаниям, как "Ай-Ти-И Секит Брейкер"". В той же статье показано, что соглашения по установлению цен не приносили выгоды "Дженерал Электрик", а напротив, наносили урон ее интересам, что, по сути, "Дженерал Электрик" оказалась в роли "дойной коровы", и ее руководство, зная об этом, хотело выйти из "заговора", но оказалось в безвыходной ситуации (из-за антитрестовских и других правительственных постановлений).

 

Лучшим доказательством того, что антимонопольные законы были главной причиной, вынудившей электротехническую промышленность к "сговору", стали последствия этого дела - в том, что касалось "решения суда в соответствии с заключенным сторонами мировым соглашением". Когда компания "Дженерал Электрик" объявила о своем намерении понизить цены до предела, запротестовали именно мелкие компании и правительство в лице Антитрестовского отделения.

 

В статье мистера Смита упомянуто, что встречи "заговорщиков" начались в результате учреждения Ведомства по ценообразованию*. Во время войны цены на электрооборудование были фиксированными - их устанавливало правительство, и высшие руководители в области электротехнической промышленности устраивали совещания для обсуждений общего курса. Этот обычай удержался и после ликвидации данного ведомства.

 

Можно ли вообразить себе логику, по которой политика фиксированных цен является преступлением, если ее практикует бизнесмен, но заботой об обществе, если ее практикует правительство? Даже в мирное время найдется много отраслей - например, автомобильные грузоперевозки - в которых цены фиксирует правительство. Если фиксирование цен вредит конкуренции, промышленности, производству, потребителю, экономике в целом и "интересам общества" - как утверждают сторонники антимонопольных законов - то каким же образом эта же вредоносная политика в руках правительства оборачивается благотворной? Поскольку на этот вопрос нет рационального ответа, я советую вам усомниться в экономических познаниях, намерениях и мотивах ярых борцов с монополиями.

 

Электрические компании даже не пытались защищаться от обвинения в "заговоре". Они заявили о нежелании оспаривать обвинение - "nolo contendere". Дело в том, что антитрестовские законы представляют такую смертельную опасность для тех, кто пытается оправдаться, что защита становится практически невозможной. В этих законах сказано, что на компанию, признанную виновной в нарушении антитрестовских законов, может подать в суд любой ее клиент, считающий себя пострадавшим, и требовать троекратного возмещения убытков. В случае такого крупномасштабного дела, как процесс над электротехнической промышленностью, подобные иски о возмещении убытков могут, как это легко себе представить, разорить всех ответчиков подчистую. Перед лицом подобной угрозы кто сможет или захочет защищаться в суде, где нет ни объективных законов, ни объективных критериев вины или невиновности, ни объективного способа оценить свои шансы на успех?

 

Попытайтесь вообразить, какие крики негодования, какие протесты раздадутся со всех сторон, если какую-либо другую группу людей, какое-либо другое меньшинство подвергнут суду, где приняты все меры, чтобы сделать защиту невозможной - или где законы предписывают: чем серьезнее обвинение, тем опаснее защита. Очевидно, в случае с истинными преступниками верно прямо противоположное: чем серьезнее преступление, тем больше предосторожностей и мер защиты, предписанных законом, дабы предоставить ответчику шанс на оправдание за недостаточностью улик. Только бизнесмены должны являться в суд связанными и с кляпом во рту.

 

А с чего же началось правительственное расследование положения в электротехнической промышленности? В статье мистера Смита указано, что расследование началось из-за жалоб "Ти-Ви-Эй" и требований сенатора Кифаувэра. Это было в 1959 году, при республиканской администрации Эйзенхауэра. Процитирую журнал "Тайм" от 17 февраля 1961 года:

 

"Сбор улик по антитрестовским делам часто дается правительству с большими трудностями, но на сей раз ему повезло. В октябре 1959 года на судебном процессе по некоему антитрестовскому делу четыре бизнесмена из Огайо были приговорены к тюремному заключению после того, как заявили nolo contendere. (Один из них по дороге в тюрьму покончил с собой.) Эта новость посеяла панику в рядах руководителей электротехнических компаний, находившихся под следствием, и некоторые из них в обмен на гарантии неприкосновенности согласились дать показания о своих коллегах. На основе улик, полученных от этих людей (которые в большинстве своем сохранили свои посты) правительство подытожило дело".

 

Такими словами здесь описывают не гангстеров, не рэкетиров, не торговцев наркотиками - а бизнесменов, производителей, творцов, умелых и компетентных членов общества. Однако теперь антитрестовские законы, на этом новом этапе, явно стараются превратить деловой мир в мир криминала, с осведомителями, подсадными утками, провокаторами, особыми "сделками"… в общем, все как в сериале "Неприкасаемые" о борьбе ФБР с мафией.

 

Семь руководителей электротехнических компаний были приговорены к тюремному заключению. Мы никогда не узнаем, что происходило за кулисами этого судебного процесса или на переговорах компаний с правительством. Были ли эти семеро ответственны за гипотетический "заговор"? Если они и виновны, то действительно ли их вина тяжелее, чем у других? Кто на них "настучал" - и за что? Может быть, их оклеветали? Может быть, они поддались на провокацию? На алтарь чьих интересов, амбиций, целей их принесли в жертву? Мы не знаем. В ситуации, созданном антитрестовскими законами, этого никак не узнать.

 

Когда эти семеро, не имевшие возможности защищаться, явились в суд, чтобы выслушать приговор, их адвокаты обратились к судье с ходатайством о помиловании. Процитирую тот же отчет в "Тайм": "Первым выступил адвокат.. вице-президента компании "Вестингхауз", с ходатайством о помиловании. Его клиент, сообщил адвокат, является членом приходского управления епископальной церкви Св. Иоанна в Шэроне, штат Пенсильвания, и жертвует на благотворительные учреждения для детей-инвалидов". Адвокат другого ответчика подчеркнул, что его клиент - "директор клуба для мальчиков в Скенектади, штат Нью-Йорк, и председатель комитета по сбору средств на постройку новой иезуитской семинарии в Леноксе, штат Массачусетс".

 

Итак, адвокаты этих людей нашли нужным сослаться не на их достижения, не на их таланты в области индустрии, не на их ум и даже не на их права - но на их альтруистичное "служение" "благосостоянию нуждающихся". Значит, нуждающиеся имеют право на благосостояние - но те, кто это благосостояние обеспечивает, такого права не имеют. Благосостояние и права производителей не были сочтены заслуживающими признания и учета. Вот самый страшный обвинительный акт против нынешнего состояния нашей культуры.

 

Последним штрихом всего этого отвратительного фарса стало заключение судьи Гейни. Он сказал: "Тут поставлено на кон не что иное, как дальнейшее существование той экономики, благодаря которой Америка стала великой державой, системы свободного предпринимательства". С этими словами он нанес системе свободного предпринимательства самый сокрушительный удар за всю ее историю, отправив в тюрьму семерых из ее лучших представителей и тем самым провозгласив, что к тем же самым людям, которые сделали Америку великой, - бизнесменам - теперь в силу самой их натуры и профессии следует относиться как к преступникам. В лице этих семерых он вынес приговор системе свободного предпринимательства.

 

Эти семеро стали мучениками. С ними обошлись, как с жертвенными животными - по сути, то было человеческое жертвоприношение, воистину более жестокое, чем человеческие жертвы, которые приносили доисторические дикари в джунглях. Если вас волнует справедливое отношение к меньшинствам, помните, что бизнесмены - небольшое меньшинство, очень небольшое по сравнению со всеми бескультурными ордами нашей планеты. Помните, сколь многим вы обязаны этому меньшинству - и какому позорному преследованию оно подвергается. Помните также, что самое маленькое меньшинство на свете - это отдельный человек. Те, кто отказывают отдельному человеку в правах, не могут претендовать на звание защитников меньшинств.

 

Что нам следует делать в этой связи? Нам следует потребовать пересмотра и переработки всего вопроса об антитрестовской деятельности. Нам следует оспорить его философскую, политическую, экономическую и нравственную базу. Нужно создать Союз гражданских свобод для бизнесменов. Нашей конечной целью должна стать отмена антитрестовских законов; это потребует долгой борьбы на интеллектуальном и политическом фронте; но тем временем и в качестве первого шага мы должны потребовать отменить положения этих законах о наказании тюремным заключением. И без того дурно, что к людям применяют штрафы и другие финансовые санкции по законам, которые единодушно считаются необъективными, противоречивыми и не способными сформулировать состав преступления, поскольку нет двух юристов, которые одинаково трактовали бы их смысл и применение; в таких двусмысленных законах просто непристойно даже упоминать о санкциях в форме тюремного заключения. Следует положить конец возмутительному обычаю сажать в тюрьму людей за то, что они нарушают невразумительные законы, не нарушить которые просто невозможно.

 

Бизнесмены - это единственная категория людей, отличающая капитализм и американский образ жизни от тоталитарного этатизма, который постепенно подминает под себя весь остальной мир. Все другие слои общества - рабочие, фермеры, профессионалы, ученые, солдаты - существуют и при диктатурах, хотя и прозябают в страхе, в цепях, в нищете, в условиях прогрессирующего саморазрушения. Но при диктатуре такая категория, как бизнесмены, отсутствует. Их место занимают вооруженные бандиты: чиновники и комиссары. Бизнесмены - символ свободного общества, символ Америки. Если они погибнут, в тот миг, когда они погибнут, с ними погибнет цивилизация. Но если вы хотите бороться за свободу, вы должны начать с борьбы за ее обойденных наградами, непризнанных, негласных, но лучших представителей - американских бизнесменов.


  АНАТОЛИЙ ФЕДЮКОВИЧ - ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОВЕТА ДИРЕКТОРОВ ООО «ЗАПАГРОМАШ» — ЛАУРЕАТ КОНКУРСА «ЧЕЛОВЕК ДЕЛА-2005» В НОМИНАЦИИ «ЗА ВЫСОКОЕ КАЧЕСТВО БИЗНЕС-УСЛУГ»


  СПЕЦИАЛИСТЫ УТВЕРЖДАЮТ, ЧТО В АГРАРНОМ БИЗНЕСЕ УСПЕХ НА 60% ЗАВИСИТ ОТ ТЕХНИКИ, А В ОСТАЛЬНОМ - ОТ ПОГОДЫ. ИМЕННО ПОЭТОМУ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ, ЗАНЯТЫЕ АГРОБИЗНЕСОМ, ВОЗЛАГАЮТ БОЛЬШИЕ НАДЕЖДЫ НА ВНЕДРЕНИЕ НОВЕЙШИХ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ РАЗРАБОТОК. ОДНО ИЗ ТАКИХ «НОУ-ХАУ» - МАШИНУ ДЛЯ ПРИГОТОВЛЕНИЯ И РАЗДАЧИ КОРМОВ «ХОЗЯИН» ПРОИЗВОДСТВА МИНСКОГО ООО «ЗАПАГРОМАШ» - УЖЕ СЕГОДНЯ НАЗЫВАЮТ «СПАСИТЕЛЕМ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ЖИВОТНОВОДСТВА».
 
  В 2000 году небольшое предприятие «Запагромаш» приступило к производству новой модификации измельчителей-смесителей-раздатчиков кормов для крупного рогатого скота ИСРК-12 «Хозяин». «Оборудование для приготовления полнорационных кормовых смесей в республике выпускалось и до развала СССР, — вспоминает Анатолий Федюкович,— но производство этих стационарных кормоцехов было металло- и энергоемким, а использование крайне неэффективным. Заручившись поддержкой наших итальянских коллег из компании Marmix, мы создали и вывели на местный рынок качественно новое оборудование». Это был смелый шаг, поскольку закупки сельхозтехники в странах СНГ в то время резко сократились. Однако новинка от ООО «Запагромаш» пришлась ко двору: в соответствии с заданным рационом "Хозяин" измельчал и смешивал компоненты корма, с помощью электроники контролировал их вес, осуществлял дозированную раздачу полнорационных кормовых смесей. Корма при этом расходовались строго по назначению, что означало 20—30-процентную экономию продукта. Очевидной была и экономия на персонале — все операции с кормораздатчиком способен выполнять один человек. «Хозяин» работал в агрегатной связке с белорусскими тракторами МТЗ-80, МТЗ-82, и в одну смену с его помощью можно было накормить более тысячи животных. Усилия коллектива «Запагромаш» и, в частности, Анатолия Федюковича привели к тому, что техника получила статус приоритетной на госуровне. В России Министерством сельского хозяйства ИСРК-12 «Хозяин» был внесен в государственный реестр техники, поставляемой по федеральным программам лизинговой компании «Росагролизинг». А в Беларуси эта машина была включена не только в программу импортозамещения для поставки в сельскохозяйственные предприятия страны, но и в республиканскую программу Министерства сельского хозяйства и продовольствия по поставкам техники в лизинг на 2005 год. Для ООО «Запагромаш» это открыло новые перспективы работы дома и на зарубежных рынках. Сегодня география поставок белорусских машин для приготовления кормов — от Бреста до Камчатки. За 4 года работы предприятие поставило на белорусский рынок более 350 кормораздатчиков. По оценкам Минсельхозпрода, сегодня «Запагромаш» занимает доминирующую позицию на белорусском рынке — около 60%. Несмотря на то что бизнес компании развивается вполне успешно, на достигнутом руководство ООО «Запагромаш» не останавливается. «Ведь только в Беларуси производством мяса и молока занимаются более двух тыс. сельхозорганизаций, а в Российской Федерации их еще больше — 20 тыс. Это оргомный ненасыщенный рынок», — объясняет Федюкович. Для руководителей хозяйств «Хозяин» стал настоящей находкой. В хозяйствах, где используются «за-пагромашевские» кормораздатчики, надои и привес животных возрастают на 15-30%. «Могу привести такие цифры: экономический эффект от использования «Хозяина» при содержании молочного стада в 500 голов составляет около $20 тыс. в год. Окупаемость агрегата в большинстве случаев составляет менее года», — говорит Федюкович. Особое внимание ООО «Запагромаш» уделяет сервисному обслуживанию, Это очень важный вопрос. Ведь «Хозяин» должен быть готов к работе круглые сутки 365 дней в году. Сотрудники компании готовы выехать для ремонта в любую точку республики. А для техники, поставляемой за рубеж, сервисные центры создаются на местах. Иметь в распоряжении несколько установок «Хозяин» сегодня не отказался бы ни один сельский руководитель, если бы не одна преграда — высокая стоимость этой машины. Однако «Запагромаш» работает над ее снижением. Совсем недавно компания представила на рынке новую модель «Хозяина» — СРК-11В с вертикальным шнеком, которая по цене стала намного доступнее.
«Наши разработки позволяют сделать такое сложное и затратное направление агробизнеса, как животноводство, прибыльным и эффективным,— резюмирует Анатолий Федюкович. — Многие предприниматели давно убедились в том, что «Хозяин» способен помочь развитию их бизнеса».  



  ТАТЬЯНА БЕЛЯЕВА - ДИРЕКТОР ОДО «АГРДРНО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ ДОМ» - ЛАУРЕАТ КОНКУРСА «ЧЕЛОВЕК ДЕЛА-2005» В НОМИНАЦИИ «ЗА САМУЮ ОРИГИНАЛЬНУЮ БИЗНЕС-ИДЕЮ, КОТОРУЮ ВОПЛОТИЛ ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ».


  БЕЛОРУССКИЙ РЫНОК СЕМЯН МОЖНО ОХАРАКТЕРИЗОВАТЬ ДРЕВНЕЙ НАРОДНОЙ МУДРОСТЬЮ - ЧТО ПОСЕЕШЬ, ТО И ПОЖНЕШЬ. УСПЕХ НА НЕМ ПОЛНОСТЬЮ ЗАВИСИТ ОТ ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО ИМИДЖА И КРИСТАЛЬНОЙ ЧЕСТНОСТИ ПРОИЗВОДИТЕЛЯ. ТАК ЧТО СТАТЬ СЕРЬЕЗНЫМ ИГРОКОМ НА НЕМ ДЛЯ НЕБОЛЬШОЙ КОМПАНИИ - ЗАДАЧА НЕПРОСТАЯ. КОМПАНИИ ОДО «АГРАРНО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ ДОМ» УДАЛОСЬ ЗАВОЕВАТЬ СЕРДЦА МНОГИХ САДОВОДОВ И ОГОРОДНИКОВ.


Сама хозяйка «Аграрно-промышленного дома» («АПД») Татьяна Беляева признается, что в жизни ей сказочно повезло. «Это можно сравнить только с историей Золушки, — говорит она. — Больше всего я горжусь тем, что сумела превратить в серьезный бизнес свое давнее увлечение, Я всегда любила поковыряться на грядке, а однажды подумала: почему бы не заняться этим как бизнесом?» Выпускница института народного хозяйства, проработавшая не один год бухгалтером, в 1995 году решилась оставить престижную должность в солидной компании и открыть свое дело. Компания «АПД», которая начиналась с небольшой секции в одном из столичных магазинов, буквально за несколько лет развилась в мощную структуру. Широкий ассортимент семян овощей и цветов — популярных культур и новейших селекционных разработок — заинтересовал белорусских огородников. «Секрет успеха нашей компании прост, — объясняет Беляева. — Выходя на рынок, мы решили ориентироваться на потребителя, который хотел бы вырастить на своем дачном участке не только мешок картошки, но и такие растения, которые радовали бы его взор. И бизнес, что называется, пошел. Ведь кто у нас владельцы загородных участков? В основном это интеллигентные люди».
Первое время «АПД» закупал семена российских производителей, расширяя при этом ассортимент сопутствующих товаров. В Минске Б районе станции метро «Восток» появился первый розничный магазин под названием «Во саду ли в огороде», где помимо сотен видов семян и саженцев дачникам предлагался садовый инструментарий, удобрения и подкормки.
В 2001 году руководство «АПД» решилось коренным образом сменить стратегию компании — из продавца превратиться в производителя. Переход к организации собственного производства был закономерным. В какой-то момент Татьяна Беляева поняла, что проще обеспечить качественное производство собственных семян, чем отвечать перед потребителями за качество чужой продукции. И уже в сезон 2002 года «АПД» дебютировал на отечественном семенном рынке, представив покупателям красочные пакетики европейского образца под собственным брэндом. Сегодня, кстати, ассортиментный ряд семян овощей, цветов и луковичных культур, продаваемых под торговой маркой «АПД», уже составляет около 1,3 тыс. наименований, что очень прилично даже по международным меркам. А число зарубежных поставщиков сырья превысило полтора десятка. Ежегодные обороты компании приблизились к 2 млрд белорусских рублей, а продукцию «АПД» сегодня можно встретить не только в Беларуси, но и далеко за рубежом. Доля экспорта в объемах производства компании составляет 18%, а география поставок настолько обширна, что даже Беляева удивляется: пакетики с семенами от «АПД» продаются по всей России, вплоть до Владивостока. В 2002 году фирма стала одним из членов Ассоциации независимых российских семенных компаний (АНРСК), в которой насчитывается более 20 организаций, работающих в сфере садово-огородного бизнеса. Параллельно с открытием производства «АПД» начал массированную рекламную кампанию. За это время фирма не пропустила ни одной серьезной специализированной выставки. Велась активная работа и с конечным потребителем. Беляева объясняет: «Рынок семян весьма специфичен — репутацию серьезного производителя заработать на нем непросто. Не появились у дачника всходы — и пакетики у «обидевшего» его производителя он никогда больше не купит, да еще и соседям отсоветует. Поэтому во время нашей рекламной кампании мы ставим во главу угла разъяснительную работу: как вырастить хороший урожай, какие новые сорта и гибриды появились у нас и т.д. Огородники ценят добрый совет гораздо больше, чем прямую рекламу».


 

  АЛЕКСАНДР ТРУХАНОВИЧ - ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ООО «МИНДАВГ» - ЛАУРЕАТ КОНКУРСА «ЧЕЛОВЕК ДЕЛА-2005» В НОМИНАЦИИ «ЗА БЕЗУКОРИЗНЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ В НЕПРОСТЫХ РЫНОЧНЫХ СИТУАЦИЯХ».
 
КОМПАНИЯ «МИНДАВГ» - САМЫЙ КРУПНЫЙ В РЕСПУБЛИКЕ ПАССАЖИРСКИЙ АВТОПЕРЕВОЗЧИК И ВЧЕРАШНИЙ КАНДИДАТ В БАНКРОТЫ - ВЫХОДИТ ИЗ КРИЗИСА И ПЕРЕХОДИТ НА КАЧЕСТВЕННО НОВЫЙ УРОВЕНЬ БИЗНЕСА. ВОЗВРАТ ЛИЗИНГОДАТЕЛЮ ОКОЛО ГОДА НАЗАД 200 ЖЕЛТЫХ МАРШРУТОК ПОСТАВИЛ ПРЕДПРИЯТИЕ В ТЯЖЕЛЕЙШИЕ УСЛОВИЯ И ЧУТЬ НЕ СТАЛ КРАХОМ. ОДНАКО В НАЧАЛЕ 2005 ГОДА ФИРМА НАЧАЛА ЗАКУПАТЬ КОМФОРТАБЕЛЬНЫЕ И ВМЕСТИТЕЛЬНЫЕ УКРАИНСКИЕ АВТОБУСЫ А-092 (Е-3) «БОГДАН», КОТОРЫЕ ВЫШЛИ НА МИНСКИЕ УЛИЦЫ. «МИНДАВГ» СТРЕМИТЕЛЬНО ВОЗВРАЩАЕТ УТРАЧЕННЫЕ БЫЛО ПОЗИЦИИ НА РЫНКЕ.


До 1996 года маршруток в Минске не было. Ездившие в советские времена по улицам белорусской столицы «рафики» еще в начале 1990-х оказались нерентабельными, и система маршрутных такси развалилась. А транспортный вопрос, между тем, обострялся с каждым годом. Первым, кто вновь обратил внимание на эту рыночную нишу, был директор ООО «Мин-давг» Александр Труханович. До этого его компания в течение трех лет занималась оптовой поставкой рыбопродукции из дальневосточных регионов России и за сравнительно небольшое время стала лидером в этом направлении. Столичные власти поддержали инициативу предприятия и решением Мингорисполкома «Миндавг» был включен в городскую программу развития пассажирских перевозок. Первые коммерческие маршрутки компании появились на минских улицах в сентябре 1996 года. Парк «Миндавга» состоял из 36 автобусов корейского производства, которые связали центр белорусской столицы с ее спальными районами — Сухарево, Малиновкой, Чижовкой, Кура-совщиной и др. Кстати, минчане поначалу не очень благосклонно приняли новый транспорт, но со временем привыкли, и через год предприятие насчитывало на своем балансе уже 120 микроавтобусов.
Впрочем, как вспоминает Александр Трухапо-вич, начало деятельности компании было не самым лучшим временем. Приходилось накатывать новые маршруты. В течение нескольких месяцев компания и вовсе работала в убыток, обустраивая остановочные пункты и устанавливая дорожные знаки. «Пионеру» рынка маршрутных такси досталась нелегкая задача — «расчищать путь» для своих последователей. А они по мере роста популярности маршруток у пассажиров стали появляться как грибы после дождя.
Труханович умело вел свой бизнес: буквально за 5 —6 лет компания «Миндавг» превратилась в крупнейшего в Беларуси маршрутного перевозчика (около 30% столичного рынка], появились собственная ремонтная база и автостоянки, на компанию работало более 800 квалифицированных сотрудников. На 42 минских маршрутах перевозили пассажиров 256 современных микроавтобусов — Mercedes-Benz Sprinter, Ford Transit и Folkswagen LT-35. Так было до 6 августа 2004 года, который стал «черным днем» в истории «Миндавга».
Предприятие столкнулось с проблемами и вынуждено было возвратить лизингодателю 200 микроавтобусов марки Mercedes Sprinter, что привело к сокращению объема перевозок вчетверо — только на 2 «фольксвагенах caddy» и 54 «фордах». Компания пыталась отстаивать свою правоту. Предприятие многократно проверялось различными государственными органами. Естественно, сложившаяся ситуация откладывала отпечаток на моральный климат в коллективе. Но при этом сотрудники верили, что их руководитель найдет выход из кризиса. И генеральному директору Александру Трухановичу удалось избежать банкротства.
С приобретением под кредит «Технобанка» 45-местных украинских автобусов Черкасского автозавода «Миндавг» вернул утраченные позиции на рынке маршрутных такси. Установив умеренную плату за проезд, компания снова обретает популярность и наращивает объемы перевозок. В настоящий момент в Минске работает 48 «Богданов», но к концу 2005 года их число значительно возрастет.



   ВАЛЕРИЙ БОЙКО -ДИРЕКТОР ООО «НАЛАН» (ОФИЦИАЛЬНЫЙ ДИСТРИБЬЮТОР MERLONI TERMOSANITARI SPA В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ) - ЛАУРЕАТ КОНКУРСА «ЧЕЛОВЕК ДЕЛА-2005» В НОМИНАЦИИ «ЗА ПОДДЕРЖАНИЕ ВЫСОКОГО СТАНДАРТА ЗАРУБЕЖНОЙ МАРКИ НА ОТЕЧЕСТВЕННОМ РЫНКЕ».


РЫНОК ВОДОНАГРЕВАТЕЛЬНЫХ ПРИБОРОВ СЕГОДНЯ НАХОДИТСЯ НА ПОДЪЕМЕ. ПРИ ЭТОМ ЛЬВИНАЯ ДОЛЯ ПРОДАЖ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ПОД БРЭНДОМ ARISTON ПРОИЗВОДСТВА ИЗВЕСТНОГО ИТАЛЬЯНСКОГО КОНЦЕРНА MERLONI TERMOSANITARI. ЭКСКЛЮЗИВНЫМ ДИСТРИБЬЮТОРОМ ЭТОГО ПРЕДПРИЯТИЯ В БЕЛАРУСИ ВЫСТУПАЕТ КОМПАНИЯ 000 «НАЛАН». ЕЕ ДИРЕКТОР ВАЛЕРИЙ БОЙКО В ШУТКУ НАЗЫВАЕТ СВОЮ КОМПАНИЮ «МАЛЕНЬКИМ СЕМЕЙНЫМ БИЗНЕСОМ».

В том, что в нашей небольшой компании 40%  сотрудников носят фамилию Бойко, нет ничего удивительного, — говорит Валерий Аркадьевич. — Во-первых, мне очень нравится работать в связке со своими женой и сыновьями, а во-вторых, семейственноса спустя 5 лет добавила к ним водонагреватели Тегтех концерна Lorenzi Vasco. Фирма постоянно отслеживала рыночные возможности. Плитка и сантехника долгое время казались выгодным товаром, но после того как белорусский завод «Керамин» открыл свои современные линии и параллельно с этим начал активно развиваться челночный бизнес между Беларусью и Польшей, заниматься этим стало невыгодно. Работать на «серый рынок» «Налану», доросшему до уровня серьезной компании, очень не хотелось, и тогда фирма впервые обратила внимание на водонагревательные устройства. Валерий Бойко стал директором «Налана» в 1995 году, как раз в момент диверсификации бизнеса, сменив свою жену, До этого бывший спортсмен-марафонец долгое время работал в исполкоме Октябрьского района города Минска председателем Комитета по физкультуре и спорту, был одним из основателей белорусского биржевого движения. Кстати, «стоять у истоков» для Валерия Бойко — обычное дело: 10 лет назад он выступил инициатором ротарианского движения в Беларуси и по сей день является одним из наиболее активных членов Ротари-клуба. Руководитель «Налана» искал новые возможности для реализации собственного потенциала и расширения своей ниши на белорусском рынке. Валерию Бойко удалось завязать контакты с генеральным офисом Merloni TermoSanitari и лично с Франческо Мерлони, и в марте 2002 года был подписан дист-рибьюторский контракт с мировым лидером в производстве водонагревателей. Первый год «Нэлан» работал с польским офисом компании, а после того как в городе Всеволожске (Ленинградская область] заработала линия по сборке электрических водонагревателей Ariston, компания поддерживает тесные отношения с российскими представителями Merloni TermoSanitari. Руководство итальянского гиганта, который ведет активную работу на рынках Европы, поначалу относилось к своему белорусскому партнеру с изрядной долей скептицизма. Но когда небольшая компания со штатом 12 человек начала показывать рост продаж свыше 50% ежегодно, а по итогам 2004 года и вовсе увеличила объемы вдвое, продав более 16 тыс. водонагревателей, итальянцы признали «Налан» одним из самых упешных партнеров концерна. Компанию наградили дипломом «За продвижение брэнда Ariston» и включили в элитный клуб VlP-партнеров Merloni TermoSanitari. Кстати, сразу после прихода в компанию Валерий Бойко решил развивать свой бизнес не только в белорусской столице. Он разработал сеть продаж, которая базировалась на партнерах в регионах Беларуси. Сегодня водонагреватели Ariston продают более 300 партнеров «Налана», около 80% из них — индивидуальные предприниматели. Среди них немало владельцев крупных торговых точек и собственных торговых сетей («ОМА», «Керамин», «Имэкс»). В основу своих отношений с ними «Налан» положил обязательность и порядочность. Водонагревательные устройства Ariston продаются сегодня более чем в 500 торговых точках, которые расположены во всех без исключения районах республики. Водонагреватели Ariston рассчитаны не только на людей обеспеченных, но и на потребителей со средним уровнем достатка. Как утверждает Бойко, лучшей рекламой для продажи водонагревателей служит «сарафанное радио». «Стоит одному жителю дачного поселка установить у себя Ariston, а его соседям узнать про все удобства, связанные с этими бытовыми устройствами, как их начинают покупать десятками», — говорит он.

 

В выставочном комплексе по адресу г.Минск пр.Победителей, 14 начал работу VII международный форум-конгресс современных технологий в городском благоустройстве и строительстве «Коммунальное хозяйство. Евроремонт. Квартира, коттедж-2006. Экспокамень и керамика. Отопление. Водоснабжение. Сантехника. Кондиционеры. Акваклуб. Бетонэкспо. Озеленение и благоустройство. Организатор форума конгресса - выставочная компания «АСУНТА»,  партнерское предприятие ОО «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей».

Социально-экономическое развитие Чешской Республики в 2005 году характеризуется сохранением более высокой динамики экономического роста на фоне большинства стран-членов Европейского союза.

О ПРИЕМЕ НАЛИЧНЫХ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ ПРИ РЕАЛИЗАЦИИ

ТОВАРОВ (РАБОТ, УСЛУГ) И О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ

ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КАССОВЫХ СУММИРУЮЩИХ АППАРАТОВ И

СПЕЦИАЛЬНЫХ КОМПЬЮТЕРНЫХ СИСТЕМ

 

(в ред. постановлений Совмина, Нацбанка от 14.05.2003 N 632/15;

от 22.10.2003 N 1398/24; от 13.07.2004 N 856/9;

от 04.03.2005 N 241/4; от 27.05.2006 N 670/8;

от 07.02.2007 N 158/2; от 08.07.2009 N 903/11)

Название документа

 

<ПИСЬМО> Главного государственного санитарного врача Республики Беларусь от 15.04.2005 N 10-24/1289

 

"О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГИГИЕНИЧЕСКОЙ РЕГИСТРАЦИИ НЕПРОДОВОЛЬСТВЕННЫХ ТОВАРОВ, РЕАЛИЗУЕМЫХ ИНДИВИДУАЛЬНЫМИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯМИ-ПЛАТЕЛЬЩИКАМИ ЕДИНОГО НАЛОГА НА ВЕЩЕВЫХ РЫНКАХ, ПУНКТАХ ПРОДАЖИ"

 

Источник публикации

 

Документ опубликован не был

 

Примечание к документу

 

 

Текст документа

 

 

ПИСЬМО ГЛАВНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО САНИТАРНОГО ВРАЧА

 

РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

 

15 апреля 2005 г. N 10-24/1289

 

 

О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГИГИЕНИЧЕСКОЙ РЕГИСТРАЦИИ

 

НЕПРОДОВОЛЬСТВЕННЫХ ТОВАРОВ, РЕАЛИЗУЕМЫХ ИНДИВИДУАЛЬНЫМИ

 

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯМИ - ПЛАТЕЛЬЩИКАМИ ЕДИНОГО НАЛОГА

 

НА ВЕЩЕВЫХ РЫНКАХ, ПУНКТАХ ПРОДАЖИ

 

 

Во исполнение поручений Президента Республики Беларусь, данных на встрече с индивидуальными предпринимателями 10 марта 2005 года, в целях совершенствования государственной гигиенической регламентации и регистрации непродовольственных товаров, реализуемых индивидуальными предпринимателями - плательщиками единого налога на вещевых рынках и в пунктах продажи, информирую, что при проведении государственной гигиенической регистрации непродовольственных товаров, реализуемых индивидуальными предпринимателями - плательщиками единого налога на рынках и в пунктах продажи, необходимо руководствоваться Положением, утвержденным постановлением Главного государственного санитарного врача Республики Беларусь от 13 ноября 2000 г. N 54, постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 8 октября 2003 г. N 44 "Об утверждении перечня химических и биологических веществ, материалов и изделий из них, продукции производственно-технического назначения, товаров для личных (бытовых) нужд, продовольственного сырья и пищевых продуктов, а также материалов и изделий, применяемых для производства, упаковки, хранения, транспортировки, продажи, иных способов отчуждения продовольственного сырья и пищевых продуктов и их использования, подлежащих государственной гигиенической регламентации и регистрации", Инструкцией по ведению Государственного гигиенического регистра Республики Беларусь и оформлению удостоверений о государственной гигиенической регистрации, утвержденной Главным государственным санитарным врачом Республики Беларусь от 25 июля 2003 года.

 

При этом, в обязательном порядке, для проведения государственной гигиенической регламентации и регистрации к заявлению прилагаются следующие документы:

 

1. перечень товаров, заявленных на государственную гигиеническую регистрацию, с указанием по каждому наименованию изготовителя (фирма, страна), маркировки и других идентифицирующих товар признаков, его количество;

 

2. копия свидетельства индивидуального предпринимателя (оригинал предъявляется для сверки);

 

3. один из документов, подтверждающих поставку (приобретение, ввоз в республику для дальнейшей реализации) данных товаров: договор купли-продажи у иностранного лица; накладные; таможенные декларации с указанием продавца (иностранного лица); товарно-транспортные накладные (ТТН-1) с актом закупки; таможенная декларация или иной документ в соответствии с законодательством.

 

В случае отсутствия у индивидуального предпринимателя указанных в настоящем пункте документов проводится идентификация заявленной продукции с наличием таковой фактически, что отражается в акте отбора (включая идентификацию) или в акте идентификации продукции;

 

4. информацию о товаре, предусмотренную законодательством Республики Беларусь (Закон Республики Беларусь "О защите прав потребителей", СТБ 1400-2003) на белорусском или русском языке, указанную в документации, прилагаемой к товару, а также документы, подтверждающие качество и безопасность продукции (при их наличии).

 

Направление на отбор образцов и проведение лабораторных исследований, удостоверение о государственной гигиенической регистрации выдаются на каждого заявителя (индивидуального предпринимателя). Отбор образцов для лабораторных исследований следует проводить руководствуясь требованиями Положения, утвержденного постановлением Главного государственного санитарного врача Республики Беларусь от 13 ноября 2000 г. N 54, при этом допускается проводить отбор типовых образцов идентичной продукции от нескольких заявителей. При проведении лабораторных исследований следует руководствоваться "Временными методическими указаниями по токсиколого-гигиенической оценке безопасности мелких партий одежды, обуви и постельного белья, матрацов Владммир, ввезенных частными предпринимателями" N 11-10-2-98, утвержденными Главным государственным санитарным врачом Республики Беларусь от 2 марта 1998 года.

 

В случае отсутствия на товаре (или в сопроводительной документации на него) информации о производителе товара, рекомендаций по эксплуатации и других требований согласно законодательству Республики Беларусь (ст. 5 Закона Республики Беларусь "О защите прав потребителей") индивидуальный предприниматель - продавец товара обязан предоставить потребителю предусмотренную законодательством информацию о товаре с указанием даты маркировки, юридического адреса продавца или его места аренды для продажи согласно лицензии (на ярлыке, штрих этикетки, потребительской упаковке и т.д.).

 

Идентификация товара в удостоверении о государственной гигиенической регистрации подтверждается одним из следующих способов:

 

указанием наименования товара, маркировки товара, а в графе "изготовитель" - фирмы, страны;

 

указанием наименования товара, состава материалов, использованных в изготовлении изделия, а в графе "изготовитель" - фирмы, страны;

 

указанием наименования товара, сведения о том, что товар промаркирован продавцом согласно вышеуказанным требованиям (образец этикетки представляется заявителем и хранится в "деле"). В этом случае удостоверение о государственной гигиенической регистрации выдается на промаркированную продавцом партию, что подтверждается при отборе образцов и идентификации товара.

 

Удостоверение о государственной гигиенической регистрации оформляется в соответствии с Инструкцией по ведению Государственного гигиенического регистра Республики Беларусь и оформлению удостоверений о государственной гигиенической регистрации, утвержденной Главным государственным санитарным врачом Республики Беларусь от 25 июля 2003 года, со сроком действия 1 год.

 

Продление действия государственной гигиенической регистрации продукции при наличии у индивидуального предпринимателя нереализованного товара по ранее выданным удостоверениям осуществляется по акту идентификации товара.

 

Инструктивное письмо Главного государственного санитарного врача Республики Беларусь от 28 января 2005 года N 10-24/328 "О государственной гигиенической регистрации непродовольственных товаров, реализуемых индивидуальными предпринимателями - плательщиками единого налога на вещевых рынках, пунктах продажи" считать утратившим силу.

 

Руководителям подведомственных организаций здравоохранения, которым предоставлены полномочия по осуществлению государственной гигиенической регламентации и регистрации продукции, в целях оперативного решения вопросов по государственной гигиенической регистрации продукции осуществлять сотрудничество с центрами поддержки предпринимательства в регионах республики.

 

 

Заместитель Министра -

 

Главный государственный

 

санитарный врач Республики Беларусь                            М.И.РИМЖА

По инициативе Общественного объединения «Минский столичный Союз предпринимателей и работодателей» состоялось шестое селекторное совещание руководителей региональных бизнес-ассоциаций, посвященное итогам месячника «Предприниматели – против взяток и поборов». Приветствуя участников, Председатель ОО «Минский столичный Союз предпринимателей и работодателей» Владимир Николаевич Карягин сообщил, что сегодня, накануне совещания, во время телефонных переговоров с заместителем Генерального прокурора Республики Беларусь Борисом Казимировичем Тарлецким, получена информация о ходе специального антикоррупционного заседания, состоявшегося в Прокуратуре РБ 28 февраля.