Проекты

Основные разделы сайта

Штрафы как основа конкуренции

 Либерализация в сфере ценообразования в сочетании с бурным ростом инфляции в текущем году заставляет обратить особое внимание на проблемы монополизма и слабости конкурентной среды. Эти факторы играют значительную роль в борьбе с ростом цен и развитием бизнеса в республике. Однако проект указа Президента «О некоторых мерах по усилению государственного антимонопольного регулирования и контроля» предусматривает только ряд новых административных санкций и расширение прав контролирующих органов. Поможет ли это сдерживанию проявлений монополизма и недобросовестной конкуренции, установлению справедливых цен и компенсации ущерба, нанесенного потребителям, конкурентам и экономике страны?

Источник: http://neg.by 

 Либерализация в сфере ценообразования в сочетании с бурным ростом инфляции в текущем году заставляет обратить особое внимание на проблемы монополизма и слабости конкурентной среды. Эти факторы играют значительную роль в борьбе с ростом цен и развитием бизнеса в республике. Однако проект указа Президента «О некоторых мерах по усилению государственного антимонопольного регулирования и контроля» предусматривает только ряд новых административных санкций и расширение прав контролирующих органов. Поможет ли это сдерживанию проявлений монополизма и недобросовестной конкуренции, установлению справедливых цен и компенсации ущерба, нанесенного потребителям, конкурентам и экономике страны?

 

Согласно проекту совершение юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, занимающими доминирующее положение на товарных рынках, деяния, признанного злоупотреблением этим положением в соответствии с антимонопольным законодательством, повлечет наложение штрафа на должностное лицо в размере от 20 до 100 базовых величин, на ИП — от 100 до 200, на юридическое лицо — до 10% суммы выручки от реализации товара (работы, услуги), на товарном рынке которого совершено правонарушение, но не менее 500 БВ. Аналогичные штрафы грозят за создание и вступление в объединения, договоренность осуществлять или осуществление других видов координированной деятельности, ограничивающих конкуренцию и запрещенных антимонопольным законодательством. Кроме того, штраф от 20 до 100 БВ предусматривается за совершение должностным лицом государственного или иного органа управления деяния, нарушающего антимонопольное законодательство, а за совершение действий, признанных в установленном порядке недобросовестной конкуренцией, — от 100 до 200 БВ и до 10% суммы выручки от реализации товара (работы, услуги), на товарном рынке которого совершено правонарушение, но не менее 200 БВ — на юрлицо.

 

Протоколы за перечисленные нарушения будут составлять уполномоченные должностные лица органов Комитета госконтроля, Департамента ценовой политики Минэкономики, облисполкомов и Мингорисполкома, а рассматривать дела о данных правонарушениях — названные органы и хозяйственные суды. Чтобы оперативно выявлять и пресекать нарушения антимонопольного законодательства, уполномоченные госорганы (их должностные лица) смогут назначать проверки, в т.ч. внеплановые, независимо от наличия оснований, предусмотренных законодательными актами о контрольной (надзорной) деятельности, и без включения этих проверок в координационные планы.

 

Проект указа рассматривается как один из шагов по совершенствованию государственной конкурентной и антимонопольной политики. По мнению разработчиков проекта, одна из главных проблем в этой области — отсутствие эффективной комплексной системы мер административной ответственности за нарушения антимонопольного законодательства. Действительно, сегодня в республике нет прямых санкций для должностных лиц органов управления за подобные нарушения. Между тем правоприменительная практика показывает, что более половины нарушений совершается органами госуправления и местными властями, а также хозяйствующими субъектами в части недобросовестной конкуренции. Экономическая ответственность за нарушения антимонопольного законодательства практически отсутствует, тогда как, к примеру, в большинстве стран ЕС штраф за такие проступки доходит до 10% от общего годового оборота компании. У нас же штрафы, согласно ст. 11.24 и ст. 11.25 КоАП, составляют от 20 до 50 БВ и мало кого пугают, а за ряд нарушений, как, например, при установлении факта ограничения межобластных поставок местными чиновниками, наказать вообще невозможно, поскольку в нашем КоАП нет соответствующих норм административной ответственности, подобных ст. 14.9 КоАП РФ.

 

Принятие новой редакции антимонопольного закона и создание независимого антимонопольного органа планируется лишь в отдаленном будущем — к концу 2012 г. Но пока в республике нет оперативного механизма выявления фактов злоупотребления доминирующим положением, картельных сговоров, без которого либерализация ценообразования может привести (и уже привела) к весьма негативным последствиям, включая рост цен.

 

Главная проблема, которую необходимо решить, — это общее улучшение конкурентной среды за счет сокращения необоснованных внутренних и внешнеторговых барьеров, создания механизмов предотвращения избыточного регулирования, развития транспортной, информационной, финансовой, энергетической инфраструктуры и обеспечения ее равной доступности для участников рынка. Если в республике появится реальная экономическая основа конкуренции, тогда сработают и меры по ее защите от антиконкурентных действий органов власти и хозяйствующих субъектов посредством совершенствования антимонопольного регулирования. Поэтому никакие проверки и санкции не помогут, пока есть монополизм, порожденный избытком государственной собственности и регулирования.

 

Потенциальной угрозой для конкуренции является деятельность государственных структур в сферах, где есть условия конкуренции с другими хозяйствующими субъектами. Деятельность госмонополий в силу их особого статуса и возможностей использования административного и политического ресурса должна быть максимально прозрачна и по возможности ограничена. При развитой конкурентной среде даже единственный предприниматель на рынке вынужден учитывать при осуществлении ценовой и иной политики появление возможных конкурентов. Сокращение перечня лицензируемых видов деятельности, упрощение порядка регистрации юрлиц и предпринимателей, сокращение перечня товаров, подлежащих обязательной сертификации, — мощные инструменты борьбы с монополизмом. Некоторые шаги в этом направлении уже сделаны, но работа еще далека от завершения. Во многих сферах сохраняются ограничения входа новых участников на рынки в виде необоснованных разрешений, обязательных процедур и требований. Не полностью разграничены функции некоторых госструктур, осуществляющих контроль и надзор той самой деятельности, которой занимаются они сами или подведомственные им предприятия, а иные имеют возможность навязывать платные услуги с использованием административного ресурса. Есть необходимость усовершенствовать процедуры распределения государством ограниченных ресурсов и отдельных прав, в т.ч. на землю.

Отдельные требования, не представляющие большой значимости с точки зрения качества или безопасности товаров и услуг, могут быть запретительно высокими для одних предприятий и выгодны их конкурентам. Конкурентная среда в республике сегодня не защищена от появления новых административных барьеров, которые рождаются за закрытыми дверями чиновничьих кабинетов.

 

В случае неразвитости конкурентной среды у хозяйствующих субъектов появляются возможность и стимулы к сознательному, устойчивому и значимому ограничению производства и торговли. Обычно эта возможность тем больше, чем больше концентрация на данном рынке. А самая высокая концентрация — госсобственности. Трудно представить, как госорганы будут ограничивать и штрафовать госмонополистов, в любой момент готовых прикрыться щитом «высших государственных интересов». Так что без приватизации и реструктуризации ряда организаций, в т.ч. именуемых «естественными» монополиями защитные меры не дадут желаемого результата. Антимонопольным органом придется уделить особое внимание разъяснению целей и задач конкурентной политики, норм антимонопольного законодательства, сути запретов и последствий их нарушений. Это возможно, если все нормативные правовые акты будут подчинены цели развития конкуренции как основы рыночной экономики. А она несовместима, например, с планами создания конгломератов, объединяющих всех производителей в той или иной отрасли и их смежников. К тому же у монополистов достаточно способов повышать цены, не выходя за рамки заданного уровня рентабельности, а участники картельных соглашений не объявляют о них в СМИ. Высокая латентность антимонопольных нарушений требует специальных методов их выявления.

 

Поэтому для становления конкурентной среды необходим пересмотр антимонопольного законодательства, ликвидация лазеек для его обхода, уточнение понятий и ситуаций, за которые будут налагаться штрафы. Так, связь между размером рыночной доли и конкуренцией далеко не всегда является безусловной, а вывод о наличии либо отсутствии доминирующего положения компании, сделанный исключительно на основании показателя концентрации, может не соответствовать ситуации на рынке. При этом определение коллективного доминирования исключительно путем оценки размера рыночных долей хозяйствующих субъектов, без анализа их поведения на рынке, позволяет считать доминирующими компании, в реальности, действующие независимо друг от друга. Квалификация антиконкурентных соглашений и согласованных действий может осуществляться по формальным признакам, без учета оценки долей хозяйствующих субъектов, их рыночной силы и реальной возможности посредством согласованных действий ограничивать конкуренцию на рынке. Поэтому в большинстве стран мира, в т.ч. США и ЕС, применяется поведенческий подход — исходя из определения возможности компании влиять на рынок по результатам анализа множества факторов.

 

Кстати, расходы на уплату штрафа, налагаемого в процентах от выручки, в конечном итоге будут компенсироваться потребителями товаров и услуг монополии за счет цены (тарифа) — или в виде сокращения инвестиций, финансируемых из прибыли, либо искусственного завышения остальных расходов.

 

Впрочем, стоит ли копья ломать? Проект уже согласован с Минюстом, органами судебной власти, Комитетом госконтроля и поддержан Совмином. Бизнес-союзам остается лишь согласиться с очередной данностью …

 

Леонид Фридкин

 

Сопредседатель Республиканской конфедерации предпринимательства Виктор МАРГЕЛОВ:

— Если к монополистам применят усовершенствованное административное воздействие, то это будет огромный прорыв в нашем законодательстве, потому что раньше можно было говорить только о каких-то воспитательных мерах. В лучшем случае к монополистам обращались ответственные работники облисполкомов с просьбами. Меры ответственности, заложенные в проекте соответствующего указа, нам представляются достаточными, но надо посмотреть, какой будет практика применения этого нормативного акта после его утверждения.

 

Нас не устраивает, что, к сожалению, пока антимонопольным органам не планируется предоставить достаточную независимость. В большинстве случаев разбирательство по антимонопольным претензиям проводят департаменты ценовой политики облисполкомов и Мингорисполкома. И даже если обращение поступает в Минэкономики, его чаще всего спускают на местный уровень. Следует учитывать, что зачастую проявление монополизма и недобросовестной конкуренции происходит как минимум с ведома руководства области, а то и по ее прямому указанию. Как сотрудники местных антимонопольных структур смогут идти против собственного начальства? Решения будут приниматься только в той мере, насколько они не противоречат интересам органа, который создает недобросовестную конкуренцию.

 

Мы будем продолжать настаивать на том, чтобы антимонопольный орган был выведен из подчинения местных властей и на первом этапе хотя бы перешел в «вертикальное подчинение» Минэкономики. А вообще надо выводить его и из подчинения этого министерства и Совмина. Федеральная антимонопольная служба России не подчиняется ни правительству, ни органам местной власти этой страны. Может быть, поэтому там в год рассматривается более 6 тыс. дел? Их регулятор имеет возможность принимать взвешенные решения.

Есть у нас и опасение, что с изменением антимонопольного законодательства у номенклатуры появится еще один инструмент для подавления тех или иных частных компаний.

 

Источник: http://neg.by