Проекты

Основные разделы сайта

«Президент не привык работать вхолостую»

http://www.belgazeta.by/ru/2013_03_04/topic_week/26017/

Максим Иващенко
Об общей атмосфере и кулуарных подробностях заседания Совета по развитию предпринимательства в РБ с участием главы государства корреспонденту «БелГазеты» рассказал председатель союза юридических лиц «Республиканская конфедерация предпринимательства» Виктор МАРГЕЛОВ.
 

- Какими результатами деятельности Совета по развитию предпринимательства вы можете гордиться?
- Все 10 лет своего существования Совет играл важную роль - но, может быть, не такую важную, какую мог бы играть. Президент, в общем-то, это и отметил: проводилась большая работа, но она не была той, которую он ожидал увидеть. Советом обрабатывались законодательно-нормативные акты, присылались заключения делового сообщества; проводились исследования, встречи, круглые и квадратные столы; решались конфликтные вопросы.
Самое главное, чего Совет не сделал - он не обеспечил предоставление президенту без посредников реальной картины того, что происходит в бизнесе. На то были как объективные, так и субъективные причины. Во-первых, Владимир Зиновский [экс-председатель Совета по развитию предпринимательства в РБ, министр статистики. - «БелГазета»] все-таки не обладал возможностью ходить к президенту раз в квартал. Во-вторых, когда председатель Совета - чиновник, он знает не только истинную картину, но и то, как эту картину преподать, чтобы не обидеть других чиновников. Даже если какие-то доклады и были, кое-что все равно не докладывалось. Сейчас же президент ставит вопрос так: ему нужны все мнения, а особенно его интересуют альтернативные точки зрения.
- Оценка деятельности Совета президентом была для вас ожидаемой? Что вызвало его наибольшее возмущение?
- Я присутствовал на заседании от начала и до конца: заседание было вполне уравновешенным, президент провел его вполне добросовестно. Из тех вопросов, которые конкретно ему ставились, он разобрал все.
В целом оценка президента не была гневной или возмущенной - она была достаточно ровной, с отдельными, достаточно острыми фразами и предложениями, которые почему-то и подхватили СМИ (в т.ч., как ни странно, и государственные). Особенно пресса зацепилась за упомянутую президентом «пятую колонну» - как будто мы всё совещание обсуждали, кто кому деньги дает, а кто - не дает! Вопросу о «пятой колонне» президент посвятил ровно 5 секунд, сказал об этом между делом.
- Кстати, а насколько распространена практика финансирования белорусским бизнесом оппозиции?
- Наш бизнес в отношениях с оппозицией крайне консервативен. Соответственно, встречную «любовь» наш бизнес получает и со стороны оппозиции: она считает его продажным, шкурным и т.д. Говорить сегодня о широкомасштабном финансировании со стороны бизнеса оппозиции не приходится. Есть отдельные случаи мелких ИП, не скрывающих своей политической позиции, но я не знаю ни одного случая, чтобы оппозицию финансировали предприятия.
Фраза президента о недопустимости финансирования белорусским бизнесом оппозиции носила упреждающий характер и была адресована не столько широким бизнес-слоям, сколько тем богатым людям, которые сидели в зале - они действительно обладают большими ресурсами и, соответственно, возможностью профинансировать некие изменения во власти.
- Какова была общая повестка дня заседания?
- Заседание было полностью посвящено работе Совета. Президент достаточно добросовестно уложился в регламент начальной повестки дня: он рассказал о том, в чем он недоволен Советом, что хочет видеть от него в ближайшее время. Пять своих минут он честно отговорил, потом пошли доклады - Петра Прокоповича, зампредседателя Совета Сергея Новицкого, Валентина Бойко [председатель общего собрания участников СООО «Конте Спа». - «БелГазета»].
Прокопович выступил довольно мягко, обосновав свою позицию так: работа над правовым полем для бизнеса в основном завершена или завершается - теперь надо думать над развитием бизнеса, в чем он и видит роль Совета. Новицкий поддержал этот тезис, развив его: акцент надо сделать на производственном предпринимательстве, для чего следует развивать крупные предприятия и субконтрактацию с предприятиями малого бизнеса; перспективным может оказаться создание в этих структурах холдингов с участием малых предприятий.
Прокопович с Новицким практически всё сказали, обсуждать ничего из выступлений не требовалось: их позиция была понятна. Но президент работать вхолостую не привык, он заметил: «Я даже не узнаю вас, Пётр Петрович. Как ваше выступление воспринимать? Вы, обычно такой генератор критических замечаний, сегодня их почти не ставите... Хорошо, давай обсуждать дальше». По сути дела, на этом фоне и пошло обсуждение того, как, на взгляд президента, бизнес долго копается на месте. Если были бы какие-то конкретные предложения, зацепились бы за них - пошла бы конкретика. Но так тема была общая, Прокопович с Новицким ставили общие вопросы - президент общую тему и повел.
- Руководитель «Конте Спа» Валентин Бойко заявил на заседании, что в Беларуси есть все условия для развития бизнеса и возможность быть конкурентным в рыночных условиях. В то же время бизнес-сообщество ежегодно предоставляет правительству документ «Национальная платформа бизнеса», где бизнес-климат в республике оценивается негативно. Чья точка зрения ближе лично вам?
- Мы ежеквартально проводим измерение индекса делового оптимизма: даже по отношению к прошлому индексу, весьма негативному, есть все основания считать, что свежий индекс делового оптимизма будет еще ниже. Малый и средний бизнес (особенно в производственной и строительной сфере) значительно снижает оценки ожиданий перспектив своей деятельности. Но у крупного бизнеса индекс ожиданий лучше - видимо, у нас действительно разные проблемы. Это естественно: то, что у малого бизнеса является проблемой, у большого бизнеса проблемы может не вызывать.
Для малого бизнеса, по сути, любая административная процедура - проблема: это требует большие, по меркам малого бизнеса, деньги. Для большого бизнеса пройти эту процедуру может стоить копейки - тем более что не слишком уж часто он разворачивает свои предприятия по разным направлениям деятельности.
Я придерживаюсь следующей точки зрения: сказать, что все у нас сделано - нельзя, жизнь течет, и законодательство никогда не будет полностью соответствовать реалиям, но к этому нормально и спокойно надо относиться, делать все вовремя, отвечая на вызовы времени.
- Какова сейчас ситуация взаимоотношений бизнеса с контрольными и правоохранительными органами? Можно ли говорить о том, что наш бизнес «закошмарен» проверками?
- Сегодня мы нашли компромисс, который в наибольшей степени устраивает и бизнес, и власть в вопросе ведения контрольно-надзорной деятельности. Этот компромисс беспрецедентен. Когда наши налоговики ездят за границу и рассказывают, как они ходят на плановые проверки (за две недели бумагу пишут, за полгода - на сайте вывешивают), там все в шоке. Нигде, даже у наших самых демократических соседей, такого не делают: там нормальное явление, когда крупное предприятие могут проверять и три года. У нас же, даже на самых крупных предприятиях, редко кто продлевает проверку больше месяца.
Общее количество проверок, за исключением санитарных органов, у нас действительно значительно сократилось. Куда более актуальным стал вопрос размеров штрафов по результатам проверок. Наши контрольные органы и не скрывают: при сокращении количества проверок сумма собираемых штрафов довольно бодро растет. Несоответствие наших штрафов степени тяжести нарушений, их общественной опасности, равно как и слабой связи штрафов с нашими зарплатами - это огромная проблема, бизнес ее поднимает уже четвертый год, если не больше.
- На заседании Совета президент в очередной раз дал отмашку на проведение приватизации: «Приходите, проходите через все бюрократические процедуры, платите высокую рыночную цену - и получайте». Как, по-вашему, будет идти приватизация «по-белорусски»?
- Насчет приватизации президент сказал скорее «нет», нежели «да». Правительством формировались некие модели, подходы и схемы: продать убыточные предприятия (мелкие, в первую очередь), отдать в доверительное управление предприятия, имеющие в перспективе повышение общей выработки до европейского уровня. Эти направления были в «Плане развития малого и среднего предпринимательства до 2015г.» (он сейчас будет приниматься правительством и станет серьезной дорожной картой, второй волной директивы N4), но после слов президента они исчезли. А президент сказал: «Перестаньте мне вести разговоры о приватизации - мол, мы ничего нигде не продаем. Я возвращаюсь к позиции, что мы продать готовы всё, но дорого».
Как-то не складывается у нас эта приватизация. Многим предпринимателям не нравится, как она проходит: пять заводов в Дражне пытались отдать в доверительное управление, «Луч» пытаются забрать через блокирующий пакет акций. Это не то, чего бизнес добивался.
- Кстати, а почему на совещании так и не была поднята проблема защиты прав собственности в контексте недавних примеров национализации ОАО - «Коммунарка», «Спартак», «Сукно», «Луч»?
- Теперь этот вопрос будет висеть многие годы: есть в нашей стране право собственности или его нет? На совещании о многом не шла речь - регламент был один час, совещание продлилось более 1,5 часов. Поднять именно этот вопрос, насколько я понимаю, просто не было времени - вопросов, которые хотелось бы рассмотреть, тьма! Но, как говорится, слона нужно есть по частям: что удалось поднять, то и удалось.
- Малый и средний бизнес страны боится остаться не у дел после проводимого номенклатурного передела собственности. Что вы предлагаете предпринять, чтобы белорусский малый бизнес был в приватизационной игре?
- Сегодня надо честно признать: малый бизнес здесь - не игрок. Наш малый бизнес, развивавшийся своим трудом, лишен денег, необходимых для получения результата в приватизационном процессе: купить нужно дорого, вложить - много. Сегодня доступа к длинным дешевым деньгам у малого бизнеса нет.
У нас есть большая плеяда талантливейших директоров, с нуля построивших хороший бизнес, - они могли бы управлять и нашими довольно крупными предприятиями. Доверительное управление либо некие формы концессии могли бы дать результат, но сегодня начинают с очень крупных предпринимателей - и то, пока еще им в доверительное управление ничего не отдали. А вот малый бизнес сегодня мог бы сыграть на выкупе арендованных и развитии своих производств на базе этих площадей. Этот вопрос обсуждался на Совете - президент здесь полностью поддержал малый бизнес: арендованное должно быть продано.
- Прошло более двух лет после принятия директивы N4 - сегодня очевидно, что основные ее положения номенклатура торпедировала. Что, по-вашему, должен сделать президент, чтобы повысить исполнительную дисциплину?
- Президент сам поднял этот вопрос. Он сказал: «Я знаю, что директива в полном объеме не выполнена - ну чего этот вопрос обсуждать? Надо выполнять! Какие тут еще могут быть обсуждения? Я требую выполнения директивы N4». Это была установка. Президент - «системщик», даже при огромном желании он не может заниматься отдельно взятым нормативным актом. Если он начнет им заниматься - конец стране. Президент может только грамотно расставлять кадры и делать акценты в направлении генеральной деятельности республики. Акцент на проблеме реализации директивы N4 был сделан - достаточный для того, чтобы те, кто должен ее выполнять, начали ее выполнять.