Проекты

Основные разделы сайта

Виктор МАРГЕЛОВ: «Получить кредит в банках сложно даже под 25% годовых. Такой кредит реален только для спекулятивных сделок»

Общее состояние белорусского бизнеса, особенно в последние полгода, можно назвать «в лучшем случае стагнирующим», отметил в комментарии для Naviny.by  сопредседатель, директор Минского столичного союза предпринимателей и работодателей Виктор Маргелов.

 

 

Поправки в Налоговый кодекс — бомба под ипэшников

Наталья Короткая Naviny.byAugust 02, 2021

В бизнес-среде опасаются, что с нового года индивидуальных предпринимателей ждут серьезные ухудшения работы.

Малый бизнес в Беларуси переживает серьезный кризис. За полгода число его активных субъектов сократилось более чем на 4 тысячи, прекращена деятельность 12 860 индивидуальных предпринимателей. Взаимодействие между бизнесом и властью свелось к нулю с подачи чиновников. На этом фоне правительство готовит новый Налоговый кодекс, от которого бизнес-круги не ждут ничего хорошего.

По данным Белстата, на 1 июля в стране работало 142,7 тыс. юридических лиц и 274,3 тыс. индивидуальных предпринимателей (ИП). С начала 2021 года количество юрлиц уменьшилось на 0,4%, в то время как ИП стало больше на 1,3%.

Пытаясь оптимизироваться, бизнес мельчает

Впрочем, по оценке экспертов, рост количества ИП вовсе не говорит о хорошем деловом климате в стране — бизнес не развивается, он просто перетекает из более крупных организационных форм юрлиц в мелкое индивидуальное предпринимательство.

Кроме того, индивидуальных предпринимателей стало больше во многом из-за отсутствия работы в госсекторе — люди вынуждены регистрировать ИП, чтобы кормить себя и семью. Особенно остро проблема занятости стоит в регионах, там для многих предпринимательство является единственной возможностью как-то существовать.

Общее состояние белорусского бизнеса, особенно в последние полгода, можно назвать «в лучшем случае стагнирующим», отметил в комментарии для Naviny.by  сопредседатель, директор Минского столичного союза предпринимателей и работодателей (МССПР) Виктор Маргелов.

«Бизнес мельчает. Начиная с этого года, у нас уменьшение количества по всем фронтам», — говорит он.

Среди важнейших причин директор бизнес-союза назвал сокращение внутреннего спроса и соответственно товарооборота, снижение уровня жизни населения, отсутствие доступа к нормальному кредитованию.

«Банки держат железной рукой денежную массу, получить кредит сложно даже под 25% годовых. Это не для честного бизнеса — такой кредит реален только для очень спекулятивных сделок», — отметил Маргелов.

По его словам, происходит оптимизация малого бизнеса. Чтобы выжить, предприниматели вынуждены искать возможности сэкономить, поэтому закрывают микропредприятия и регистрируются ИП.

На ситуацию повлиял и коронавирус, который нанес большой удар по туризму, сфере услуг, общепиту, гостиничному бизнесу.

Кроме того, на потребительском рынке продолжается процесс монополизации торговли, что определенным образом способствует ухудшению условий для мелкого бизнеса, говорит директор бизнес-союза.

То тут, то там звучат тревожные звоночки по поводу получения платежей из-за рубежа. Правда, добавил Маргелов, эта проблема, которая появилась после введения европейских санкций, наблюдается в основном у среднего бизнеса и еще «не накопила критическую массу».

Сколько денег приносит бюджету «предпринимательский офшор»

В условиях дефицита бюджета белорусские власти ищут дополнительные источники пополнения казны, в том числе за счет ужесточения налогов для бизнеса.

Так происходит регулярно. При этом предприниматели постоянно слышат в свой адрес пренебрежительные, а порой и оскорбительные высказывания.

22 июля на совещании с правительством Александр Лукашенко в очередной раз потребовал навести порядок с индивидуальными предпринимателями.

«У нас скоро будет индивидуальных предпринимателей 12 миллионов! У нас народа столько нет! Мы создали колоссальный офшор, где люди ничего не платят, а уже все индивидуальные предприниматели — от журналистов (примеров море) до чиновников», — заявил Лукашенко.

Опуская «неточность» по поводу количества ИП (12 млн в стране с численностью населения в 9,3 млн), следует отметить, что вклад в экономику тех же ипэшников не такой уж и малый — например, за 2020 год они уплатили в бюджет 628 млн рублей, а доля ИП в ВВП составила 3,1%. Доля субъектов малого и среднего предпринимательства и вовсе составляет более четверти ВВП — 26,4% (малого бизнеса — 16%, среднего — 7,3%).

Выручка от реализации продукции и услуг субъектов малого и среднего предпринимательства в прошлом году составила 158 млрд рублей — это 42,2% от общего объема.

По мнению Виктора Маргелова, постоянная ревизия деятельности и запугивание предпринимателей новыми налогами только усиливает негативные тенденции по постепенному сворачиванию деловой активности в стране.

«Ухудшение работы индивидуальных предпринимателей на самом деле больной вопрос, этот процесс сильно сдерживает развитие предпринимательства в нашей стране», — говорит он.

«Есть серьезное опасение, что бизнесы будут ломаться через колено»

В то же время Маргелов согласился с тем, что общая модель предпринимательства требует совершенствования и ее необходимо пересматривать.

«Например, парикмахер в нашей стране может быть и самозанятым, и ИП, и работать в рамках юридического лица типа ООО — а это совершенно разные формы налогообложения и государственного урегулирования. Или тот же специалист по отделке квартир: он берет за три копейки патент и по несколько тысяч долларов в месяц зарабатывает. Понятно, что, оставив все в прежнем виде, мы создаем недобросовестную конкуренцию, которую отмечают одни участники рынка по отношению к другим. Да, есть вопросы, но их надо решать только совместно с бизнесом», — подчеркнул руководитель союза.

Самой большой проблемой он считает то, что подготовкой всех предложений, касающихся работы и налогообложения предпринимателей, занимаются исключительно чиновники.

«Сейчас готовятся изменения в Налоговый кодекс и ряд других нормативных актов, и так как чиновники не знают специфику, есть серьезное опасение, что эти бизнесы будут ломаться через колено», — предположил Маргелов.

В качестве примера он привел предложение Комитета госконтроля ввести 13-процентный сбор в бюджет с ИП за снятие наличных со своих счетов сверх установленного лимита. В марте Нацбанк не поддержал эту инициативу, но не факт, что чиновники к ней не вернутся и не введут налог с нового года.

«Это приведет к серьезным обвалам на этом рынке, и надеяться на то, что ипэшники перейдут в микропредприятия, я бы не стал — в лучшем случае 10% поменяют по этой причине форму собственности. На самом деле это бомба, которая закладывается под индивидуальных предпринимателей», — сказал директор бизнес-союза.

В то же время он убежден: «Проблема решаемая, но исключительно в сотрудничестве с бизнес-сообществом».

Контакт власти с бизнес-сообществом утерян

По словам Маргелова, белорусские бизнес-ассоциации неоднократно просили чиновников приглашать их на обсуждение новых условий работы для бизнеса.

«Нам обещали, но дальше этого дело не продвигается, а время уходит. Традиционно конец августа — время формирования Налогового кодекса. После этого там только чистятся запятые и производятся согласования, — отметил он. — Судя по всему, работа уже сделана, и результат этой работы для ИП будет плохим. Причем, думаю, что достаточно серьезные ухудшения ждут ипэшников уже с 2022 года, а не с 2023-го, как обещал министр по налогам и сборам».

Большое опасение вызывает также уровень взаимодействия органов госуправления с бизнес-союзами, который, по словам Маргелова, «стремительно падает и приближается к нулю».

«И это не по вине ассоциаций, что они не хотят работать: тенденция к сокращению сотрудничества наблюдается уже несколько лет, нас приглашают только на согласование каких-то мелких или фрагментарных вопросов. По сути дела сегодня можно говорить о том, что непрерывность взаимодействия между бизнесом и властью утеряна», — резюмировал Виктор Маргелов.

https://telegra.ph/Popravki-v-Nalogovyj-kodeks--bomba-pod-ipehshnikov-08-02

Календарь МССПиР